`ID.fanfiction

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » `ID.fanfiction » Другие истории » Падший ангел


Падший ангел

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Автор:
Дориэль
Название:
Падший ангел
Рейтинг:
Не разбираюсь в рейтингах х)
Саммари:
Что делать, если тебя забрали из детского дома в возрасте шести лет? Сдали на эксперименты ради развития медицины, сказав при этом, что это огромная честь? А если из-за этого ты пропустил двадцать лет собственной жизни, а заодно и встретил конец этого мира? Правильно, не нужно отчаиваться, ты ведь такой не один. Тем боле есть множество людей с судьбами и похлеще, которые даже не знают, что было до гибели мира. Жанр: постапокалиптика, кибер-панк, драма, юмор, фантастика
Примечание:
Публиковать где-нибудь только с моего разрешения (Т_т накипело)

+1

2

Падший ангел. Глава 1. Дороги пересекаются

Шаг в бесконечность – полная потеря самого себя. Шаг обратно – нахождение нового я. Стоять на месте не имеет смысла, нужно идти, выбирая нужное направление, которое укажет сердце, скованное цепью этого мира. Грязного, противного, искаженного людьми так, что хочется умереть. Может, там будет по-другому. Скорее всего, нет. Мир один, нужно лишь взглянуть на него под другим углом, что бы найти хоть что-то хорошее, радужное в череде оттенков серого.

А мы…. что мы можем сделать? Люди говорят, что ничего, ведь мир уже давно погиб. Нет больше того, что мы – Элии видим на старых фотографиях. Это было давно, но так хочется посмотреть хоть одним глазком на настоящее голубое небо, вместо этого черно-рыжего купола, простирающегося над головой. Здесь больше нет зелени, ярких оттенков полей, заросших цветами. Лишь вялое подобие всего этого, генерируемое местным компьютером. Но я доволен и этому, потому что являюсь одним из немногих, кто видел хоть что-то. Счастливчик? Нет… Я присутствовал при гибели этого мира, но был не в силах помешать тому, что происходило. Слаб, никчемен, беспомощен. Но сейчас не имею права об этом говорить, ведь стал изгоем, которого уже не примут в общество.

Лабораторная крыса, над которой проводили эксперименты. Игрушка для местных ученых, которая не в состоянии сказать, что нравится, что нет. Я просто не мог сопротивляться, да и не хотел. Давление взрослых, их радость за меня всегда придавала каких-то мистических сил, ведь это – один из первых экспериментов по созданию сверх-человека. Не в том смысле, в котором все привыкли слышать это понятие, а совершенно в другом. Это было скорее развитием медицины, нахождением лекарства от всех болезней, включая уродство, эмоции, чувство боли.

Никогда не забуду, как меня забирали из детского дома, хоть мне тогда и было всего шесть, но данное воспоминание уже не стираемо, потому что теперь я вообще не в состоянии забывать. Злая шутка. Не знаю, но такое чувство, что количество информации в голове скоро превысит лимит и разорвет ее на мелкие кусочки, осколки знаний человечества.

Как же я был глуп, ведь мог сбежать, уйти от такой ответственности, но сейчас сделать уже ничего не возможно, я не могу сделать шаг ни назад, ни вперед, только в сторону, параллельно движению, оставаясь все на том же уровне, что и был раньше. А все потому, что я был слишком примерным, запуганным взрослыми и просто послушным ребенком без собственных принципов и даже надежды на будущее. Может именно из-за этого меня и выбрали. Не знаю, но первое, что я почувствовал при виде тех, кто решил усыновить меня и еще нескольких детей, сразу впал в ужас, забился в угол комнаты, что меня практически выносили из родного дома насильно, закутав в ярко-оранжевое банное полотенце.

- Вы не обращайте внимания, он всех боится! – распиналась воспитательница, еле поспевая за статным мужчиной преклонных лет. Тот лишь отстраненно сжимал в руках небольшой яркого цвета сверток и продолжал движение по направлению к выходу. В его взгляде не было осмысленности, лишь пустота и холод, которые пронизывали все вокруг. Он был марионеткой других, более могущественных людей. Каких, я узнал только по прибытию в центр, но сейчас не об этом, все еще впереди. Ведь тогда я лишь боялся, сжимаясь в компактный клубок и укрывая голову рыжей тряпкой, что бы даже кончика волос видно не было. Так меня впечатлило все происходящее.

А кого не впечатлит, когда в совершенно обычный сельский детский дом приходят люди в деловых костюмах, держатся гордо и холодно по отношению к окружающим. Подписывают какие-то документы, а те, кого ты давно знал, загадочно улыбаясь, передают вас на руки незнакомцам. Причитают о том, что вы должны вести себя прилично, ведь это такая честь и скоро все мы будем на первой полосе самых известных газет. До поры до времени я и сам верил в эту сказку, только потом понял, что сам больше никогда не увижу ни газет, ни журналов, ни даже настоящего неба над головой.

Закинув нас какую-то белую газель, мужчины ушли, оставив привыкать к темноте, ведь все окна были завешаны. Наверно для того, что бы мы не смогли запомнить пути, да и никто не пытался. Неизвестность пугала, лишь мерный звук мотора машины нежно убаюкивал, заставляя прижаться друг к другу, забыть весь этот ужас, пусть он будет простым сном. И когда мы проснемся, то снова будем в своих привычных постелях, вокруг друзья, воспитатели. Но нет, каждая кочка и звонкие удары какой-то железяки о корпус нашего средства передвижения, всегда возвращали в реальность, не давая уснуть.

Мое полотенце уже стало общим достоянием, под ним пытался укрыться не только я, но еще и какая-то девочка. По виду она была немного старше. Ее белесые завитки волос забавно подпрыгивали, а в глазах стояли слезы. Она не плакала, она держалась, старалась быть сильной, но до конца не получалось. Не возможно успокоить себя, когда вокруг стоит детский ор. А если ты сам ребенок, то тем более, эмоции накатывают волнами. Иногда кажется, что все, ты спокоен, но через мир снова хочется рыдать. А девочка мужественно держалась, куталась в мое полотенце и что-то тихонько шептала на незнакомом мне языке, а может просто, настолько непонятно, что разобрать слова я был не в состоянии.

Не знаю, что на меня тогда нашло, но взглянув на нее в моем сердце родилось чувство отстраненности от всего, оставив лишь маленький огонек теплоты где-то в глубине сердца, захотелось успокоить дитя, но я не знал как. Я даже не имел понятия, как зовут мою соседку, все-таки она мне раньше никогда не встречалась. Скорее всего еще один несчастный ребенок, которого забрали по пути.

- Я – Гайс… - собрался я с духом и прошептал ей на ухо так, что бы только девочка могла слышать мои слова. Та вздрогнула и неосторожная слеза покатилась по щеке, но тут же была вытерта рукавом.

- Лиза… - все такой же тихий разговор, не слышный для других. Им все равно до нас нет дела. – Почему они нас забрали?

Я на секунду задумался, ведь сам не знал ответа на этот вопрос, поэтому и правду сказать не мог. А хотелось поддержать, обнадежить Лизу, которая тоже решилась заговорить . Так что я подполз поближе, прижавшись спиной к холодной двери автомобиля. А заодно и подозвал девочку, что бы устроилась поудобнее.

- Будут делать из нас супер-героев! – голос немного дрогнул, но новая знакомая не обратила на это внимания, или же просто не хотела расстраиваться еще больше. По ее губам скользнула легкая улыбка. Я тоже не сдержался, улыбнувшись почувствовал, как еще один камень ломается и сваливается с души, освобождая место безразличию к ситуации.

- Супер-геров? – прошептала она, но тут же затихла. Опора под спиной исчезла, что мы чуть не упали, но тут же были подхвачены ледяными руками того старика, который еще в самом начале нес меня к машине. Холод снова пронзил все тело, не оставив в голове ни одной мысли. Они перестали метаться, просто очистили разум для новой информации, сделав меня покорной куклой в руках мучителей. Лиза же выглядела совсем подавленной, она закрывала лицо руками и вместе с остальными детьми, которые толпились вокруг, пятилась назад. Отстраняясь от меня все дальше и дальше.

Лишь потом она сказала, что тогда мои глаза остекленели, и я стал похож на того взрослого, который уводил из домов детей для экспериментов этой лаборатории.

Нас было десять, все разные, но у всех не было родителей. Именно это объединяло детей, ведь на их глазах умирали те, кто был дороже всех. Кто-то в бандитской разборке, кто-то от передозировки наркотиков, а кто-то попал в автомобильную катастрофу. Страшно, но это почему-то сплочает, делает нас одной командой, которая будет держаться за каждого члена немногочисленной компании детей.

- Итак, - лекторским тоном начал старик, который только недавно показался из огромного дома викторианской эпохи. Мужчина стоял на высоких ступенях, опираясь руками на перила. Он не был ни страшным, ни холодным. Просто обычный человек, который как-то невольно становится твоим собственным дедом. Располагает к себе яркой улыбкой, заставляет поднять головы и смотреть прямо в глаза, открывать рот от восхищения и главное – переставать лить слезы. – Все вы – он обвел поляну перед домом руками, где собралась кучка запуганных детей. – были собраны здесь для одного очень важного дела. Я думаю, вы меня поймете, хоть еще и очень маленькие, что вы были отобраны из миллионов претендентов для участия в одном грандиозном эксперименте. Вам выпала огромная честь стать первопроходцами теории Шризера. Что это за теория вы пока понять не сможете, но в процессе обучения, то есть через несколько лет вы будете из себя представлять совершенных людей, о которых мечтала вся планета с времен ее основания. Меня можете звать дедушкой Гире, я буду вашим наставником на протяжении всего процесса обучения. Это – взгляд в сторону молоденькой девушки, стоящей неподалеку. – Нина. Она ваша новая воспитательница и любимая мама.

Дети загомонили, ясно почувствовав, что ничего плохого с ними делать не собираются. Лишь я пробрался в задние ряды и смотрел куда-то в сторону, где был огромный цветочный сад. За ним присматривал довольно молодой садовник, который, завидев мой интерес, заигрывающе подмигнул. Пришлось не искушать судьбу и продолжать слушать старика, который до сих пор распинался на пространственные темы.

- Это Ниндер. Он наш садовник и очень хороший молодой человек. К нему вы можете всегда обратиться за помощью. Уверяю вас – он не откажет.

Значит Ниндер. Интересное имя, как будто пришедшее из сказки.

- Далее Мар. Он охранник, который будет наблюдать за вами и имеет полное право наказать за неповиновение. Запомните, вы не имеете права покидать территорию поместья. За его стенами вас не ждет ничего хорошего, поэтому постарайтесь не совать нос в чужие дела, которые уходят далеко за пределы этого дома. А теперь я бы хотел услышать ваши имена. Начнем с того, кто стоит дальше от меня. Да, ты…

- Я… - мои мысли резко спутались, я не думал, что внимание старика так резко переключится на меня, заставив впасть в замешательство. Ведь я с этого момента хотел быть тем, кто не будет подчиняться правилам. Но я замешкался, порвал хрупкую цепочку своего собственного убеждения. – Гайс! – уже более уверенно сказал я, стараясь изобразить на лице гордость.

- Молодец. Значит так, Гайс, ты будешь жить  в комнате на втором этаже. Это единственное место, которое может быть предназначено для первенца. Да, да… ты не ослышался. Ты будешь номером один, но это только по порядку, а не силе или значению. Поэтому гордиться еще рано, ведь именно от тебя будет зависеть весь эксперимент… Так, теперь следующая… Вы молодая леди в розовом комбинезоне…

И пошло поехало. Дедушка Гире распределял всех по комнатам, присваивая порядковые номера. Казалось, что он делает это совершенно без всякой логики, указывая на первого попавшегося ребенка, давая ему новое имя и магнитную карту от комнаты.

Сай стало моим новым именем. Немного не привычно, я даже не сразу понял, что обращаются ко мне, но потом привык. Хотя  этот процесс занял не так много времени – всего месяц, но ассоциировать себя с этим именем я почему-то боялся, ведь местный садовник сказал его перевод, правда я до сих пор не знаю с какого языка, но Сай означает – «огненный ангел». Скорее всего подобрали по цвету моих волос, огненно рыжие, в некоторых местах даже видна краснота, будто на голове самый настоящий пожар.

- А теперь прошу всех запомнить свои имена. Именно по ним я и остальные учителя будем к вам обращаться. И никак иначе. Вы должны забыть свою прошлую жизнь, теперь ее нет.  Да, пока не забыл, взгляните на те карты, которые достались вам. Это ключи от комнат, где вы будете жить, так же они открывают и другие помещения, как библиотека, столовая и некоторые учебные классы в определенное время. На них же записывается количество баллов, полученных за правильное выполнение задания, оно влияет на некоторые преимущества в поместье. О них вы узнаете позже. А сейчас идите в комнаты. Там лежит ваша новая одежда. Перед примеркой каждый обязан посетить душевую комнату. Все. На данный момент, думаю информации достаточно. – старик развернулся и, показывая на собственном примере, зашагал в гигантский дом. Мы же неровной стайкой ринулись за ним, глядя во все глаза на то великолепие, которое украшало коридоры.

Красиво, просторно. Что еще сказать. Да ничего, мне, как ребенку, на это было наплевать. Все равно не понимаю принципа украшательства. Разве что глазам приятно, а остальное само приложится.

- Так, здесь мы расстаемся! – старик указал в сторону широкой лестницы, которая поднималась на второй этаж. – Кто-то пойдет выше, кто-то останется на этом этаже. Так что до встречи, мои юные друзья!

