`ID.fanfiction

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » `ID.fanfiction » Другие истории » Smile in your Sleep


Smile in your Sleep

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Автор: dead colorful a.k.a bloodlust
Название: Smile in your Sleep
Жанр: Гет,  Драма,  Повседневность,  POV, Songfic в какой-то мере.
Рейтинг: PG-13
Размер: мини, 7 стр.
Статус: закончен.
Саммари: Повествование идет о девушке Линде, которая жила совершенно обычной жизнью, пока не решилась отправиться на кастинг в музыкальную группу...
Примечание: работаю без беты, могут быть погрешности. И спасибо за вдохновение несравненным Сильверстин)

За окном третий день моросил дождик. Он то переставал, то снова набирал обороты. Если бы небо не было затянуто тучами, то было бы видно восходящее солнце. Радио из кухни оповестило о том, что начинается восьмой час.
Я стояла в коридоре и старательно расчесывала волосы. Сегодняшний день должен быть совершенно особенным. Я бы даже сказала, по особенному особенным.
Меня зовут Линда. Линда Вайлент, если полностью. Правда, вряд ли мое имя Вам что-то скажет. Моя жизнь никогда не была наполнена какими-либо особенными событиями. Но ведь у меня еще есть время все изменить, не правда ли?
Мимо пронеслась Лиз. Это моя младшая сестра, ей всего восемь лет. Она жуткая проказница, ее хлебом не корми – дай только побесится и поставить весь дом на уши. Вот и сейчас она едва ли не сшибла гитару.
Гитара – моя любовь, страсть и единственное занятие в жизни. Так уж получилось, что ничего толкового я по жизни не делала. Нет, я, конечно, закончила школу, как и общеобразовательную, так и музыкальную, да и высшее образование тоже получила. Правда, моя специальность в наше время мало где пригодна. Я – монтажник радиоэлектронной аппаратуры. Звучит гордо, не так ли? Звучать-то звучит, но на деле это абсолютно бесполезная профессия.
Сейчас я собираюсь на кастинг… в музыкальную группу. Практически год я ничем не занималась, и, в конце всех концов, мне это надоело. Я решила встряхнуться и хотя бы попытаться что-нибудь сделать.
Вчера целый вечер я настраивала инструмент. Поразительно, но я даже помню все аккорды. Как давно не играла… тем не менее, пальцы сами принимают нужное положение на грифе. Это такое непередаваемое ощущение. Его не возможно описать, или попытаться понять, опираясь на рассказ другого. Это надо испытать самому.
На самом деле, музыкальную школу я заканчивала по классу акустической классической (простите за тавтологию) гитары. Мой дражайший бас – подарок родителей на мой восемнадцатый День Рождения. Я всегда мечтала играть на нем. Правда, пришлось учится этому самостоятельно, но я смею надеется, что это вышло у меня не так уж плохо.
В группу нужен бас-гитарист, но на кастинге, почему-то, нужно сыграть на акустике или электрической гитаре. Я немного не понимаю почему, но может быть, мне объяснят это там. Надеюсь, они окажутся неплохими ребятами.
Кинув расческу куда-то на тумбочку, я придирчиво осмотрела себя в зеркале. Внешность у меня непримечательная, обычная. Тонкие и сухие волосы неопределенного темного цвета длинной немногим ниже плеч, глаза грязно-зеленого цвета с голубыми крапинками, и невысокий рост. Таких людей, как я, обычно забывают на следующий же после встречи день. Единственные мои более-менее отличительные черты – это пирсинг. Но людей с проколами сейчас тоже предостаточно, так что…
Я накинула на плечи дождевик ярко-розовой расцветки. Не особо люблю такой взрыв для глаз, если начистоту, но эта вещичка мне приглянулась и верно служит уже второй год. Я закинула гитару за спину, проверила наличие ключей, денег и проездного билета в карманах, схватила мобильник и, громко крикнув «Пока!», выскочила за дверь.