Подбежав к лестнице я невольно удивился. Ковер, перила, сами ступеньки: все сделано так, будто взлетаешь вверх. Идти легко и приятно, нет той тяжести, с которой обычно уходишь в «свою комнату». А тут, такое ощущение, что счастье заражает всех вокруг. И это не понятно, как-то пугающе, хоть и улыбка никак не может покинуть лица.

Несколько шагов вверх, потом налево и еще раз налево и вот уже я стою перед высокой дверью. В ней нет замочной скважины, только какой-то датчик, который мигает красным светом, и небольшое отверстие для карты. Попытался засунуть туда свой ключ, но дверь выплюнула его обратно, замигав красной лампочкой еще интенсивнее. Повторил попытку, после чего во второй раз получил картой в лоб.

Если так не вставляется, нужно перевернуть. Подействовало, зеленый свет сопровождающийся тихим пиликаньем открыл мне вход в комнату. Думал, что там будет так же уютно, как и в коридоре, но нет. Стены белые, окно во всю стену. Как такое может быть не понятно, ведь снаружи таких огромных проемов нет. Но это еще цветочки. Ягодки потом.

Комната оказалась практически пустой, только кровать, стол и стул. Больше ничего. Даже в детском доме такой интерьер назвали бы скудным. Нет ни книжных шкафов, ни отделений для одежды и обуви. Будто здесь не человек должен жить, а какой-то робот, которые стали популярны совсем недавно, как средства для уборки помещений или просто помощники. У нас такой тоже был. Правда, со странностями, но свою работу выполнял исправно.

О, еще одна дверь. Я бы ее не заметил, если бы не подошел к стене вплотную. Дверь отъезжает вверх, создавая иллюзию того, что попал на какой-то космический корабль, и я оказываюсь в еще одной небольшой комнате. Совсем маленькая, тут даже пару шагов сделать трудно, что уж говорить о том, что бы бегать или заниматься чем-то еще. Но не успел я этого сообразить, как остался в этой комнате в полном одиночестве, то есть дверь захлопнулась и теперь даже не известно с какой стороны она была до этого. Белые гладкие стены не дают даже намека на ее присутствие.

- Вас приветствует система очистки БИО-организмов. Положите ладони на два зеленых круга перед собой.

На одной из стен зажглись два пятна, но я даже не думал положить на них свои конечности, просто с круглыми глазами наблюдал, как меняется обстановка.

- Положите ладони на два зеленых круга перед собой. – повторил голос.

Ладно, положим, и что будет?

- Проводится сканирование.

Белая сеть прошла сквозь мое тело, заставив засмеяться. Было щекотно, что я чуть ли не сгибался от рефлексов организма. Но не тут было, руки будто прилипли к стене, а ноги просто не двигались.

- Сканирование завершено. Положите одежду в контейнер, и операция будет завершена.

Не успел я задать вопрос о каком-то контейнере, как смог опустить руки, а перед глазами выехала небольшая полая часть стены, куда и должны были быть отправлены мои вещи. Ничего не соображая, я стянул с тебя футболку, бросив ее в указанное место. Ящик с громким щелчком захлопнулся, а система повторила что-то про вещи. То есть она съела мою футболку и хочет еще?

Беспредел… А ну отдавай мои вещи. Я застучал кулаками по стене, которая только что проглотила майку, на что голос еще раз повторил свою тираду и снова выдвинул ящик, который оказался пуст. Зато мои действия привели к еще одному изменения в комнате, задняя стена стала прозрачной. В принципе, меня это пока мало волновало, я еще не разобрался с одеждо-едом.

- А ну отдавай, бессовестный зверь! – лупил я ящик, тот в свою очередь пищал, предлагая бросить в него остальные вещи. Я благоразумно этого не делал. Не хочу остаться голым в незнакомом месте.

- Перекодировка системы.

Что? Не понял я, потому что фраза резко отличалась от предыдущих десяти, которые были полностью идентичны. Но мой вопрос был проигнорирован не только этой пресловутой системой, но и сознанием, которое не успело что-либо сформулировать, потому что сквозь меня снова прошел какой-то луч, но на этот раз он был очень горячим и просто напросто сжег одежду так, что от нее даже пепла не осталось. Ожогов я не получил, но было как-то неприятно осознавать, что с тобой могут делать все, что угодно, даже об этом не спрашивая.

Следующей неожиданностью было открытие каких-то невидимых кранов с водой и такое же их закрытие. Зато сам я закипел, хотелось кого-нибудь придушить, но на их счастье в комнате я был один, только механический голос портил всю картину.

- Проводится дезинфекция помещения. Окончание процедуры через три, две, одну секунду. Приятного проживания.

И дверь открылась, выпуская меня из этой камеры мучений.

+1

3

Глава 2. Открыть глаза

Я совершенно не знал, что нужно делать. Мысли спутались, устроив забастовку в голове. Хотелось то ли вернуться обратно в эту камеру пыток и добиться у нее возвращения моей одежды, то ли наоборот убежать, завернувшись в простыню, все-таки здесь действительно неуютно.

Последний вариант почему-то оказался тем, который запал в душу, выбросив все остальное в воображаемую мусорку, как совершенно не нужные. Но при приближении к кровати ничего похожего на постельное белье, в частности простынь, я не обнаружил. Может мне это только показалось или я действительно сплю, создавая в воображении что-то совершенно не свойственное этому миру.

Нет, ущипнув себя, как учили воспитатели, я почувствовал резкую вспышку слабой боли. Значит, не сплю, но почему тогда вместо обычного спального места мне предоставили это – бледно-голубую пластину, висящую в нескольких сантиметрах от пола. И ведь не падает. Даже не качается, когда к ней прикасаешься или толкаешь со всей силы.

- Что за фигня? – вырвалось у меня, когда я уже отчаялся что-либо сделать с этим странным предметом интерьера. Запрыгнув на него, просто улегся, подложив под голову что-то мягкое. Стоп! Мягкое?

Здесь ничего не должно быть кроме меня и самой пластины. Наверно… Развернувшись, уставился на небольшой сверток все того же белого, уже надоевшего за эти несколько часов, цвета. Интересно, как он сюда попал, тем более так, что я не заметил.

Ладно, в этом потом будем разбираться. Как, когда или вообще где, сейчас это совершенно не важно. Главное понять, что же это такое. Исходя из объяснений того деда, который нас сюда привез можно предположить, что в свертке находится одежда, приготовленная каждому ребенку. Проверим! Разорвав тонкую упаковочную пленку, я наткнулся на вторую проблему. Здесь тоже был замок, а ими я пользоваться еще не научился. Стоит лишь вспомнить тот момент, когда пытался открыть дверь.

Придется быть умным мальчиком или же просто упорным и все-таки воткнуть карточку нормально, что бы та не выдавалась обратно. А так как я читать умею, хоть и по слогам, то смысл на ней написанного скорее всего пойму.

Нет, не пойму. Штрих коды я разбирать точно не умею, а именно с помощью них там что-то написано. Есть, конечно, еще и магнитная линия. Пусть она будет первым опознавательным знаком, а вот второй сейчас сами сделаем, немного надкусив карточку, что бы было видно, какую ее сторону я уже пробовал, а какую нет. Задумка удалась, минуты через две я, наконец, понял какой стороной в замок вставлять эту гадость. Могу сказать одно, удача в этот день точно не на моей стороне. Из всех четырех вариантов положения карты, именно четвертый оказался верным. Хорошо хоть замок вообще открылся, тем самым дав мне возможность разглядеть подарок старика и даже его примерить.

Белые с голубыми вставками брюки и такая же рубаха. Лучше, чем ничего, но такой цвет я не люблю, во всяком случае, здесь он успел мне разонравиться, потому что находится везде. Теперь и я буду одет в это белое недоразумение. Не голым же ходить.

Эх, сколько же времени прошло с того момента, как я попал в лабораторию, мир погряз в своих грехах и пороках, начал убивать сам себя. Но тогда мне было не до этого. Я лишь пытался обосноваться на новом месте жительства, изучал по мере собственных скудных возможностей все, что попадалось под руку. Да, я был любознательным и за это поплатился, потеряв даже ту мнимую свободу, которую люди предоставили в пользование. Зато я понял другое, что в дальнейшем помогло не сойти с ума.

Шесть лет, семь, восемь… Я рос, изначально не зная той тайны, что прятали в этом поместье. Просто повиновался учителям, набирал очки, которые помогали узнавать что-то новое, дружил и полностью доверял взрослым. Ведь они были теми, кто давал надежду на полную свободу в будущем, они пытались развеселить нас, научить чему-то. Можно было почувствовать себя обычным ребенком, который ни в чем не нуждается, но это было не так.

Каждый день после заката кого-то из ребят забирали в лабораторию, после же возвращали обратно. Причем сами подопытные даже не подозревали, что с ними что-то делали. И я был таким до того момента, как не проснулся среди ночи, что бы сходить по нужде. Тогда мне было уже тринадцать и я выучил правила на зубок. А они гласили, что нахождение на территории поместья вне своей комнаты ночью полностью запрещено. Но не мог же я терпеть, тем более туалет в моей комнате был сломан мной же из-за резко накатившей злости. А вот сообщить о поломке я еще не успел, потому что данный инцидент произошел за несколько минут до начала комендантского часа и полного запрета на нахождение вне своей комнаты.

- Тише, а то детей разбудите!

- Я и так иду на столько тихо, что даже шагов не слышно. Так что сам не шуми, Артес!

- Я вообще молчу!

Бежать обратно было уже бесполезно, засекут, поэтому я прижался к стене, полностью превратившись в слух. Ведь в коридоре разворачивалась самая настоящая история, которую можно было найти только в одной из моих любимых книг. Двое взрослых, переговариваясь шепотом, отсчитывали двери, выбирая куда бы зайти. Не знаю, что им было нужно, но вот фантазия уже вырисовывала различные картинки. Представлялись то какие-то сказочные существа, которые решили забрать владельца комнаты к себе в мир волшебства и магии, то воры, у которых хватило наглости сюда пробраться.

- Какой сегодня номер?

- Пятый! – не задумываясь, ответил один из них, толкнув дверь. Та тихонько скрипнула, но открылась. После чего «тени» прошли в комнату.

Почувствовав себя каким-то тайным агентом, я решил посмотреть поближе, что бы услышать, а главное увидеть, что же им могло понадобиться в чужой комнате.  Поэтому, собравшись с духом, пробежал от своего убежища ближе к двери, затаившись за ее створкой. Оттуда было все прекрасно видно, щель между дверью и стеной открывала прекрасный обзор на все, что происходило в комнате.

- Так, помоги мне! – проговорил один из пришельцев, заворачивая что-то в белое полотно. – Я сам его не донесу…

- Немощный нашелся. – второй подошел к свертку, взяв его за один конец, что бы нести было удобнее. Но ткань оказалась слишком скользкой и просто выпала из рук неудачливого человека, показав мне страшнейшую картину, которую я только мог представить. Казалось, что сердце сейчас остановится, а голова взорвется, не дав в полной мере осмыслить произошедшее. Ведь под этой тканью можно было заметить руку, человеческую руку, которая повисла плетью, будто принадлежала совершенно не живому организму, а уже давно попрощавшемуся с этой жизнью.

- Тьфу, ты… - выругался мужчина, подбирая упавшее, а заодно и снова заворачивая в полотно. – Аккуратнее. Если с ним что-то случится, то головы не сносить нам. Тебе это ясно?

- Да! – прошипел этот неудачник. – Пошли, мы свое дело сделали!

Ужас, это наверно единственное чувство, которое сейчас было мне доступно. Я замер, прижавшись к стене всем телом. Только бы меня не заметили. Ведь не пожалеют, убьют точно так же, как и его. Того, кого несут в этом свертке.

- Дверь закрой!

- Потом, все равно возвращаться…

- Как знаешь.

И они ушли, оставив меня наедине с собственными мыслями и страхами, которые таились где-то глубоко в душе. Хотелось рыдать, кричать и биться в истерике, но нельзя. Тогда они вернутся. Нужно только добежать до комнаты Лизы, рассказать ей все. Может, вдвоем у нас хватит смелости что-то сделать с этими… убийцами, которые вот так легко зашли в чужую комнату и вынесли оттуда тело.

Бежать, быстрее, быстрее… Хорошо, что ее комната находится на этом же этаже, а голосов тех людей уже не слышно. Можно не таиться, а просто бежать по коридору.

- Лиза, Лиза… Открой! – я барабанил в дверь и ногами и руками. Только бы подруга услышала.

- Сай? – сонно спросили из-за двери. - Ты че…

- Открой, быстрее…

- Такое чувство, что за тобой гонится стая диких леопардов.

- Открой, я тебе все расскажу… Только открой, пожалуйста…- я уже не знал, что делать, слезы текли по лицу ручьями, руки дрожали, а голос срывался.

- Ну ладно, заходи!

Дверь распахнулась перед моим носом, открывая проход туда, где ждет спасение, хотя бы психологическое, но спасение.

- Что с тобой? – испугалась девушка. В этот момент она действительно была какой-то растерянной, испугавшейся меня и моего внешнего вида. Поэтому Лиза решила не искушать судьбу, просто втащила меня в комнату, захлопнув за собой дверь.

- Держи!

- Что это? – дрожащим голосом спросил я.

- Вода, выпей, станет легче! – уверила девушка и поднесла стакан к моим губам. – Пей!

Несколько секунд были проведены в молчании. Я пытался успокоиться, а подруга просто рассматривала меня, изредка говорила что-то успокаивающее. На что я кивал, но вновь проваливался в какое-то странное состояние между сном и явью. Забыть то, что произошло? Нет нельзя, тогда будет невозможно дальше жить, да и с этими воспоминаниями легче не станет. Это только еще один увесистый булыжник, повешенный на душу. Он давит, не давая продохнуть.

- Подожди, я позову кого-нибудь..

- Нет, стой!

- Почему? – удивилась девушка. Она уже держала в руках переговорник небольших размеров, который позволял связываться со всеми, кто находился в поместье.

- Просто никуда не звони. Я уже спокоен!

- Ну, если так, то не буду.

Нельзя рассказывать ничего взрослым, во всяком случае, пока сами не узнаем, что это было. Почему те люди приходили и зачем выносили мертвое тело. Нужно лишь поднапрячь мозги, проанализировать ситуацию, успокоиться и мыслить трезво.

Охрана никогда не пропустит сюда чужаков, так утверждает персонал этого дома. Значит, либо защита дала сбои, либо кто-то нас предал. Нет, такого не может быть. В таком случае была бы тревога, но ее нет. Значит, такие варианты не подходят. Тогда что?

- Ммм… что? – не могу думать, когда на меня так пристально смотрят. Мысли резко разбегаются.

- Ты зачем ночью по коридорам бродил?

Этого вопроса я и боялся, ведь Лиза всегда четко выполняла правила, стараясь не нарушать ничего, потому что верила в то, что с помощью них мы сможем сталь сильнее, умнее, а в душе появится негнущийся стержень, который будет нас сдерживать от необдуманных поступков. Лично я никогда этого не понимал. Думал, что правила существуют для того, что бы их нарушать. Но соблюдать их приходилось, потому что непослушание жестоко наказывалось. Очень жестоко по мнению такого подростка, как я.

- Не важно!

- Как так, не важно? – удивилась она. – А ну рассказывай. Я ведь тебя сдам им, что бы больше ничего подобного не повторялось.

- Это действительно не важно. Поэтому помолчи и просто выслушай.

Ей нужно это знать, ведь когда-то эта слепая вера должна начать рушится. Пусть это будет сегодня, ведь еще не поздно открыть глаза на происходящее, вспомнить о том, что мы тоже люди, которые должны иметь собственное мнение во всем и не важно, правильным оно будет или нет.

- Слушаю.

- Как ты думаешь, система защиты поместья могла дать сбой? – я не стал скрывать своих намерений, поэтому спросил в лоб, совершенно не заботясь о ее чувствах или еще о чем-нибудь, что может помешать в деле докапывания до правды.

- Зачем тебе это?

- Просто ответь…

- Думаю, что не может. – озадаченно ответила Лиза. В ее глазах читалось полное непонимание ситуации, но я и сам не смог бы этого объяснить, даже если бы очень сильно захотелось.

Нет, я не глуп, не слишком молод для этого, просто есть вещи, которые мы якобы знать не должны по причинам, нам же не понятным. Вот и здесь точно так же, я просто не понимаю, как все это произошло, а неизвестность пугает, заставляет дрожать и лить слезы. Совершенно бессмысленно…

- А предать нас могли?

- К чему ты вообще клонишь?

- Сам не знаю и боюсь этого…

- Так просто не думай о том, что запрещено, не строй системе проблем!

Легко сказать, но сделать практически не реально. Эта система глупа, она составлена для того, что бы нами было легче управлять, что бы мы не могли ей сопротивляться. Простые игрушки, в которые играет сама жизнь и эти гребаные ученые, которые даже объяснить толком не могут, чего от нас хотят. Но ведь мы живые, мы не куклы. Поэтому нас нужно ограничить. Это нельзя и это нельзя, а вот это вы знать не должны, оно испортит ваш юный разум. Ненавижу запреты, а здесь на них построено все.

- Система здесь не при чем…

- А что тогда? – не унималась девушка. – ведь именно она поддерживает хорошие и правильные отношения между нами и учителями. Без нее бы начался беспредел.

- Лиза, я не об этом…

- О чем же тог… - договорить она не успела. А все из-за того, что комната наполнилась противнейшим звуком сирены.

Это тревога. Значит, все-таки случился сбой, и к нам пробрались чужаки. Нужно поскорее о них кому-нибудь рассказать, что быстрее поймали.

Жаль, но тогда я ошибся насчет чужаков. Сирена возвещала о том, что правила были грубо нарушены, и грядет наказание. Я даже не думал, что придут за мной. Вот так просто ворвутся в комнату подруги и выведут меня оттуда. Я не успел ей все рассказать, так что за девушку можно быть спокойным и, склонив голову, идти за учителями, которые ведут в комнату наказаний. По правилам именно там я должен был просидеть около недели. В одиночестве.

Но на деле все оказалось совершенно по-другому. Вместо привычной комнаты меня привели в лабораторию. Казалось, что я уже когда-то там был, видел все эти колбочки, тонкую пластину стола и множество экранов, где отображалось все, начиная от того, что находилось в каждой комнате, а заканчивая какими-то странными пейзажами, которые совершенно не вписывались не только в обстановку, но и вообще в ситуацию, будто они прикреплены совершенно отдельно, не имеют смысла.

- Сай… - мое имя, как же оно противно звучит, когда его произносит кто-то относящийся ко мне, как к мусору. – Ты нарушил самое главное правило этого поместья.

- И что? – не понял я, разве можно так легко нарушить главное правило, которого нет. Или я его просто не знаю.

- За это ты понесешь свое наказание, оно отличается от тех, что бывают за мелкие нарушения. Сильно отличается… оно…

Кольнуло где-то в основании шеи, и в глазах поплыл туман. Я даже слова этого старика перестал слышать. Только темнота, тягучая, противная, будто она живая и пытается меня проглотить целиком. Не хочу быть в темноте, ненавижу темноту, она угнетает, заставляет быть марионеткой, а я не марионетка.

Чей-то тихий встревоженный голос, он нарастает громом, но слова все равно невозможно разобрать, только неясные звуки, которые слишком редко можно понять…

- Что-то пошло не так… он не должен… откройте… это прорыв…

И снова темнота, но теперь уже теплая, приятная, она обволакивает, отдает мне свои знания. Что такое жизнь? Ее нет… Что такое смерть? Тоже нет… Ничего нет, только пустота, из которой человек лепит привычные ему понятия.

- Что это было? Те странные пейзажи… - спрашиваю я у тьмы. Та задумавшись молчит, но потом, решив, что можно рассказать, продолжает свою историю о жизни и смерти.

А пейзажи, они тоже творение человека, какого он не знает, не различает людей, для нее они все одинаковые. Просто некоторые могут сотворить больше зла, чем другие, найти выход из ситуаций, когда проблемы с законом. Ведь закон для всех один, просто каждый понимает его по разному. Только поместье смогло избавиться этого закона, уйдя под землю. То небо было фальшивкой, картинкой, которая заменяла такой близкий грязно-оранжевый потолок.

Пройдет еще много времени прежде, чем я снова смогу его увидеть, а сейчас сон, который прибавит сил для дальнейших свершений. Он, забытье, что бы потом проснуться совершенно другим, уже не человеком.

0

4

Глава 3. Птица в клетке

Годы летят словно птицы, их не вернуть и не поймать. Можно только посчитать, вспомнить былое или же просто следовать по течению жизни. Когда то и дело всплывают различные проблемы и обстоятельства, когда руки опускаются, встречая очередную неразрешимую проблему, когда теряешь дорогого тебе человека. А он просто уходит. Лишь грустная улыбка на его лице символизирует долгое расставание. Мучение для двоих…

- Сай! САЙ, САЙ…Пожалуйста, не надо… он ничего не сделал… - все та же комната, срывающийся на крик голос Лизы, ее заплаканное лицо и рыжий мальчик, которого вот так просто взяли, и увели. Больше нет сил кричать и биться в истерике, осталась только горечь утраты. – Сай… это ведь не правда… не правда.

- Молчи, иначе тоже загремишь, куда следует! – грубый голос этого человека мог подействовать только так, как энергетик, придавший девушке сил. Она вцепилась руками в пиджак говорящего, пытаясь сбросить его с собственного пути, но получила лишь звонкую пощечину. Ужасный удар по самолюбию, который бы никогда не простила, если бы не такая ситуация. Сейчас все равно, хоть бейте, хоть колите и режьте… все равно, только верните рыжика, ведь именно он был тем, кто мог заставить улыбаться Лизу даже в случае полнейшего учебного провала, именно он был солнцем в этом мире, где душно из-за правил и законов, именно он мог беззаботно улыбаясь нарушать эти правила и именно его забрали, выбросили, как ненужного щенка снова на свалку, где он прожил первые годы собственной жизни.

- Сай…

***

- Кера, хватит мечтать. Вернитесь пожалуйста к своей работе!

Прошло уже два года с того момента, как забрали Сая, но сердце до сих пор сжимается при упоминании его имени. Но ведь так тоже можно жить. И Лиза жила, заперев свое старое имя и чувства в шкатулку, что бы научиться снова радоваться. Теперь девушка была почти свободна от воспоминаний. Но почти, еще не означает совсем, ведь имя Кера всего лишь маска, скрывающая одиночество.

- Да, госпожа… - Кера мельком глянула на преподавателя, которая уже давно вызывала только чувство омерзения. Не сказать, что по внешности, скорее по характеру. Все-таки женщина была довольно красива для своих лет. Высокая, худенькая, с огромными голубыми глазами и пышной шевелюрой каштановых волос, но она была настолько вежлива, бесчувственна и холодна, что казалось, будто это совсем не человек. Даже не робот, они и то выглядят теплее и радушнее.

- Вернемся к пре… - не успев договорить, преподавательница запнулась. Ее голос заглушил вой серены, разносящийся практически отовсюду, но он был уже настолько привычен, что женщина даже не обратила внимания, лишь на секунду замолчала, после продолжив. – к предыдущей теме. Татьяна, сядьте на место, урок еще не закончен, звук тревоги – это еще не звонок. В прошлый раз мы рассмат… - еще раз запнувшись, она гневно посмотрела в сторону двери, которая сильно хлопнула, впуская человек десять в черной форме правоохранительных органов. То есть практически спецназа, если это можно так назвать. Те долго у входа не задержались, быстро пробежавшись по рядам, собрали людей в аудитории и, направляя их громкими криками, куда-то повели.

Повиноваться пришлось, ведь жить каждому хочется. Лишь Кера смогла ускользнуть от такого неожиданного нападения. Во время него девушка уронила ручку, благодаря чему успела скрыться под столом, и ее не заметили. Так что она затихла в своем убежище, надеясь, что люди в форме искать никого не будут, им хватит лишь беглого осмотра помещения. Данное решение оказалось верным, потому что вскоре шаги стихли, и можно было, уже не опасаясь, подниматься, что Кера и сделала. Все-таки сидеть под столом, хоть и спасительным, было далеко не тем, о чем девушка мечтала.

- Фух… - сорвалось с ее губ. Облегчение, когда опасность миновала это, наверно, самое лучшее чувство, что может быть. Адреналин еще вырабатывается и сил уйма, именно поэтому наша героиня, взяв сумку с книгами, направилась прочь из комнаты. Сейчас она была готова на все, но не ко всему.

Не успела девушка повернуть в очередной коридор, как дорогу перегородили два амбала довольно не приятной наружности. Они как раз охраняли одну из комнат, кстати говоря, запретных комнат, куда заходить было строго запрещено. А тут, два незнакомых шкафа с антресолями и еще куча народу, которая пытается вскрыть замок.

- Думаю это бесполезно! – прорычал один из возящихся над дверью. От доброты душевной он уже успел и попинать дверь и прочесать всю ее площадь и даже просканировать какой-то странной жужжащей машинкой.

- Ты не думай, ты открывай! – сказал второй, подпирая своим скелетообразным телом стенку. Такое чувство, что этот человек голодал всю свою сознательную жизнь, а может и не только сознательную.

- Я пытаюсь, не мешай. А если хочешь помочь, то поищи кого-нибудь из персонала…

- Зачем искать? – удивился тощий, высматривая за огромными тушами охранников хрупкую фигурку Керы. От такого взгляда девушка поежилась, но вот любопытство никуда не делось, поэтому она сама подошла к мужчинам, сунув им в руки универсальный ключ. Проще говоря, карточку, которая открывала ее собственную комнату. – Жертва сама пришла к нам в руки! – и обворожительно улыбнулся.

- А? – послышалось со стороны двери, что символизировало полную растерянность этого недо-взломщика.

Развернувшись, он посмотрел на гостью, пару раз цокнув языком, а заодно и протянув руку, куда и отправился ключ. – не подходит… - подтвердил он, услышав противное пищание замка. – Придется мучить коды.

- Скажи спасибо, что не составлять заново!

- Спасибо… - наигранно ответил он, еще раз что-то пощелкал на замке, который тут же открылся, возвестив об этом всему поместью очередным тревожным сигналом.- А вы говорили: не получится…

- Я этого не говорил, не ври…

Если бы не такое состояние, девушка бы взвизнула, увидев эту комнату. Но сейчас она решила не удивляться ничему, даже, если это будет что-то типа лаборатории или вообще пыточной. Огромное количество мониторов, показывающих различные картинки, какие-то колбы и стол, накрытый белой тканью, рядом спящий старик, в котором с трудом можно было узнать дедушку Гире.

- Дедушка? – Кера легонько толкнула тело уже давно знакомого человека, но тот даже не пошевелился.

- Думаю, это будет лишним… оставьте его…

- Почему?

- Он уже не жилец. Сами посмотрите… - парень провел рукой в воздухе, показывая на то, как странно и не естественно лежит старик, на грудную клетку, которая не вздымается в такт дыханию, на синие круги под глазами. – Просто постарайтесь не тревожить его. Доктор Гире всегда хотел именно так уйти из жизни, во время работы и наедине со своим собственным творением.