Сегодня мне должно повезти.
Просто обязано.
Но, вопреки всем моим надеждам, желаниям и ожиданиям мне не везло.
Автобус не приезжал целых 40 минут. А когда приехал, был набит битком. Кое-как втиснувшись между женщиной с громко орущим ребенком и пожилым мужчиной, я уже сотню раз пожалела о том, что вообще вышла из дома. Но отступать было некуда. Путь на выход из автобуса преграждали, по меньшей мере, 10 человек, и у меня не было никакого желания пробираться сквозь них.
Ехал автобус ну очень медленно. Я даже не знаю, можно ли вообще ехать медленнее. Когда я, наконец, добралась до места назначения, я не поверила в то, что это случилось. Но время уже поджимало и на раздумья его точно не осталось. Я поспешила внутрь.
Кастинг проходил в странном месте, похожим на Дом Культуры и Творчества и какой-нибудь продюсерский центр одновременно. Раньше я никогда не слышала ничего об этом месте, да и адрес впервые увидела. Но к счастью, от моего дома до данного места можно добраться без пересадок, на все том же злополучном автобусе.
Подобно реактивному двигателю, я взлетела на указанный этаж и кинулась по коридору в поисках нужного кабинета. Или комнаты. Ну, в общем, суть Вы поняли.
Слава создателю за то, что придумал боковое зрение. Не знаю почему и как, но нужная дверь оказалась очень неприметной. Я бы наверняка проскочила ее, ибо коридор был совершенно пуст. Но видимо все-таки удача сегодня выступает на моей стороне.
Торопливым движением пригладив волосы, я собралась постучать в дверь.
Ох, знал бы кто, сколько страха меня объяло в этот момент.
А что, если опоздала? Что, если не возьмут? Что, если я сейчас выгляжу как-то совершенно по-идиотски? Что, если только опозорюсь?
Наверное, всем знакомы подобные сомнения. Может в другом плане, или еще что, но знакомы. Признаться, я довольно часто с ними сталкиваюсь.
Но в важный моменты стоит просто откинуть все то, что Вас смущает на задний план и действовать. Я поступила именно так.
Я три раза негромко стукнула по деревяшке и открыла дверь.
Комната, конечно, не поражала своими размерами. За небольшим столиком сидели четверо мужчин в возрасте от 22 до 29. Перед ними, на маленьком складном стульчике, сидел какой-то панк и играл что-то из «Nirvana», при этом страшно фальшивя и меняя аккорды местами. Как только я вошла, они все, как по команде, обернулись в мою сторону. Это было страшно. Я уже почувствовала дрожь в коленях и приготовилась падать в обморок. Но к счастью, обошлось. Незадачливого гитариста (чья бы корова мычала…) тут же выпроводили и предложили стул мне.
- Привет, - сказал паренек, сидевший с краю. Он был самым молодым из всей четверки. Темноволосый, кареглазый, и очень бледный. А еще у него были красивые черты лица. Не сомневаюсь, он пользуется популярностью у девушек. – Меня зовут Робин. А ты?
- Я Линда, - ответила я и откашлялась. В горле пересохло. Толи от волнения, толи от бега.
- Мы рады видеть тебя на кастинге. К сожалению, у нас тут не очень людно, поэтому я надеюсь, что ты сможешь нас удивить. Что сыграешь? – продолжал говорить он.
- Сыграю? – произнесла я, доставая инструмент из чехла. – Ну… могу что-нибудь из репертуара той же «Нирваны», или, например, «Sex Pistols»… Как-то даже больше в голову ничего не лезет больше.
Наверное, я тогда очень густо покраснела. Все песни вышибло из головы, только клочки мыслей и обрывки строк бились об стенки черепной коробки. Так стыдно. Целый вечер готовилась, а тут…
- Ладно, давай Нирвану.