- Странные предпочтения! – каркнул тощий, подходя ближе. – да и сам он какой-то странный. Заперся здесь, никого не впускал, никак себя не выдавал, а ведь в уголовном розыске уже лет как десять.

- В каком розыске? – недопоняла девушка, она всегда считала Гире очень честным человеком, иногда даже слишком. Добрым и отзывчивым стариком, который не мог смотреть на детей, не улыбаясь. А оказалось, что он преступник.

- В уголовном… - повторил мужчина, подходя к столу, накрытому тонкой тканью. – А это… - знак в сторону – его главный эксперимент.

Сдернув «простынь» взломщики уставились на тело юноши. Хрупкий, болезненно худой, с длинными рыжими волосами и белой кожей, будто намазанной толстым слоем мела. Он лежал неподвижно, будто манекен или кукла, сделанная очень искусным мастером.

- Сай… - одинокая слеза покатилась по щеке девушки – Сай… - повторила она, падая на колени рядом с пластиной стола. Лицо уже было полностью заплакано, голос дрожал, а руки сжимали тонкое запястье юноши. – Пожалуйста, ответь… Сай…

- Это бесполезно… - тощий подошел сзади, заглянув девушке через плечо. – он вам все равно не ответит.

- Ответит… Сай… - рыдала Кера. Она уже практически лежала на столе, пыталась трясти тело, но Сай не двигался. Он не подавал совершенно никаких признаков жизни, но девушка не успокоилась до тех пор, пока ее не оттащили. – Са-а-ай

- Думаю, что это еще одна неудача доктора, поэтому не имеет смысла так убиваться, даже если вы его знали. Этот мальчик теперь просто кукла, красивый музейный экспонат…

- Не правда… - Кера вывернулась, схватив Сая за руку. – Он еще жив, вот увидите…

- Что уви… - ресницы юноши дрогнули, легонько, практически не заметно, но достаточно для того, что бы можно было подать надежду. – Быстро, вызовите бригаду! У нас ЧП. – взвился тощий, заметив этот небольшой, может и мнимый, признак жизни. Но если парень действительно не помер, то он уже не человек, он сенсация, которая облетит все газетные заголовки и первые полосы. Из этого следует, что куклу нужно беречь, постараться доставить в центр в целости и отдать на руки ученым. Пусть они разбираются, что здесь не так, почему эксперимент удался таким странным образом, или же наоборот… не удался.

***

Информация, совершенно различная и разрозненная, она заполняет мой разум, разливается по телу теплом, заставляя совершенно не думать о том, что происходило, происходит и будет происходить. Эмоций больше нет, они не настоящие, обычная подделка, которой пичкают каждого. И теперь я это знаю, поэтому они мне не нужны, лишняя трата ресурсов организма. Но почему тогда тепло медленно пропадает? Почему оно уходит от меня? Я что-то сделал не правильно? Скажите, что… я исправлюсь и смогу снова погрузиться в вихрь этой родной информации и тьмы.

- Сай… ты меня слышишь?...

Чей-то голос, знакомый и в то же время совершенно чужой, но он мне не нужен, мне ничего не нужно… Больно, тело словно каменное и в нем беснуется каждая клеточка, пытается вырваться на свободу. Но я этого не хочу. Пусть все будет как раньше. Спокойно…

- Сай…

Снова этот голос, почему он становится все четче, нарастает вместе с болью и отчаяньем? Смолкни, пожалуйста, смолкни..

- Сай!

Яркая вспышка, нет больше темноты, только неимоверная тяжесть. Кажется, что гравитация взбесилась, припечатав меня к чему-то твердому, совершенно чуждому привычному миру, который так долго был мне подвластен. Хотя, возможно прошел всего лишь миг, этого я не могу сказать точно, но он был прекрасен и его ужасно хочется вернуть, снова уснуть… уснуть.

- Сай… Открой же глаза! – голос стал более встревоженным, в нем нарастали истерические нотки, сдобренные слезами и радостью. Пища… Чьи-то эмоции заполняют меня, придавая сил, ведь от своих я уже давно отказался.

Нужно открыть глаза, но веки очень тяжелые, они просто не поднимаются, поэтому я только попытался это сделать. Но сдаваться еще рано, нужно добиться успеха.

- Что с ним? – еще один голос. Холодный, но он тоже наполнен эмоциями. Презрение и отвращение. Не приятно, но это тоже пища, она нужна, что бы восполнить силы, которые меня покинули уже давно. – Его сердце все еще не бьется… Не думаю, что твой Сай сможет проснуться… - сердце. Его нужно заставить биться, хочу проснуться, открыть глаза… Нужно больше пищи, мне не хватает энергии. Приходится создавать воображаемый щуп, который может просканировать все радиусом в сто метров, ведь здесь должны находиться еще живые существа, которые могут чувствовать.

Не ошибся, заберу их эмоции себе, они мне сейчас нужнее. Глухой стук, визг. Кажется, на этот раз я перестарался, но теперь мне достаточно, нужно переварить полученную пищу и информацию.

- Доктор, он дышит! – снова этот голос. Почему он мне так знаком? Думаю, что это не важно, потом разберусь.

- Такого не может быть. Кера, просто перестаньте придумывать различные небылицы. До этого у него даже сердце не билось.

- Но сейчас бьется! – это желание нестерпимо, хочу увидеть хозяина этого голоса. Пусть даже это будет фатальной ошибкой, но я увижу. – Стойте… - голос стал каким-то встревоженным. Хочу слышать его больше, пусть не замолкает.

- Что еще? – а этот-то чем не доволен?! Я же вытянул из него достаточно, что бы тот мог совершенно не обращать внимание на происходящее, но почему тогда он так волнуется. Нужно открыть глаза и встать, обязательно встать. Еще одно усилие, и темнота пропадает совсем. Только белый потолок над головой, там нет места тени, но она уже не мой хранитель, она ушла. Значит все в порядке. Пустить кровоток по телу, что бы по нему разлилось успокаивающее тепло, окутавшее меня паутиной. Пошевелить пальцами, кистями, руками… совсем немного, только, что бы убедиться, что все находится в рабочем состоянии. После чего просто встать, легко и непринужденно, будто не было долгого сна, который выбросил из моей жизни несколько десятков лет.

- Сай… - голос ласковый, немного возбужденный, но такой знакомый, что хочется обернуться, взглянуть на его владельца, вспомнить его.

- Кера, отойдите от стекла! – а этот груб и опасен. Его нужно убрать отсюда, что бы не портил всю картину. – Он может его разбить и напасть на вас.

Я? Напасть? Разбить? Не возможно, не хватает сил даже для того, что бы просто развернуться. Ноги подкашиваются и я падаю на пол, успевая лишь взглядом зацепить красивую девушку, ее взволнованные глаза и заплаканное лицо. Улыбка на ее лице дрожит, а руки пытаются пробить крепкое стекло, разделяющее нас. И снова темнота. Она не такая, как раньше. Теперь это тяжесть, от которой хочется быстрее избавиться, нужно лишь собрать энергию.

***

… пять, шесть.. десять… двадцать пять… Тьфу, сколько можно?! Ведь продолжается уже битый час, а ничего путного так и не получилось. Я, конечно, все понимаю, но вот зачем вам я, все равно не обращаете на меня внимания. А я сижу в позе лотоса, пытаясь не открывать глаза, что бы со счета этих странных звезд в мозгах не сбиться. Все бы хорошо, если бы помогло мне хоть иногда выбираться из этого стекольного плена, но нет, людям просто захотелось поиграть с моим родным восприятием. Якобы оно очень сильно отличается от принадлежащего им.

Нет, в этом я с ними даже не спорю. Полностью бесполезное занятие, когда даже самые значимые доводы уходят в пустоту или банально игнорируются.

- На сегодня закончили!

Ура, эта фраза такая простая, но может придать столько сил, что хочется прыгать от радости, можно даже сказать – летать. Я бы именно так и сделал, если не множество «но», которые теперь преследуют на каждом шагу. Во-первых, я не могу выйти из этой комнаты по непонятным мне причинам, которые доктор Тер мотивировал не приспособленностью моего организма к слишком загрязненной среде. Во-вторых, я не могу чувствовать, во всяком случае так, как привыкли люди. Лишь вспоминаю ощущения нервной системы, которые были присущи раньше или же банально копирую эмоции с других, воруя восприятие. А в третьих, имея крылья, я не могу летать, просто не научился еще, да и полностью их расправить не дает слишком маленькое пространство помещений. Вот и все мои проблемы на данный момент. В принципе, мне не обидно, но как-то не приятно, потому что нет четкого, логично выстроенного объяснения, которое даст понять, что мне это зачем-то нужно, а не просто так существует… по прихоти.

Остается только смириться с положением, пытаясь втереться к людям в доверие, а заодно и узнать побольше о себе любимом, все-таки больше заняться нечем, кроме как развитием собственного мозга и копанием страниц интернета в поисках различных новостей на темы «грядет конец света», «ученые нашли лекарство от всех болезней», «открыли новую галактику» и так далее… Другое там не обсуждают или мне настолько везет, что попадают именно на этот бред. Если честно, то не верю и все тут, разве что первое вполне реально, доиграются людишки не сейчас, но когда-нибудь точно. И это бесспорный факт, которым я и делюсь со всеми своими посетителями, загружая их своими рассуждениями по самую маковку, что бы слишком умными себя не считали.

- Сай, к тебе посетитель!

А вот и новая жертва, которая так удачно пришла сейчас, как раз хотелось излить собственные домыслы и промыть кому-нибудь мозги критикой на наш бренный мир.

- Кера, приятно тебя видеть! – улыбнулся я, наблюдая, как тоненькая девушка пробирается поближе к стеклу. Красивая она, не спорю, да и чувствую некую привязанность или даже ответственность за нее, поэтому и могу рассказывать этой лаборантке все, да и она на меня смотрит как-то снисходительно, заботится, не забывает. Приятно, блин. – Каким ветром занесло?

- Да вот, проходила мимо, решила заглянуть.

- Так заглядывай почаще, что тебе мешает, все равно ходишь здесь часто, а так хоть пользу приносить будешь.

- Хочешь сказать, что я не полезна? – обиделась она, намереваясь встать с насиженного места и уйти, но мне такого счастья не нужно… скучно.

- Конечно нет…

- Тогда что? Решил заделаться в особо-нужные объекты исследований, которые необходимо охранять и развлекать?

- Конечно. А ты не знала?

- Все я знала, так что хватит болтать, и просто скинь мне на кристалл информацию о собственном здоровье!

- И все? – тут уже обиделся я, так хотелось поболтать, хотя бы в слова поиграть или что-то подобное, а то сгнию тут со скуки, окончив собственную жизнь довольно нелицеприятно. А мне это ой как не нравится, хочу погибнуть красиво, прямо, как в любовных романах пишут. На руках у любимой, истекая кровью и чувствуя себя героем, спасшим весь этот мир от самого страшного зла. Бред конечно, но иногда ведь хочется пафосности.

- Пока все…

- Ты меня обижаешь… - скорчив физиономию, как у Кота из Шрека, я попытался разжалобить Керу. Срабатывал данный номер довольно часто, поэтому вполне можно надеяться на успех. – хотя бы новости с большой земли расскажи.

- Новости ему подавай! Между прочим я сейчас на работе, а свои новости можешь посмотреть и в интернете!

- Мне их от тебя интереснее услышать. – вторая попытка изобразить кота, но теперь глаза еще больше и печальнее. Ну давай же, сдавайся, расскажи мне все свои тайны. – Тем более интернет – это мой враг, который вырубается после пяти минут интенсивной работы.

Хорошо, что Кера не знает, что такое интенсивная работа в моем случае, а то нотаций мне было бы не избежать, все-таки замучить информационную панель до такого состояния мог только я, после чего она автоматически поставила ограничение на загрузку информации в течении каждого часа. Обойти эту систему не получилось,  поэтому каждые первые пять минут сеанса я отрывался на полную катушку, загружая сразу весь максимум, а далее гонял балду, играя в косынку. Вечная игра прямо.

- Ладно, только не долго… - сдалась она, снова усаживаясь на собственное место, а заодно и раскладывая какие-то бумажки вокруг себя.

- Начинай!

- Ммм… с чего бы начать?

- Нууу… к примеру с того, как продвигается операция «конец света»? Электрики уже всех посетили?

- Сай, это не смешно!

- А мне смешно, я ведь ничего не знаю, только какие-то бредни о всяких всадниках апокалипсиса, больших змеях и восстаниях мертвых, в которые я не верю совсем, то есть категорично полностью, что переубеждать бесполезно.

- Я и не собиралась тебя переубеждать… - девушка пожала плечами, якобы она и сама в эту фигню не верит. – вот, смотри!

А это уже интересно. Перед моими глазами материализовалась небольшая голограмма, которая символизировала наш материк, поверх него скопилось множество совершенно непроглядных туч практически черного цвета, они курсировали, создавая из себя огромную воронку, которую я смог разглядеть только при увеличении масштаба карты.

- Это Терера. – сказала девушка, показывая небольшой лазерной указкой на облака. – За этот год она очень сильно разрослась, что небо уже практически не видно, только в очень ясную погоду, когда ветер способен немного разогнать тучи и сделать довольно крупные просветы в этой черноте. Данное явление происходит не часто, поэтому люди начали задумываться о конце света, причем в прямом смысле. Все-таки мы уже практически не видим настоящий природный свет, который был присущ планете раньше.

- Это я знаю, но есть одно «но».

- Какое? – не выдержала Кера, она уже практически облокотилась на стекло, пытаясь преодолеть эту невидимую, но довольно реальную преграду.

- Облако движется, если исходить из теории и розы ветров, то скоро оно переместится и будет зависать исключительно над мировым океаном.

- Если бы…

- А что-то не так?

- Уменьши масштаб карты…

Последовав данному совету, я пощелкал на панели, пытаясь понять, что именно от меня хотят. А заодно для верности поднял модель немного в воздух, что бы передо мной была не просто карта, а что-то типа глобуса, который можно поворачивать любой стороной. И тут я заметил странность. Облака располагались над огромными промышленными странами, они не были огромны, как наше, но все двигались будто в одну точку. Увеличив изображение еще сильнее, я решил покрутить его вокруг своей оси. Наверно надеялся, что это к чему-то приведет. Но не судьба, моему взору стали попадаться и мелкие облачка. Они кучкавались, создавая практически незаметную дымку, обволакивающую весь шар планеты. Это уже наводило на мысль, что проблема серьезна.

- Ничего себе! – присвистнул я. – Об этом в новостях не говорили!

- А зачем? Что бы посеять панику среди населения? Ведь пару лет назад карта выглядела совсем иначе, наше облако казалось лишь незаметной дымкой, которой даже значения не придавали.

А ведь она права. Если рассказать все это живущим здесь людям, то поднимется самая настоящая паника, народ сойдет с ума, а местные политики не смогут контролировать ситуацию, которая и так плачевна, ведь информация медленно, но верно просачивается в массы. А через пару лет это вообще скрыть будет не возможно.

Исходя из тенденции распространения облака, оно накроет всю планету, не оставив никаких просветов, если даже сейчас все уже покрыто тонкой дымкой.

- И что тогда делать?

- Ничего…

- Как так? – не понял я. Ведь можно совершить какие-либо мероприятия по предотвращению всего этого безобразия или хотя бы уменьшения скорости распространения облака. Все это Кера будто прочитала на моем лице, поэтому как-то резко погрустнела, заставив понять, что я сморозил полнейшую глупость.

- Не возможно. Этот процесс необратим и, как показали исследования, цикличен.

- Ты хочешь сказать, что так когда-то уже было?

- Именно. Если ты не знал, то люди, живущие в данный момент на планете, - это шестая раса. Из этого следует, что были и другие, более ранние.

Хм… это я знал, но как-то не задумывался, что они могли погибнуть от каких-то мелких облачков, накрывших планету. Это же полный бред. Технологии позволяют не предотвратить, но хотя бы замаскировать последствия. Или у этих других не было технологий, либо они эволюционировали, не справившись с ситуацией. Вполне возможно, что и сейчас так получится, ведь мы не совершенны.

Я оказался полностью прав, справиться с такой ситуацией было невозможным в первое время. Как и сказала Кера, через два года вся планета погрузилась во тьму. Не только физическую, но и эмоциональную, я чувствовал это, ведь эмоции – моя пища, но она стала отвратительной, безвкусной.

Люди начали предавать друг друга, рушить построенное ими же, продавать тела своих родственников, когда наступал момент голода. А ведь только его они смогли добиться своими действиями, направленными лишь на освобождения от гнета неугодного правительства. То вообще плюнуло на всю эту суматоху, спрятавшись в приготовленные им бункеры и отсиживаясь там до поры до времени. В чем-то я их понимал, нужно переждать апогей. Тогда народ немного успокоится и перестанет бросаться на любой движущийся объект, который не оборудован прочный броней и бело-голубым халатом медицинского работника. Именно это в первое время спасало наш центр от набегов мародеров. Но и это когда-то кончается. Здание подорвали, большинство работников погибло, лишь я наблюдал за всем из-за своего стела, но и этому пришел конец.

Второй взрыв достал и меня, оставив без дома и понимающих людей. Я стал свободен от этих оков, которые столь долгое время держали меня в плену этой стеклянной клетки. Радость, в первое время да… скорее даже ее отголоски, азарт и адреналин от наступившего, но потом все резко спало, пришло осознание случившегося. Ведь Кера тоже могла быть здесь. Этого я не знаю, но она – это единственный дорогой мне человек. Она – это та Лиза, воспоминания о которой стали вредной привычкой.

Два шага на волю, воздух пропавший гарью наполняет легкие. Ноги не держат меня в вертикальном положении, поэтому падаю на колени, кажется взрывом все-таки немного задело. Пусть пройдет этот страшный процесс, который люди обозвали регенерацией, после чего я отправлюсь на поиски тех, кто мог относиться ко мне, как к другу. А сейчас небольшой отдых, пусть силы станут целью для дальнейшего путешествия.

*не вычитано... запись обновлена*

0

5

Глава 4. Чужак

Неровный свет костра, он играет бликами на лицах, заставляет улыбаться. Кажется, что сейчас не ночь, ведь даже на черном, как смоль, небе не прорисованы звезды, ставшие уже давно привычными, но настолько не настоящими, что на них уже никто не любуется в телескоп. Разве что самые любопытные люди, которым нечем заняться, или дети, не знающие правды. В принципе, это одно и то же, с небольшой лишь разницей, измеряемой в возрасте и взгляде на этот мир, но иногда она бывает просто огромной. Словно пропасть, разделяющая людей.

- Мам, - маленький мальчик, которому на вид можно дать не больше десяти лет, снова посмотрел куда-то в небо, силясь увидеть там хоть что-то загадочное, не свойственное этой вселенной. Он вглядывался, пока не затекла шея, а на языке не появился новый вопрос, который вот так легко мог отвлечь от раздумий невысокую женщину, сидящую рядом. – а почему на небе нет звезд?

Женщина слегка задумалась, внимательно посмотрев на сына, что бы убедиться, что тот слушает. Как и ожидалось, мальчик сидел неподвижно, заложив руки за голову, что бы болело не так сильно. Он все еще пытался понять, почему взрослые не могут или не хотят рассказывать о звездах, других планетах и мирах. Ведь это так интересно, что захватывает дух, в старых книгах, найденных в библиотеке, пока не видел отец, о них рассказывается довольно часто и всегда эти истории захватывают, затягивают в себя, создавая в мыслях ребенка новую мечту. Может, они просто не правильные, обманывают читателя, давая ложную надежду. Но нет, даже если это не реально, оно не перестанет быть интересным.

-Что за ерунду ты опять читал? – укоряющее произнесла женщина. Она легонько, как бы в шутку толкнула парнишку в плечо, улыбнувшись ему, показав тем самым, что на такие вопросы ответит кто-нибудь другой, а она лучше помолчит немного. Ведь всего знать нельзя, а рассказывать того, что сама не знаешь, как-то не с руки.

- Почему сразу ерунду?

- Потому что в тех книжках ничего путного не пишут. Одна ерунда, которой верят такие оболтусы, как ты.

- Я не оболтус! – обиделся мальчик. – Может я это вообще не прочитал, а услышал от кого-то…

- Интересно от кого? Вроде никто здесь не промышляет развитием любопытства у маленьких детей… - усмехнулась она. Только в голове промелькнула мысль, что старики знают историю, но не рассказывают. Правительство запретило, а молодняк даже не подозревает о случившемся. Все данные о тех ужасных годах стерли из учебников, книги сожгли, а саму информацию заменили на ту, которая сейчас наиболее распространена, особенно среди студентов. Но все равно остаются люди, которые смогли найти что-то, оставшееся от старины. Они становятся изгоями, не нужными обществу и гонимые правительством. Любая мать не захочет такой участи для собственного сына, может, поэтому она молчит, когда маленький Кай задает вопросы, связанные с космосом, звездами и просто небом. Уж очень не хочется, что бы кто-то дорогой сердцу становился тем, кого ненавидят и преследуют.

- Какой-то парень… он странный… - не задумываясь ответил мальчик. Он уже отвлекся от рассматривая неба, зато теперь перешел к своей любимой теме. Может хоть на этот раз родительница ее избегать не будет.

- Парень?

- Ага… Рыжий такой, худой, как щепка… Зато высокий… - затянул Кай свою волынку. Его глаза сверкали интересом. А вот женщина никла с каждым последующим словом. – я ему вот по сюда! – показал он на себе, отметив высоту где-то около собственного бедра.

- Чужак…

- А?

- Ничего, ничего, продолжай!

Редко сюда заходят чужаки, можно даже сказать, практически никогда, все-таки зона закрытая, относящаяся к одному из городов, накрытых куполом. Именно поэтому новые люди здесь практически нонсенс, только богатеи всякие, у которых хватает денег на путь из одного города в другой. Но таких можно пересчитать по пальцам, да и знают их всех в лицо. Все-таки личности публичные, но вот рыжих среди них точно нет, тем более худых на столько, что бы еле ноги переставляли. А то, что он не от сюда можно понять по многим признакам… хотя, вдруг какой-то бродяжка, случайно пришедший в деревню. Лучше забыть, что и сделала молодая мама, снова вслушавшись в голос ребенка, который не переставал описывать этого загадочного человека.

- Одежда драная, зато сам выглядит, как аристократ. Ухоженный и красивый. Вот только глаза у него не человеческие. Бирюзовые, а вокруг полоска темная…

- И что в них странного? Голубые глаза у многих наших знакомых!

- Нет, они не такие… там даже зрачка нет, то есть цветные они полностью, будто у слепого, хоть и не затуманенные, а очень… очень яркие. – Не унимался мальчишка. Он уже попытался нарисовать портрет незнакомца палкой на песке, но получилось на столько коряво, что увидеть там кроме различных закорючек ничего не возможно. Поэтому, бросив данную затею, Кай вертелся изо всех сил, показывая все либо на себе, либо на ком-то или чем-то другом. То длину волос, то их цвет, который мальчуган сравнил с огнем, разгоревшимся в костре, а то и саму одежду и, на сколько она была изодрана. После всего этого его мать даже засмеялась. Слишком похоже на небылицу.

- Чего смеешься?

- Может, тебе это приснилось?

- Нет… я же говорю, сам видел его. И хватит смеяться… - Обиделся паренек. Он даже привстал немного, будто собираясь уйти, но передумал. Хоть и слышать такое от родной матери очень обидно. Почему она не верит? Да, странно, но ведь не невозможно, а это значит, что вполне реально. И смешного тут ничего нет.

- Я не смеюсь… честно? – Женщина изо всех пыталась не улыбаться, но губы невольно растягивались в не злой, но довольно саркастичной усмешке. Может, она, конечно, умилялась или еще что-то подобное, но со стороны могло показаться, что она просто веселится, наплевав на чувства собственного ребенка.

- Ну, как хочешь…

- Да ладно тебе. Верю я. Верю.

- Не веришь, я же вижу. Он у тети Панко остановился, можешь даже проверить!

- Делать мне больше нечего, как ходить и проверять всяких там…

- А вдруг он тебе понравится. Он такие истории знает! Закачаешься…

- А мне и не нужны эти истории, мне ты нужен! – женщина нежно обняла сына, притянув его к себе поближе. Так и теплее и приятнее, все-таки даже в этом мире, наполненном одними голограммами и ложью, тоже бывает осень. И она довольно не приятна, холодна и промозгла.

- Да ну тебя! Может, мне нравятся рассказы о всяких небылицах, как другое небо, которое было на Земле лет эдак сто назад. О том, что сейчас мы живем под куполом, на котором только нарисованы облака. Это же интересно. Вдруг оно именно так?! – рассказы чужака вскружили голову мальчику, что тот сам захотел увидеть, как же все было раньше. Может, именно так. Хотя… - Ведь никто из деревни никогда не уходил. На границе такая охрана стоит… а когда у кого-то хватает ума пробиться через нее, того сразу в суд сдают. Если поймают, конечно. А если нет, то и не возвращаются…

- Не бери в голову. Это ведь закон. И я надеюсь, нарушать ты его не собираешься!

- Нужен он мне… Я лучше с ребятами гулять пойду…

- Вот и правильно!

Настало время облегченно выдохнуть и расслабиться. Буря прошла и придет снова уже не скоро, сын уже перескочил на другую тему, а характер у него изменчивый. Причем очень. Поэтому и не вернется к предыдущей хотя бы до завтра. А там уже можно будет и посмотреть, придумать новые отговорки. Мучиться дальше тем, что в свое время смогла добиться у отца правды, которую теперь приходится скрывать от своей семьи. Это сложно, но ничего не поделаешь.

***

- Может тебе еще немного подложить? – не унималась полненькая женщина, которая уже час бегала вокруг меня с огромной кастрюлей и поварешкой. Ее глаза сверкали счастьем. Не часто приходят такие гости, которые и комнату снимают довольно дорого, да еще и слушают бесконечное щебетание хозяйки то о местных детях, то о каких-то хулиганах или же наоборот, о совершенно примерных родственниках. Я бы и сам это не выдержал, если был бы хоть какой-то выбор. Гостиниц в этой деревне просто нет, а пустить меня в дом согласилась только она, еще и накормила так, что я с трудом передвигал не только руками, но и мозгами, которые кипели от переизбытка ненужной информации.

- Спасибо, больше не нужно… я уже наелся… - пытался я быть вежливым. Больше в меня просто не влезет даже под страхом смерти. Тем более такую пищу я есть, конечно, могу, но не в таких же огромных количествах. Не колобок!

- Ну, хоть еще ложечку! Маленькую!

- Ложечки уже будет много!

- Тебе не будет, хоть немного поправишься, а то скоро ноги таскать не сможешь, вон какой тощий. Прозрачный, что через тебя видно все!

- Тетушка, не преувеличивайте.

- А я разве преувеличиваю? – наигранно удивилась она, присаживаясь рядом и ставя свою огроменную кастрюлю на стол. – Ты же, наверно, давно хорошо не ел.

- Обстоятельства такие.

- Так наверстывай упущенное!