Заняв позицию поудобнее, я еще раз откашлялась и коснулась струн на пробу. Почему-то я была уверена, что инструмент расстроился за ночь. Но все оказалось нормально. Я заиграла.
Тогда я исполнила «Smells like teen spirit». Пожалуй, именно благодаря этому дню эта песня занимает в моей душе такое особенное место.
Песня закончилась как-то слишком неожиданно даже для меня самой. Я перевела дыхание и обвела взглядом слушателей.
- Оставишь нам свои координаты? – спросил мужчина, сидевший левее Робина. Он был коротко острижен, а руки забиты татуировками.
- Конечно,  - ответила я. – Мобильный подойдет?
- Естественно.
Я записала на бумаге свой номер и поспешила выйти. Ну, даже если меня не возьмут – я попыталась. Терять мне нечего.
Я медленно побрела на выход. Не верилось, что на деле все оказалось так… прозаично. Я ждала большего. Не знаю чего именно, но совершенно точно – большего.
Как в тумане, я добралась до остановки. Дождь не стих. Ни единого человека в округе. Я присела на лавочку в ожидании автобуса.
Минут 20 спустя на остановку пришел он. Ну, тот мужчина, который просил мои координаты. Он узнал меня и присел рядом.
- Привет, - сказала я, не зная, куда себя деть.
- Привет, - ответил он, дружелюбно улыбаясь, - Ты Линда, кажется? – я кивнула. – А я Нэйтан. Можно просто Нэйт. Приятно познакомится, - я протянула ему руку, но он, вместо того, чтобы ее пожать, легко коснулся губами. Очень неожиданный жест для меня, надо признаться. Я думала, что романтики в наше время –это как динозавры, т.е. вымерли.
Совершенно очевидно, что дальше наш разговор не клеился. Я не находила что сказать, мой новый знакомый – точно так же. Я уже была далека своими мыслями от происходящего, как его голос вернул меня в реальность, на мокрую автобусную остановку.
- Ты умеешь играть на басу? – спрашивал Нэйтан.
- Ну да, - пожала я плечами, словно отвечая на совершенно будничный вопрос, вроде «Как дела?» или «Что делаешь?».
- Здорово, - ответил он, отворачиваясь и вновь устремляя взгляд куда-то вдаль. Похоже, он не собирался разговаривать со мной и дальше, но меня такое молчание не устроило.
- А ты давно играешь в этой группе? – конечно, мне было совсем не обязательно знать ответ на этот вопрос. Но это был обычный вопрос ради того, чтобы хоть как-то поддержать беседу.
- С основания, - Нэйт растянулся в легкой и немного мечтательной улыбке. У него действительно очень красивая улыбка, да. Подобной я больше нигде и никогда не встречала. В ней есть что-то такое, что побуждает тебя улыбнуться в ответ, располагает к общению, вызывает доверие.
- Здорово, - произнесла я, отвечая Нэйтану самой дружелюбной улыбкой, на которую только была способна.
Дальше разговор пошел как по маслу. Мы много о чем говорили: о музыке, о погоде, о фильмах… всего уже и не упомнить. Пока, наконец, не пришел автобус. Помахав на прощание рукой, я отправилась домой, ощущая как будто бы крылья за спиной.
Остаток дня прошел, словно в тумане. Я бродила по квартире, натыкаясь на домашних, регулярно возвращалась к холодильнику и просто бесцельно лежала на диване. Спать я легла поздно, но с четким ощущением чего-то светлого и очень-очень хорошего в душе, чего-то такого, что приведет мою жизнь в порядок и придаст стимул жить.
Когда я проснулась, время перевалило за полдень. Есть у меня такая отвратительная привычка – опаздывать. А опаздываю я по большей части из-за того, что просыпаю нужное время подъема. Мой старший брат называет меня “ленивой задницей” и, знаете, я не могу не согласиться с ним.