В мою тарелку в очередной раз переместилась изрядная порция супа, на который я уже смотреть не мог. Организм бастует, не хочет принимать в себя еще несколько литров воды, щедро сдобренной всякими пряностями и растениями, названия которых уже канули в лету. Все-таки разобраться в том, что здесь действительно сварено, было не возможно. Да и для меня значения не имеет, все равно никакой питательной ценности для моего организма не несет, проверено годами странствий. В принципе очень удобно. Экономия на различных ингредиентах и полное неумение готовить. Во всяком случае, чего-нибудь съедобного и не отравленного. Ведь для меня у всей человеческой пищи вкус был совершенно одинаковый, поэтому и что-либо сделать я банально не мог, хоть и отличал апельсин от мяса с помощью рецепторов языка. Но это лишь подобие того, что является человеческой чувствительностью к вкусам. Я просто раскладывал продукт на химические составляющие, создавая общую формулу блюда.

- Может не надо? – даже голос сорвался на какой-то истеричный писк обожравшейся сыра мыши. Настолько это получилось сдавленно и тихо, что даже эта непробиваемая во всех смыслах женщина, улыбнулась.

- Надо, надо… Ложечку за маму, ложечку за папу…

Спа-а-а-а-асите хоть кто-нибудь!

- Тетушка Панко, вы свободны? – заголосили за дверью. А это значит, что хотя бы на время, но я спасен.

- Да, конечно! – тут же отозвалась домовладелица, вылетев из комнаты и оставив меня одного доклевывать суп. Но не успел я с ним хоть что-то сделать тут же вернулась, что бы поцеловать меня в макушку и кинуть на прощание полностью убившую фразу. – Супчик-то доешь. Я вернусь, обязательно проверю!

Хорошая женщина, очень, но она настолько привязывается к людям, что хоть волком вой, но от тебя не отстанет. Даже, если увидела впервые, почувствовав при этом жгущую изнутри ответственность. Ведь так и со мной случилось, когда я только пришел в эту деревню. В поисках временного дома я провел огромное количество времени, после чего мне встретился довольно забавный молодой человек с волосами цвета сена и очень улыбчивыми зелеными глазами. Он не испугался моего вида, как все остальные, а начал что-то рассказывать… сначала о звездах и небе, а потом и различных куполах, городах будущего, которые якобы были построены, что бы скрыть катастрофу. Забавный мальчуган. Я ему даже подарок сделал – небольшой кристалл кирита (очень дорогой минерал, который переливается всеми цветами радуги, если на него попадет хоть немного света) на цепочке, сдобренный занятной историей из моих похождений по городам-призракам. Мальчик сильно заинтересовался, прыгал вокруг, пытаясь узнать какую-нибудь еще историю, но я молчал. Не хотелось, что бы это зеленоглазое чудо считали психом, поэтому просто сказал, что я останусь у них не на долго. Пусть приходит послушать ко мне сказки, я их много в свое время прочитал. Он тут же согласился, а заодно и отвел в дом доброй женщины, которая и стала для меня хозяйкой – домовладелицей.

Вот так вот и началась эта история моих похождений по новым городам, ведь только около месяца назад я смог выбраться из закрытой территории, которая охраняется так, что врагу туда попасть не пожелаешь. Приходилось жить в подвалах, разрушенных высотках, починить которые даже не собирались, поэтому они уже около века были в одном единственном состоянии – аварийном. В принципе, это не мешало. Никто не трогает, а от патрулей легко можно спрятаться среди очередных развалин, оставшихся от когда-то прекрасного города – эпицентра всемирной катастрофы, прервавшей мое спокойное существование в медицинском центре. Именно тогда я потерял единственного дорого для себя человека, и тогда же поставил себе цель – узнать, кто я такой и есть ли в мире хоть кто-то похожий на меня. Только сейчас мои поиски увенчались хоть чем-то. В одном из архивов данных я смог найти упоминание о дочери профессора Гире, который был якобы моим создателем. И жила она в этой деревне.

А то, что было это лет семьдесят назад, никого уже не волнует, ведь потомки остаться должны были и вряд ли они куда-то переехали. В наше время это не возможно. Законы стали очень строги и они запрещали обычным людям покидать насиженные места, которые были скрыты под несколькими защитными куполами. Вскоре такое поддельное небо накрыло весь шар планеты, но запрет остался. Почему, не знаю. Скорее всего, люди просто привыкли к этому и сами же не захотели меняться.

Зато искать кого-то стало намного проще, нужно было лишь посетить информаторий города, где в общую базу складывалось все о проживающих людях на какой-либо территории. Получить информацию просто так не возможно, она якобы засекречена и ее распространение карается законом, поэтому пришлось идти обходными путями. Я практическую каждую ночь наведывался в данное здание, охранная система которого уж точно оставляла желать лучшего. Любой ребенок справится, благо им это не нужно. Поэтому защита данной информации существовала только на словах, да и те были притянуты за уши.

Выудив нужные сведения я тут же уходил с охраняемого объекта, пытаясь скрыть все следы своего присутствия, которых было довольно много, все-таки карту расположения информационных кристаллов мне никто на руки не выдавал, приходилось действовать методом научного тыка, который и оказался успешным где-то по прошествии недели ежедневного (еженочного) появления в залах информатория.

У профессора все-таки оказались потомки и довольно много, но жива была только одна, во всяком случае, так гласили карты памяти населения. Девушку звали Вирен. Судить о ее внешности было не возможно, фото отсутствовало, как и дата рождения, точное место проживание и еще множество данных, которые могли хоть как-то облегчить поиски. Пришлось довольствоваться кратким описанием, данным этим бестолковым информаторием:

«Вирен Крава Отила

Пол – женский

Образование: Среднее специальное не оконченное

Специализация: Инженер-механик»

Весело, ничего не скажешь, с таким описанием остается только у всех прохожих имена и специализацию спрашивать. Вдруг повезет. Именно на это я и надеялся, пока жил у тетушки Панко, которая сейчас так удачно ушла разбираться со своими проблемами или не совсем со своими, главное, что мне теперь можно забыть об этом супе и вылить его обратно в кастрюлю, что бы не расстраивать бедную женщину, ведь она старалась мне угодить. Ну, не только мне, но на этом внимание заострять не будем. Все-таки домовладелица подкармливает всех ребятишек этого небольшого района, включая моего «старого знакомого» Кая, навещающего меня по нескольку раз в день.

- Эй, сюда нельзя! – снова послышался голос приютившей меня женщины. Встревоженный, немного озлобленный на кого-то, будто в дом воры лезут.

Я это решил проверить, поэтому быстро выбежал на крыльцо, откуда и был слышен этот крик. Сказать, что женщина была не довольна, это ничего не сказать. Она была зла, как стая голодных волков, но сдерживала себя изо всех сил, стараясь выглядеть максимально бесстрастной и хладнокровной. Только иногда мимолетные эмоции становились словами, задевая рвущихся в ее дом людей явно за что-то живое. Они начина кипеть, будто воды в огромных котлах.

Тут уже и до рукоприкладства не далеко, правда, с какой стороны, природа умалчивает потому, что сама этого не знает.

- О, а вот и тот, кто был причиной разгрома в информатории! – Обратились ко мне сразу двое, как только увидели огненно рыжие волосы. Именно по ним меня почему-то все и узнают, остальное как-то теряется, так что хотел уже задуматься о перекраске, может, хоть тогда перестану привлекать к себе столько внимания. Тем более к разгрому я уж точно не причастен, нет у меня наклонностей к вандализму.

- Я?

- Ну, не я же!

- Прекратить безобразие! – опомнилась тетушка, дав подзатыльник каждому из участников этой игры в гляделки и немого спора. – Одни тут приходят, что бы поругаться со старой женщиной. Другой крушит что попало. Пожалейте мои нервы. Сай, иди наверх, а вы… - она снова повернулась в сторону людей в форме, которые нервно вздохнули, вопросительно уставившись на собеседницу. – туда, куда шли. Что бы мне на глаза вообще никто из вас не попадался. Нашли тут развлечение!

- Что же вы так горячитесь-то? Вот сейчас заберем НАРУЩИТЕЛЯ спокойствия и уйдем.

- Никого вы не заберете, проваливайте отсюда…

- Я сам пойду!

- Вот и правильно!

- Никуда ты не пойдешь! – взвилась домовладелица, загораживая меня своей довольно приличной тушкой, которой только роста не хватала. Мне пришлось бы сесть на корточки, что бы стать совершенно невидимым за ее спиной. – а вы уходите, пока собак на вас не натравила!

За всем этим последовала немая сцена. Женщина пыталась понять, что сморозила, я искал в памяти хоть какое-то упоминание о наличие у нее собак, а мужчины просто не могли понять, что это за зверь такой – собака.

- Я, правда, пойду… - положив руку ей на плечо, вышел из защиты, направившись к этим застывшим в столбняке грубиянам. – Скоро вернусь.

- Вот и правильно! – в очередной раз повторил один из пришедших, хватая меня за руку, что бы не сбежал наверно.

- Погоди! – домовладелица вцепилась в другую конечность, притягивая ее к себе. – Сейчас кое-что принесу, не уходите пока.

И оставив нас думать, что же она задумала, женщина убежала в дом, провожаемая тремя парами заинтересованных взглядов. Вернулась она быстро, будто вообще никуда не убегала, если не учитывать того, что в ее руках теперь покоилась небольшая сумка без ручек, внутри которой что-то было. Подозреваю, что это что-то съедобное.

- Вот, - протянула она сумку, стараясь не смотреть ни на меня, ни на этих горе-конвоиров. – Приготовила тебе кое-что. Возвращайся поскорее и не давай этим хмырям лгать о тебе!

- Хмырям? Ты еще ответишь за такое обращение с властями! – кинул на последок тот, который, скорее всего, и был главным в этой группе «властей». Дернув меня за руку сильнее, он направился в сторону информатория. Кстати, это здание действительно огромно, количество его этажей я так и не смог посчитать потому, что на большой высоте они просто сливались в один, тем самым создавая иллюзию огромной трубы, уходящей в небо.

Говорят, что там находится множество различных управленческих компаний, библиотек и даже тюрьма с так называемым полицейским участком. Если правда, то это довольно не рационально, хоть и на планете войн не было давно, зато терроризм развит до сих пор, но масштабы имеет довольно маленькие. Народ капитально запугали, что некоторые даже лишний раз вздохнуть бояться.

- Можно поинтересоваться? – начал я, как только мы отошли на приличное расстояние от дома.

- Интересуйся.

- Почему я?

- В смысле? – опешили конвоиры, резко остановившись и осмотрев меня с ног до головы, будто увидели перед собой инопланетянина, прилетевшего к нам с добрыми намерения и начавшего говорить полнейшую околесицу.

- В прямом! Я разве похож на какого-то вандала?

- А разве у них есть какие-то отличительные признаки? Хвост там или уши кошачьи на пару с когтями метровой длины? – вопросом на вопрос ответил главный. Его явно забавляла ситуация. Вот только мне она как-то не нравилась. Чую, что это огромные неприятности, свалившиеся уж точно не из пустоты.

- А вдруг?! Я же их никогда не видел.

- На себя посмотри! Думаю, что они все такие бесстыдно рыжие…

- Это дискриминация по цвету волос!

- Да хоть по половым признакам. Все равно под суд пойдешь за разгром информатория, тебя камера засняла и все твои ночные похождения.

- Какие еще похождения?

Вот я влип, про камеры-то и правда забыл, но вот громить я ничего не громил. Оно мне вообще надо?! Главное, что бы сейчас ничего не пришили не по делу, а за незаконное проникновение наказание небольшое и не уголовное, только денежный штраф, который я выплатить в состоянии, все-таки не голодаю.

- Все до единого. Как ты в кристаллах рылся, по комнатам бегал и что-то выискивал. Разве этого доказательства не достаточно?

- Для него достаточно будет! – включился в разговор еще какой-то охранник, который до этого молчал, будто партизан в лесу.

- А ты молчи, Свер! Не видишь, я с человеком разговариваю?!

- Прошу прощения.

- Ну, так что, думаешь недостаточно? – снова спросил начальник. Благо вопрос был риторический, то есть ответа не требующий в данном случае. Нет, вообще он требовался, но как только меня сдали на руки охране информатория, он просто отпал сам собой, как уже не имеющий значения.

- Вас приветствует система информатория. Просим четко произнести ваши имя, возраст и специализацию.

Данный голос приветствовал в этом здании каждого, хорошо хоть заходили сюда не часто, а то бы такой гвалт стоял, что даже собственного голоса услышать было бы не возможно. А так просто не приятно, когда практически каждый день тебе повторяют одно и то же, да еще и по нескольку раз. Вот и охранники мои аж сморщились от того, что снова пришлось разговаривать с этой занудной системой, у которой даже голос противный, хоть и женский.

Назвав свои имена, они уставились на меня. А что? Я ничего, поэтому заморачиваться не стал, сказав лишь свое имя, которое система тут же подтвердила и впустила в здание.

- Ты это как так?

- Практика. – довольно ответил я, уходя куда-то в глубь помещения. Ребятки аж бежали за мной. Они только минут через пять поняли, что по правилам все должно быть наоборот, то есть вести должны меня, а не я их. Вот и перестроились, дабы соответствовать правилам.

И молодцы, что так сделали, я дороги не знаю. Так что Сусанин из меня был бы еще тот.

Столько коридоров я никогда не видел. Они тянулись друг за другом, как бешеные змеи, которые сплелись в страстном танце. И им конца не была, от чего становилось как-то скучно. Хотелось разнообразия в обстановке, которую я получил за следующим поворотом. Огромное помещение, площадь которого была правильным кругом диаметром метров десять. Белый пол и бесконечность над головой. Жутковато. Потому что даже неба не видно. Смотришь, как из колодца наверх. Темнота и маленький просвет, сверкающий где-то в конце пути.

- Иди давай, харэ рот разевать, потом насмотришься!

Меня толкнули на середину комнаты, после чего сами ушли в тот коридор, откуда и появились, оставив меня в полном одиночестве на этом странном месте. Не знаю, чего я ожидал, но когда вся эта конструкция задвигалась, то подпрыгнул на добрых полметра от неожиданности. Помещение оказалось гигантским лифтом, который со скоростью пьяной улитки поднимал меня на самый верх. Ощущение, скажу я вам, не из приятных. Такое чувство, что пол под ногами развалится, а ты рухнешь вниз. А там даже костей собрать не получится, настолько была большая высота. Хорошо хоть, что все происходило плавно и без рывков, иначе лежать мне на полу этого странного лифта и дрожать до тех пор, пока тот не остановится.

- О, гости! – послышалось откуда-то сверху. Я тут же отвлекся от собственных мыслей, задрав голову вверх, что бы понять, кто там такой остроумный, но никого не нашлось, только потолок стал подозрительно ближе. – Не туда смотришь! – обиделся голос. – справа…

Развернувшись в указанном направлении, увидел только силовое поле, полностью покрывающее помещения или коридоры, расположенные со всех сторон от лифта. Только в одном месте оно становилось прозрачным. Кажется, именно оттуда меня и позвали.

- Кто здесь?

Оригинальностью я не отличался, поэтому банально подошел к стенке поля, постучав по нему для верности.

- Не долби по мозгам! – снова этот голос. Но теперь он был намного ближе и звучал четче.

- Ты кто?

- Конь в пальто!

Из-под спальной пластины показалась встрепанная голова какого-то парнишки. Его голубые и просто огромные глаза сверкали ехидством, тем самым заставив меня в очередной раз поежиться.

- Кони такими наглыми не бывают! – парировал я, уставившись на это чудо расчудесное, которое тоже глаз с меня не сводило. А посмотреть было на что. Светлые, практически выбеленные волосы, торчали в разные стороны. Если бы не небольшая кепка, прикрывающая голову, то названием такой прически стало бы «я у мамы вместо швабры». Джинсовый комбинезон, висящий мешком и гвоздь программы – высокие ботинки на шнуровке с толстой тракторной подошвой.

- И много коней ты видел на своем на веку?

- Ни одного! – честно ответил я, попытавшись хотя бы вспомнить, как выглядит данный зверь.

- Тогда молчи и не вякай! – Поставил он точку в этом высокоинтеллектуальном разговоре. А заодно, указав на соседнюю, камеру добавил, дабы я уж совсем не разочаровывался. – Обустраивался. Жить там будешь!

Меня тут же зашвырнуло в указанное помещение, даже не спрашивая, хочу я туда или нет. Хотя, зачем спрашивать?! Все равно отсюда только один выход – через суд, а его ждать – это занятие полностью бесполезное, совместимое только с напрасной тратой времени, которое мне так необходимо, что бы найти эту родственницу профессора. Так что теперь можно сесть и думать не о том, как отсюда выбраться незамеченным, а как это сделать максимально быстро, мимоходом выполнив «миссию».

Паренек же тем временем рассматривал меня сквозь прозрачную стену, и думал он явно не о хорошем, как-то уж слишком подозрительно сверкали его глаза, а руки тянулись сквозь силовое поле, которое от такой наглости пошло крупными волнами.

- Тебе ничего странным не кажется?

- Нет! – мотнул головой паренек, продолжив свое движение по направлению ко мне любимому.

- А мне кажется, что да.

- Когда кажется, креститься надо! – ответил он, уже преодолев поле целиком и оказавшись полностью в моей камере. Нет, против гостей я ничего не имею. Но когда заходят так нагло, хочется куда-нибудь скрыться и не высовываться, пока этот самый непрошенный гость не уйдет куда-нибудь подальше. Благо с эмоциями у меня туго, так что мысли на лице не отразились, так и оставшись где-то глубоко в душе.

- Какими судьбами? – старательно натянув улыбку на лицо, спросил я. На что мой гость лишь недовольно хмыкнул, устраиваясь на спальной пластине поудобнее. Как только успел туда залезть?!

- Ветрами попутными, соучасничек!

- В смысле?

- В прямом! – буркнул тот, притянув меня к себе ближе и зашептав на ухо что-то довольно своеобразное.

Выбора мне не оставили, поэтому пришлось слушать заунывную истории о жалкой судьбе этого парнишки, притворно округлять глаза на самых жутких моментах и стараться не засмеяться от слишком неправдоподобных объяснений, количество которых в данном рассказе зашкаливало. К концу я не выдержал, начав сочинять продолжение, на которое отреагировали довольно положительно. Паренек активно кивал и поддакивал, явно войдя в кураж. Разве что после пятнадцати минут такого развлечения он резко соскочил с пластины с твердым намерением сбежать обратно в свою камеру, но был схвачен мною за то, что ближе лежало. Поэтому освободить собственную руку ему не удалось, пришлось виновато склонить голову и снова взгромоздиться на кровать.

- А теперь правду! – настоял я, пытаясь удержать верткую конечность. Дело было не из легких, этот ребенок оказался настолько шустрым, что даже мне умудрился выкрутить руки. Так что сидели мы довольно неудобно, гипнотизируя друг друга злобными взглядами исподлобья.

- Поймали, гады. – выплюнул он.

- То, что поймали, я вижу. А поточнее?

- Видит он… Тогда знать должен, что на каждом уровне тюрьмы содержатся преступники или подозреваемые в одном деле. Мыслишки появились о том, в каком?

- Неужели тоже в информатории копался? – не поверил я, даже руку парнишки выпустил от неожиданности. Тот тут же подобрался, потирая саднящую конечность.

- Нужен он мне?!

- Тогда что ты делал?

- Не твоего ума дело! – выпалило это чудо, соскакивая с пластины. – Лучше помоги выбраться.

Сказав это, паренек всучил мне в руки довольно короткую силовую веревку. Метров пять, не больше. Что с ней делать, ума ни проложу. Именно поэтому уставился на это чудо техники, как баран на новые вороты. Видно, заметив мой вопросительный взгляд, мелкий мучитель сжалился, сказав, что именно это наш лучик спасения. Если честно, то в это как-то с трудом верится, высота тут явно не такая маленькая, поэтому длины нашего «лучика» явно не хватит. Тем более из камеры все равно не выбраться без клю…

Оказывается можно и без ключей это сделать, нужно только иметь своего собственного взломщика систем безопасности, коим и оказался наш маленький друг. Он довольно копался в щитке, что-то приговаривая себе под нос, будто заклинание читал. Которое возымело действие на силовые поля, просто их погасив. Осталось только одно – прыгать вниз, зацепив за что-нибудь веревку. И этим чем-то должен был служить именно я. Не люблю роли вешалок, подставок и тому подобных частей интерьера, но почему-то только они мне и достаются, делая из меня героя второго плана. Нет, от второго плана я не отказываюсь, просто героем быть не хочу, не прельщает меня это название, ответственности слишком много, поэтому я и раздвоил конец веревки, прочертив по нему ногтем. После чего эта конструкция стала не только липкой, но и смогла держаться за стену, не отваливаясь при условии, что одновременно по этой веревке будут спускаться два довольно упитанных молодых человека.

Паренек идею не одобрил, поэтому решил прочность веревки проверить на мне методом «а давай полетаем». Крепко вцепившись в веревку, он запрыгнул мне на спину, тем самым придав ускорение. Я же в свою очередь, равновесия не удержал и с каменной миной вместо лица полетел в пропасть. Разве что дышать стало как-то уж больно тяжело, то ли от набранной скорости полета, то ли от того, что меня активно душили и ногами и руками, зажимали глаза и истошно орали над ухом.

***

Кристаллы кирита всегда отличались завидной красотой, когда через них пропускают свет. Они отливали всеми цветами радуги, создавая совершенно неожиданные сочетания, радующие глаз своим неимоверно красочным блеском. Но главное их достоинство было не в этом. Кирит – это идеальный носитель информации, на него можно записать, что угодно и в каком угодно количестве, именно поэтому этот красивый и очень маленький кулон стоил баснословных денег, но был отдан так просто.

- Этот бродяга не может быть богачом… - думала молодая женщина, глядя на подаренную вещицу, ведь тот рыжий паренек не выглядел тем, у кого золото валяется в каждом кармане. Он был бродягой, обычным ободранным бродягой, чья одежда даже цвет потеряла то ли от времени ее ношения, то ли от неправильной и очень активной эксплуатации. – Тогда зачем?

Этот вопрос мучил Нери уже девятые сутки, с того дня, как сын рассказал ту историю о куполах, накрывающих города. Сначала было интересно, откуда он узнал эту тайну, ведь все уже давно было засекречено, а такая информация не могла появиться просто так, а потом мысли заняло совершенно другое. Кай показал небольшой кулон, отсвечивающий всеми цветами радуги. Это не могла быть подделка, только один кристалл способен испускать столько отраженного света, и это был кирит, самый дорогой из известных минералов, который по чистой случайности оказался у веселого мальчишке, грезящего фантастическими историями.

- Мам! Ты чего делаешь? – Кай подошел сзади, положив руки на плечи матери, что бы легче было перегнуться через ее плечо и посмотреть, чем же занимается женщина. Та вздрогнула от неожиданности, но кулон в карман убрала вовремя, что бы сын не заметил.

- Ничего… - улыбнулась Нери. – Иди погуляй, я скоро вернусь!

Ничего не заметив, мальчик пожал плечами и тут же убежал дальше играть, оставив свою маму думать над загадкой дальше, разве что через несколько минут он вернулся снова, заставив женщину вздрогнуть в очередной раз. Но теперь он уже не был весел, как раньше. Руки дрожали, а по щекам катились слезы. Женщина всполошилась, но была остановлена фразой, заставшей врасплох, ведь теперь загадку уже не решить.

- Сая забрали! – жалобно выдавил из себя мальчуган, устраиваясь рядом. Нери не задумываясь приобняла немного сына, что бы тот успокоился. Не известно, что в этот момент ей повелевало, просто хотелось узнать больше и точнее об этом странном юноше с волосами цвета пламени. – Сказали, что он что-то нарушил…

- Что мог нарушить такой хороший молодой человек? – ласково начала она, но сын не успокаивался, он почему-то плакал еще сильнее, изредка заглядывая женщине в глаза.

- Его забрали в информаторий…

- Там же только преступники сидят, да и люди, которые подозреваются в преступлениях особой тяжести… Что он мог сделать?

- Не знаю… - продолжал надрываться Кай. Казалось, что его горю ничего не сможет помочь, но Нери была не такой женщиной, которая может бросить что-то уже начатое, поэтому отпустив Кая, она встала со своего места. Мальчик же перестал плакать, недоумевающе посматривая в сторону матери, которая взлетела по лестнице вверх – на галерею второго этажа, где был семейный архив. Именно там когда-то паренек находил старые книги и записи о прошлом и именно там хранились вещи, которые могли помочь в данной ситуации.

- Эти… - прошептала женщина, извлекая из коробки пару пожелтевших от времени листов бумаги, которые были так дороги сердцу.

Ведь приглашения в студенческий город печатались только на таком материале и никогда не распространялись в электронном виде. Хорошо еще, что сохранились, потому что именно эти листы могли спасти от тюрьмы даже самого страшного преступника. Стоит их только получить, как любой телепорт будет перенастроен на студенческий город, где совершенно другие законы. Осталось только передать приглашение.

***

- Как-то скучно падать стало! – не удержался я от небольшого подкола в адрес моего мелкого наездника, который за эти пятнадцать минут не переставая орал во все горло. От такого даже уши заложило, что уж говорить о том, что все тело могло покрыться синяками от этих острейших тисков в виде всех конечностей этого нахала. Все-таки он так и не отцепился от меня.

- Падения скучными не бывают… А-А-А-А..

- Хватит орать… - не выдержал я, хватая парня за одну из лямок комбинезона, но тот держался так, словно клещ, у которого отбирают последнюю еду, то есть отцепить его, у меня не получилось.

- Я не ору. – наконец, прекратил он надрываться, сказав хоть что-то осмысленное.

- Не ври…

- Не вру!

- Оно и видно!

- Это что тебе видно? – тут уже он возмутился, сильно потянув за воротник моей и без этого хлипкой футболки. Тот, конечно, же не выдержал и оторвался, оставив приличную дыру на месте спины. Короче  - это уже не майка, это тряпка половая обыкновенная, часть которой так и осталась в руках мальца. Кстати, тот теперь летел отдельно, размахивая руками и ногами в разные стороны, будто это могло чем-то мочь или хотя бы затормозить падение.

Стоит еще кое-что сказать о той веревке, которую я так старательно приделывал к стене. Нет, она не оторвалась, просто кое-кто очень умный и находчивый умудрился отпустить ее конец, когда резко дернуло, вырвав из рук все, что там вообще находилось, исключая меня. Такое чувство, что теперь мне досталась роль то ли парашюта, то ли мягкой подушки.

- Все мне видно!

- Не замет…

Не успел он договорить, как падение резко прекратилось, но мы не упали, как это должно было произойти, а зависли в сантиметрах двадцати от белого пола лифта. Выражения наших лиц нужно было видеть, потому что описать это словами просто не возможно. Там было столько шока и облегчения, что казалось, стены сейчас рассмеются, а сам я сгорю от стыда. Наверно, даже уши покраснели. Благо я этого так и не увидел, пол не зеркальный.