Надо сказать, опаздываю я по жизни. Я всегда пропускаю удачное время для каких-либо действий, всегда узнаю все последняя, запаздываю с сообщением каких-нибудь новостей. Помнится, был такой случай, когда мой бой-френд узнал о том, что я его бросаю, прежде чем я сама узнала это. Наверное, это одно из самых забавных воспоминаний за всю мою жизнь. Хотя сейчас не об этом.
Когда я проснулась, мне сразу же в уши бросился особо противный писк, издаваемый мобильником. Это такой уникальный сигнал, оповещающий о том, что на телефон кто-то звонил. Если честно, мне довольно редко звонят. Со всеми бывшими одноклассниками я порвала связи сразу после окончания школы, с однокурсниками и соучениками по музыкальной школе и так никогда не общалась. Друзей из всяких дворовых компаний у меня тоже никогда не было… Последний раз мне звонил мой брат. Притом звонил только для того, чтобы узнать есть ли у нас соль и это было полтора месяца назад.
Тогда я даже не подумала, что мне мог звонить кто-то по какому-либо важному делу. Я встала и направилась в ванну, зевая и потягиваясь. Пока я умывалась, я и вовсе напрочь забыла, что вообще пришло какое-то оповещение. День начался в старом, привычном для меня темпе. Я долго вертелась перед зеркалом, раздирая спутанные волосы, долго искала свои особенные, домашние джинсы, и, естественно, между делом не забыла разбить кружку и отдавить коту хвост. Завтрак у меня, понятное дело, тоже сгорел. Я уже давно не питаюсь ничем, кроме хлопьев с молоком, а тут вдруг на меня снизошло озарение, и я решила поджарить яичницу…
В общем, в самый разгар этих эпических событий, мой телефон зазвонил снова.
Невзирая на уже слишком подозрительный запах горелого, крики домашних и вой кота, которому я снова отдавила хвост, я ломанулась за мобильником и схватила его буквально за секунду до того, как сработал автоответчик.
- Да? – произнесла я намеренно равнодушно-спокойным голосом, на автомате начиная приглаживать волосы.
- М, привет, это Линда? – в голосе я узнала Нэйтана, с которым познакомилась вчера.
- Привет, да, - ответила я ему. Руки мои с волос перешли на одежду и стали теребить край кофты.
- Беспокоит тебя Нэйтан, э…
- Да, я помню тебя, - как-то слишком грубо прервала я его.
- В общем, ты прошла кастинг. Через пару часов мы собираемся на репетицию, сможешь подъехать?
- Конечно, без проблем.
Нэйт продиктовал мне адрес и попросил захватить мой бас. Мы распрощались. Я, не глядя, метнула телефон куда-то в сторону дивана и вылетела в коридор, едва ли не отплясывая вальс. Подхватив кота на руки, я закружилась вместе с ним. Меня переполняли счастье, радость,  мне хотелось смеяться и плакать одновременно. Подумать только, прошла я, я, которая несколько лет не держала гитару в руках, я, которая опоздала черт знает на сколько!
Опустив животное на пол (а кот, кстати говоря, тут же скрылся с моих глаз, по всей видимости опасаясь второго приступа безграничной любви), я направилась на кухню, где мой брат доедал бутерброд. Без всяких предупреждений я кинулась ему на шею, просто оттого, что мне надо было куда-то деть свои эмоции. Он, в свою очередь подавился и уставился на меня крайне удивленными глазами.
Я понеслась обратно в свою комнату, даже не потрудившись объяснить братику что это за внезапный приступ эмоций у меня был. Крайне довольная своей жизнью, я рухнула на кровать и прикрыла глаза. В голове рисовались яркие картинки моего счастливого будущего. Казалось, протяни руку и все.
Мой бывший постоянно звал меня “катастрофочкой”. Конечно, странноватое прозвище для любимого человека, но оно не без оснований. Я на самом деле человек-катастрофа. У меня постоянно что-нибудь ломается, портиться, разрушается. Я постоянно получаю какие-нибудь травмы, спотыкаюсь на ровном месте. Кажется, что я никогда не была счастливая настолько, что просто счастлива и что все отходить куда-то назад и больше не тревожит. Если идти на чистоту до конца, меня постоянно преследуют неудачи. Начиная от нереально масштабных и заканчивая самыми мелкими и обыденными, вроде сгоревшей яичницы.
Кстати, о сгоревшей яичнице.
Я принюхалась. В воздухе витал запах дыма. Ну что это такое!
Мне пришлось подняться и понестись на кухню. На сковородке мирно тлели какие-то… угольки, источая столь неприятный аромат. Я схватила посудину и торопливо уложила ее в раковину. С чувством выполненного долга я направилась собираться на репетицию, дабы не упасть в грязь лицом. Мне предстояло привести себя в порядок, настроить бас и себя на творческий лад.
Ровно 45 минут спустя я вышла из дома в полной боевой готовности. Путь предстоял неблизкий, да и зная себя я могла с легкостью предположить, что уеду куда-нибудь не туда, куда надо, и под влиянием этих факторов я решила отправиться на репетицию пораньше.
Поймав такси, я сунула водителю бумажку с адресом, а сама забралась на заднее сиденье, прижимая к себе драгоценную гитару. Денег у меня не особо много, но что поделать, сунуться в общественный транспорт с дорогостоящей аппаратурой я не рискну.
Добралась я относительно быстро. Правда, еще минут двадцать блуждала по району в поисках нужного здания. Раза три я прошла мимо него, и только на четвертый додумалась заглянуть во внутрь небольшого дворика. Там расположилось низенькое зданьице, домик-коробочка, изукрашенное какими-то странными рисунками, надписями… судя по всему, мои новые коллеги снимали для репетиций клуб или что-то подобное.
Было немного боязно входить. Но, все-таки, надо сделать первый шаг. Если не сработаемся – ну и ладно, я всегда смогу уйти (надеюсь).
Я потянула дверь, которая оказалась очень тяжелой, на себя и заглянула внутрь. Ну да, клуб. Типичный клуб, каких множество. Вдали виднелась низенькая сцена и бар, я же находилась около гардероба. Не раздеваясь и переобуваясь, и почему-то, задерживая дыхание, я прошла дальше, в зал.
Там сидели те самые ребята, с кастинга. Они подключали свою аппаратуру, а мой знакомый, Нэйтан, сидел на краю сцены в обнимку с неизвестной мне девушкой-блондинкой.  Я тихонько кашлянула и они все, как по команде, обернулись на меня.
Это было страшно. Почему-то моей первой мыслью было «Они сейчас засмеются». Я, наверное, странновато смотрелась в своем неизменном ярко-розовом дождевике, такого же цвета кедах, в футболке с Куртом Кобейном и вся увешанная какими-то цепями. Но никто не засмеялся. Нэйт приветливо улыбнулся, чмокнул ту девушку в щеку и спрыгнул ко мне.
Он взял (хотя, вернее сказать схватил) меня за руку и потащил к остальным. Те, в свою очередь, отвлеклись от своей работы и смотрели на меня с непонятным… интересом.
- Это Роб, Роджер и Рич, - поочередно представил мне ребят Нэйтан, - ну а мы с тобой уже знакомы, - продолжал он, однако я слушала его лишь краешком уха. Внимание мое было где-то далеко-далеко, - Это Лилит, - он указал на блондинку, та  махнула мне рукой. Я кивнула ей в ответ. – В общем, теперь мы все вместе. Надеюсь, сработаемся, - он ободряюще похлопал меня по плечу. Хотя, возможно, Нэйт просто заметил, что я в своих мыслях где-то далеко и решил вернуть на землю.
Он довел меня до сцены и пригласил присесть на краешек. Я не отличаюсь высоким ростом и обычно мне приходиться прыгать. В особенности, если нужно достать что-то с верхней полки. Но сейчас обошлось.
Я потянула ремешок от гитарного чехла и полторы секунды спустя уже сжимала гриф инструмента в руках. Бережно прислонив его к опоре, я, наконец, села. Страх прошел. Я была больше, чем уверена, что попала в замечательный коллектив.
Репетиция прошла отлично. Посидели, поговорили о том и о сём, ребята сыграли мне кое-что из своего репертуара. Договорились, что я оставлю свой бас здесь, а к следующему разу еще привезу усилитель.
Единственное, что омрачало мое солнечное настроение – слишком злые взгляды Лилит. Она была очень симпатичной, я бы даже сказала красивой, но эта непонятная злоба в глазах портила все впечатление.
Распрощались мы тепло, совсем-совсем по-дружески. Я самой натуральной летящей походкой зашагала в сторону остановки.
Таких подъемов настроения я за свою жизнь не переживала никогда. В душе играла цветомузыка, мозг громко распевал песни, а глаза видели все в исключительно ярких цветах, даже не смотря на опустившееся на улицы сумерки.
В общем, так и пошло-поехало. Ежедневные репетиции по пять, а иногда и по шесть часов отнимали все мое свободное время. Но я, кстати, и не была против этого.
Спустя месяц упорных тренировок мы все-таки решились выступить. Я долго пыталась отговорить ребят, но в конце концов, угомонилась. Страху надо смотреть прямо в глаза, не так ли?
В своей юности я нередко бывала на рок-концертах. Смотреть на кумиров из зала, двигаться в такт музыке, заполняющей все пространство, умирать и воскресать вновь с каждым звуком – это действительно незабываемо. Но стоять на сцене, чувствовать поддержку зала, слышать восторженный рев фанатов – это, поверьте мне, куда незабываемее. После первого выступления я разрыдалась там, в гримерке. Меня просто переполняли эмоции, я даже не думала, что способна чувствовать столько всего в одну-единственную секунду. Чувствам всегда нужен выход. Мои нашли его в слезах.
Но, правду говоря, я до сих пор не понимала причину недовольства со стороны Лилит. Она была девушкой Нэйтана, и, видимо, дорожила им, но ведь не до такой же степени, чтобы в каждого случайного прохожего едва ли не молнии метать. Конечно, Нэйт был замечательным парнем, добрым и отзывчивым, но мне он как-то не особо симпатизировал. По крайней мере, тогда.
Концертные вихри впечатлений со временем стали входить в привычку. Это как с наркотиками. Сначала даже от маленьких доз испытываешь нереальный кайф, а спустя некий срок тебе не хватает даже доз, граничащих со смертельными.
Событие, которое перевернуло происходящее со мной, произошло спустя полгода с того момента, когда я присоединилась к группе.
Начиналась осень. Был выходной день. Робин отмечал День Рождения. И, конечно же, вся наша группа дружным составом была приглашена. Небо было затянуто унылыми серыми тучами, но все прибывали в отличном расположении духа. Только Нэйтан отличался от всех нас и других приглашенных. Он ходил, как в воду опущенный. Мне было непривычно видеть столь веселого и позитивного человека таким мрачным и угрюмым. Сколько я его помнила – он всегда улыбался в лицо проблемам, никогда не сдавался и не отступал.
Нэйт исчез сразу после того, как включили музыку.  Пока я танцевала и веселилась вместе со всеми, я как-то даже не вспоминала о том, что он, такой унылый, где-то тут, рядом.
Но спустя полчаса дикого отжига я все-таки решила взять пятиминутный перерыв и выбежала на крыльцо дома, чтобы отдышаться и покурить.
Именно там я и застала Нэйтана.
Его взгляд был устремлен куда-то вдаль, он, вроде как, даже не замечал разбушевавшегося ливня. В одной руке Нэйт сжимал бутылку дешевого пива, наполовину наполненную дождем, а в другой потухшую сигарету. Он облокотился на лестничные перила,  вся его осанка выражала неясную скорбь.
- Эй,  - окликнула я его, останавливаясь рядом, - почему ты такой печальный?
Нэйтан обернулся и посмотрел как будто бы сквозь меня.
- С Лилит расстались, - негромко сказал он, отворачиваясь обратно.
Больше комментариев мне и не требовалось. Я знала, что он действительно любит ее.  Но, если честно, я даже не думала о том, что разрыв с этой злобной блондинкой настолько его расстроит. Я хотела спросить о том, что между ними произошло, но почему-то… не спросила.
В тишине, нарушаемой лишь постукиванием дождя о козырек, мы простояли еще минут семь. Я уплыла куда-то далеко на корабле своих мыслей, однако голос Нэйта нарушил мои размышления.
- Лин… - позвал меня он. Я повернулась к нему, откидывая с лица несколько прядей волос. – Поцелуй меня.
Не риску утверждать, но, наверное, в тот момент у меня отвисла челюсть. В голове моментально забились тысячи вопросов вроде «А ты точно об этом не пожалеешь?» или «Ты уверен, что этого хочешь?», но выдавить из себя я смогла только что-то крайне нечленораздельное.
И тогда он решил действовать сам.
Откинув сигарету в сторону и оставив пиво на произвол судьбы, он моментально обхватил меня за талию и притянул к себе. В следующее мгновение Нэйтан накрыл мои губы своими.
Я уже говорила, что я низкая? Так вот, Нэйт выше меня на целых полторы головы. Это выглядело странно – здоровенный мужчина , согнувшись в три погибели, обнимает низенькую, тощую девушку, которая совершенно безвольно стоит, отпустив руки.
Но подобная картина продолжалась недолго. Я привстала и обняла его в ответ. Если честно, я до сих пор не могу понять, что его подвигло на этот поцелуй. Мне остается только догадываться о чем он думал в этот момент. Может, представлял на моем месте Лилит.
Я немного отстранилась от Нэйта через минуту. Он поглядел на меня с каким-то непонятным сожалением и выпустил. Я вернулась в дом.
Остаток дня я провела в стороне от праздника. Просто не было настроения веселиться. И Нэйтана я сегодня больше не видела…
Нэйт не появлялся на репетициях целую неделю. Я серьезно беспокоилась за него, но остальным, похоже, было все равно. Но появившись, он сходу представил всем свою новую девушку.
Ее звали Дженнифер, и она была совершенно не похожа на Лилит. У нее были короткие волосы шоколадного цвета, теплые карие глаза и добрейшая улыбка. Казалось, что ей не хватает только фартучка в рюшах и подноса с домашней выпечкой.
В течение репетиции он умудрился украдкой шепнуть мне, что сожалеет о произошедшем на крыльце. Я лишь легонько кивнула ему, показывая, что услышала его слова.
В остальном же все было по-прежнему. Кроме моих мыслей.
Почему-то Нэйтан никак не желал из них проваливать. Каждый раз, когда он улыбался, сердце замирало. А когда он принялся в шутку петь серенаду Дженни,  меня с головой захлестнула обида и я, изображая чуть ли не предсмертные конвульсии, скрылась из зала.
Демонстративно громко кашляя, я забежала в уборную и там села прямо на пол. Ноги меня не держали. Внутри все крутилось и вертелось. Меня трясло, только не понятно отчего. 
Я сидела, бесцельно разглядывая противоположную стену, пока робкий стук не донесся до моих ушей.
- Ну? – буркнула я.
В поле зрения появился Робин. Он встал напротив и наклонился ко мне.
- Как ты? – спросил юноша.
- Никак, - совершенно честно ответила я, пожав плечами.
- Пойдем? Тебя ждут, - Роб протянул мне руку, чтобы помочь мне встать. Я схватилась за нее и скоро уже снова стояла на своих двоих. Он, почему-то не выпуская мои пальцы из своей ладони, повел в зал.
Я, стараясь не смотреть на Нэйта и Дженни, взобралась на сцену и взяла свой бас.
- Продолжим?
Как же это глупо – влюбляться.
Так и тянулись дни за днями. Никогда мы с Нэйтаном не разговаривали душевнее, чем тогда, на остановке. Когда только познакомились. Никогда мы не были друг к другу ближе, чем тогда, на крыльце. А сейчас мне пришлось скрыться в чужой тени и уступить счастье другим людям. Впрочем, такое бывало уже. И бывало не раз. Мне не привыкать.
Можете назвать меня слабохарактерной, да. Наверное, Вы не ошибетесь. Но я не могу ничего сделать с этим. Я просто сдаюсь. Не умею сражаться. Все, на что меня хватает – изобразить конвульсии и смыться под шумок.
Каждый раз, когда я видела как Нэйтан обнимает Дженнифер, мое сердце болезненно дергалось. Если их не было в моем обзоре – все хорошо. Но как только я их видела, все сразу становилось плохо.
Мое и без того мрачное настроение еще более омрачилось известием о смерти моей любимой бабули. Я не видела ее лет с семи-восьми, но тем не менее горячо любила и каждое Рождество и на каждый День Рождения отправляла милейшие открытки с самыми теплыми пожеланиями, на какие только была способна. Она жила в Америке, Лос-Анджелесе. Я бы не простила себе, если бы не простилась с ней. И посему первым же рейсом вылетела на другой континент.
После смерти близкого тебе человека в душе всегда образуется дыра. Глубокая дыра, которую нельзя ничем заполнить. Ее можно припорошить пеплом, но стоит только подуть – и она снова здесь, как будто бы и не исчезала.
Похороны выпали, вопреки всем законам жанра, на ясный и солнечный день. Я, глядя на опускающийся в землю гроб, не смогла сдержать слез. Подумать только… больше мне некому отправлять открытки на Рождество. Больше я никогда не расскажу бабуле какую-нибудь очередную байку, которые она так любит. Я больше никогда не возьму ее за руку. Как жаль, что я не успела сделать это при жизни.
В Америке я решила не задерживаться. Смысла не было. Через три дня после похорон я уже сидела в аэропорту и собиралась возвращаться домой. Рейс задерживали. От нечего делать я наблюдала за чудаковатой красноволосой девушкой, которая доказывала тучному мужику в синей рубахе с изображением пальм, что ему необходим третий подбородок на лбу. Да, видать фантазия у этой дамочки хоть куда.
Наконец объявили посадку. Я поднялась, взяла свою старую добрую акустическую гитару, нацепила темные солнцезащитные очки, и, схватив чемодан за ручку, направилась на взлетную полосу. Совсем скоро я буду дома. Возможно, я найду в себе силы признаться Нэйтану. Возможно, он ответит мне взаимностью. Возможно, мы будем счастливы.
Душу мою грызло какое-то странное беспокойство. Я почему-то сильно волновалась. Только волноваться было нечему. Одна из самых надежных авиакомпаний. Один из лучших рейсов, которые она может представить.
Только кто же знал, что этот рейс окажется рейсом в никуда?..

+2

2

рассказ хороший, понравился. Только вот гложет меня ощущение незаконченности.
Самолет разбился?

0

3

LeSileiL
ну, можно и так сказать)

-

это, можно сказать, отрывок из биографии ролевого персонажа, хоть и писалось с начальным и конечным назначением рассказа. После этой сцены и начинался ролевой отыгрыш. Самолет совершил экстренную посадку на необитаемом острове, на котором ставили эксперименты на людях, а затем некто очень нехороший уничтожил и сам самолет. Так что все пассажиры там и остались. Посреди атлантического океана, безвести пропавшие люди)

0

4

Прекрасный рассказ. Прочитала прям на одном дыхании. Интересно и затягивает.)

0


Вы здесь » `ID.fanfiction » Другие истории » Smile in your Sleep


Создать форум © iboard.ws