- Развлекаемся?

Нет, не показалось, действительно кто-то ржет, будто конь, но это явно не то, о чем я подумал. Подняв голову, встретился взглядом с какой-то женщиной. Та облокотилась на небольшой куб, призванный изображать из себя пульт управления всем этим безобразием, и что-то щелкала на панели, пытаясь разобраться в том, почему мы до сих пор не упали.

- Жми правую! – очухался паренек. Он пытался встать на ноги, но что-то мешало, поэтому даже пола коснуться рукой он не смогу и из-за этого злобно поглядывал в сторону так и не определившейся женщины. Кстати, она мне почему-то была смутно знакома. Соломенные волосы, собранные в аккуратный хвост, зеленые глаза.

- Вы мама Кая? – спросил я, совершенно не надеясь на ответ.

- Нери! – кивнула она, одновременно нажимая указанные клавиши, которые по идее должны убрать эту анти-гравитацию. – Приятно познакомиться!

- А нам-то как приятно!

Не сказал бы, что очень, все-таки во время падения с высоты двадцати сантиметров тоже можно прилично удариться, что я и сделал, теперь потирая ушибленные части тела.

- Это кто? – парнишка оклемался намного раньше меня, поэтому неприлично тыкая пальцем в сторону Нери, уставился на так и не поднявшегося с пола меня. А что я? Я всех знаю что ли?!

- Она представилась…

- Значит, ты ее тоже не знаешь…

- Почти…

- Что значит «почти»? – взвился он, наседая на меня, будто какой-то вихрь местного масштаба.

Женщина за нами наблюдала словно за детьми, улыбалась, хоть и с каждой секундой ее лицо становилось все тревожнее и тревожнее.

- Давайте, вы потом выясните свои отношения, голубки! – сказав это, она еще раз очаровательно улыбнулась, прикидывая, кого мы первым делом задушим: ее или друг друга. Но так и не дождавшись результатов, она продолжила. – Если сейчас придет охрана, то сбежать во второй раз у вас не получится.

Убил бы заразу, если бы мог. Хотя нет, это не мои чувства, а этого мальца, скалящегося за спиной, кажется, вихрь скоро повторит свою попытку смертоубийства, но на ком я так и не понял, но, что бы не искушать судьбу, немного отступил назад. Нери последовала моему примеру, стараясь стать совершенно невидимой, но так, как это не возможно, во всяком случае, здесь и сейчас, то лишь спряталась за куб, изредка оттуда выглядывая, благо тот был довольно крупных размеров.

- Еще раз… Еще раз меня так назовете, и… - увернувшись от промчавшегося парня, я снова чуть не поцеловал пол, но вовремя сориентировался и схватил вырывающегося мальчишку в охапку, пока тот не разнес здесь все по доскам… хотя, правильнее было бы сказать – по пластмасскам. – пусти… - прошипел он, укусив меня за руку, но конечности я так и не разжал, еще чего доброго – убьет ненароком. Нери была со мной полностью согласна, поэтому подходить не решилась. Она только руку высунула из своего убежища, передавая нам два каких-то желто-коричневых листка.

- Возьмите. Это пропуска! – прошептала она и тут же куда-то скрылась.

Старенькие какие-то пропуска, я бы даже сказал  -  антиквариат, который можно увидеть нечасто. Да и паренек рыпаться перестал, наблюдая, как я пытаюсь одной рукой дотянуться до верхней поверхности куба, куда и были положены эти странные листы бумаги.

- Что это? – он выбрался из моих уже не настолько крепких объятий, схватив один из листков, на котором кто-то старательно накидал план помещения с указанием телепортов, показав стрелками, что именно туда нам и нужно. Ясно было одно, что подсунули нам их не случайно, а вполне намеренно, да еще и с намеком, который я пока не понимаю.

- Понятия не имею. У нее спро… - оглядевшись по сторонам, Нери я так и не обнаружил, она будто растворилась в воздухе, оставив нам такой своеобразный подарочек.

- Не у кого спрашивать, поэтому тебя терроризирую.

- Это бесполезно, лучше посмотри, что мы тут вообще имеем!

- Полный… короче ты меня понял…

Развернув один из листков, потому что другой я предварительно убрал в карман брюк, что бы не потерять, мы уставились на написанное, которое гласило, что кто-то (подозреваю, что из нас) был зачислен в академию с нечитабельным названием (стерлось оно) и должен пребыть в студенческий город не позднее, чем через месяц после получения приглашения. Инструкция тут тоже была, если это можно так назвать, потому что я бы выразился по-другому. Такое чувство, что данные штуки делали для различных преступников, которым нужно скрыться на некоторое время, разве что достать их было сложнее, чем уйти от информатория. Интересно, откуда у матери Кая эти действительно редкие бумаги.

Прочитав все, что пока было доступно на этом приглашении, я отдал его парнишке, который посмотрел на меня так, будто я сам двинулся по фазе и этого не заметил. Хорошо хоть вопросов задавать не стал, а подгоняемый мной побежал по коридорам в сторону отмеченного крестиком телепорта.

В очередной раз повернув не туда, я понял, что без даже такой карты, я бы заблудился, информаторий-то оказался каким-то лабиринтом, где множество развилок, коридоров и тупиков, большинство из которых мы умудрились посетить, подцепив довольно внушительный хвост из гомонящих преследователей. Надеюсь, что хоть сейчас мы бежали в правильном направление, все-таки развернуться и уйти в обратном направлении от этой толпы уже не представляется возможным, народа мы собрали слишком много. Но на нашу беду на горизонте снова замаячил очередной тупик, где взад-вперед прохаживался одинокий робот уборщик. Сбив того с колес, мы вихрем пронеслись вдоль стены, убедившись в том, что дальше бежать некуда, и стали искать выход из ситуации, тот, нам на радость, действительно нашелся. И назывался он «телепортационная», что и гласила небольшая светящаяся табличка на двери. Свезло.

Дернув за ручку, парнишка убедился в том, что дверь действительно заперта и открываться просто так она не будет.

- Открывай, ты же у нас технический гений! – не выдержал я.

- Погоди немного, я не умею думать так быстро. – отреагировал тот, вставляя проводки в замок, оный противно запищал, но внутрь нас пустил, захлопнув замок прямо за нашими спинами.

- Ты первый! – пожелав удачи, я толкнул друга в телепорт, который загорелся каким-то оранжевым цветом и противно зажужжал, активируя кристаллы перемещения. После чего последовала яркая вспышка и паренек исчез из кабины, оставив и мне место, куда я моментально влез.

Закрыв глаза, приготовился к перемещения, все-таки первый раз пользуюсь подобным средством, раньше было как-то не до таких ухищрений. Телепорт снова вспыхнул, но на этот раз красным, а в комнате стало ужасно шумно. Кто-то орал, долбился в полупрозрачную стенку кабинки, стараясь ее открыть, но та не поддавалась, издавая протяжный вой сирены. Еще одна вспышка ярко-алого цвета и все звуки пропали, казалось, что меня кто-то зажевал и выплюнул десять раз подряд. Может, именно так оно и было, потому что вывалился на другой стороне я совершенно без сил, мельком отметив, что на площади студенческого города пол дощатым быть не может.

*не вычитано. Главу выкладываю полностью, потому что не помню, на каком месте тогда прервал повествование, сори, если сразу такой кусок очень большой*

0

6

Глава 5. Аукцион

Неяркий свет заполнял скудную комнатенку, где могли разместить максимум человека четыре, да и те в неестественных позах от жуткой тесноты. Впрочем, немногочисленному персоналу данного заведения это нисколько не мешало. Хорошо хоть телепорт установить   удалось, а остальное приложится и неважно, какими усилиями. Все равно это уже не их проблема, а начальства. Которое как раз занималось тем, что перемывало косточки окружающим, а в частности курьерам, не соизволившим вовремя объявить о задержке груза.

Все бы ничего, но график выставления отдельных товаров уже давно был закончен и переработке не могу быть подвергнут. Хотя бы потому, что уже был отдан в наивысшие инстанции, как окончательный. Может именно поэтому толстенький старичок так распинался перед своими подчиненными. Казалось, что он подобно воздушному шарику скоро взлетит от переполняющего его гнева и негодования, лопнет где-то под потолком, тем самым заставив всех работать. Но, как известно, невероятные вещи происходят не когда их ждешь, а совершенно наоборот. Вот и местный босс не набирал высоту, а лишь наращивал обороты собственной ругани, льющейся нескончаемым потоком. Остановить это могло только одно, но оно появляться не собиралось, оставаясь лишь мнимым, но таким желанным спасением от громкого и неритмичного звука.

Благо курьеры к этому уже давно привыкли и относились к такому, как к довольно обычному делу. Кивали в нужных местах, поддакивали или приседали, когда голос толстяка переходил в ультразвук. Все равно данная картина уже давно приелась на столько, что казалась абсурдной до невозможности, не поддающейся объяснению настоящего мира, окружающего всех разом и никого в том числе.

Кивания медленно переходили в раздел рефлексов, а жалкие попытки оправдаться различными небылицами не просто в сказку, за которой ничего не замечаешь, а просто в тихий фон, за которым не возможно было услышать и хлопка двери, который как раз настиг переругивающуюся троицу где-то в апогее спора.

Незадачливый человек, хлопнувший дверью тенью проскользнул в комнату, чудом не задев стул, преграждающий дорогу, обогнул трехногий шатающийся табурет, который так не кстати тоже попался на пути, и аккуратно нагнулся над ухом толстяка. Босс мигом сменился в лице, став из помидорно-красного лиловым, только пар из ушей не повалил, что свидетельствовало еще не о последней стадии бешенства этого маленького, но не по значению, человека.

Подчиненные попятились, прижимаясь к стенам, лишь высокий, метра под два ростом, худощавый посланник остался стоять на том месте, где и был до этого. Его сальные волосы были слегка прикрыты капюшоном, а на один глаз наезжала черная в небольшие грязные пятна повязка. Если быть проще, то своим видом он сам мог испугать кого угодно мало мальски малодушного. Лишь теплая, немного неуверенная улыбка говорила, что это совсем не бандит с большой дороги, а над внешностью природа поиграла, оставив неизгладимый отпечаток на лице посланника.

Он бы тоже отбежал со всеми остальными, как только увидел краснеющие уши начальника, но должность обязывала стоять до последнего даже в безвыходной ситуации, поэтому Крег, так звали этого не в меру «смелого» человека, так и не сдвинулся с места, нервно подергиваясь от накатывающего волнами страха.

- Но Господин… - неуверенно забасил он, прикрываясь темным рукавом для верности, вдруг до рукоприкладства дойдет. – Мы ничего не можем с этим поделать, товар..

- Меня не интересует, что вы ничего не можете, доставьте товар. А как, уже не мои проблемы! Главное, что бы он был здесь и сейчас. Ясно?

Подчиненные в очередной раз закивали, склоняясь в глубоких поклонах, но не отводя глаз от покрасневшего боса, который с каждой секундой злился все сильнее, напоминая своим видом уже не человека, а какого-то демона из преисподней.

- Но… - попытался было вставить слово посланник, но был жестоко одернут.

- Никаких «но». Это для вас запрещенное выражение, которое в моем присутствие исключается из лексикона. А ну выполнять, скоробеи недоделанные. Еще раз услышу от вас хоть слово претензий, выгоню всех к чертовой матери, что бы под ногами не мешались. – всю эту тираду он выдал на одном дыхании, ни разу не запнувшись, после чего еще раз смерил гневным взглядом всех собравшихся, стукнув кулаком по полуразвалившейся табуретке для верности. Та жалобно заскрипела, отпуская на волю одну из своих ног, громко врезавшуюся в деревянные доски пола.

Трое курьеров даже воздухом подавились, стараясь не дышать вовсе, выдохнуть им помогла ярко-красная вспышка телепорта и глухой стук падения тяжелого тела. Кажется, товар прибыл, освобождая бедных слушателей от дальнейшей тирады «наставника». Тот лишь присел на корточки рядом с ярко-рыжей шевелюрой выпавшего из телепорта Свира (симбиоз технологий и биологических исследований, позволяющий создать существо наподобие робота слуги, но с внешностью, полностью копирующей человеческую), посетовав, что с упаковкой снова намудрили, причем капитально. Ведь не могла же она испариться просто так, оставив ценный сувенир без должного не то внимания, не то обращения. Вдруг сломается и что тогда делать?!

- Притащите сюда какую-нибудь коробку по размашистей! – крикнул в пустоту толстяк, силясь перевернуть тело на спину, что бы убедиться, что с данным экземпляром все в порядке и брака нет.

Свир выглядел вполне нормально, если не считать некую помятость и полное отсутствие одежды, не считая порванных в некоторых местах брюк. Впрочем, менять их человек не решился, он лишь завернул холодное тело в огромный кусок шелковой ткани, что бы выглядело как можно презентабельней. После чего с помощью остальных «трудяг» поместил рыжего в его новое пристанище – огромный саркофаг из цветного стекла.

Почему именно саркофаг?! Да просто не нашлось коробки подходящего размера, а эта штука уже несколько лет валялась бесхозной и никому не нужной, но довольно роскошной вещью. Да и подходил он сюда, как нельзя кстати, создавая антураж царственности, сдобренной изрядной долей сказки. Казалось, что юноша в этом красивом гробу, как бы не странно это звучало, был принцем или еще кем-то из королевской семьи. Пафосно, просто, а главное наименее затратно.

***

Зал сегодняшнего аукциона был выбран не случайно. Большой светлый, с немалой толикой иллюзии, наложенной главным технологом всего этого заведения, он придавал уверенности покупателям своей роскошью и благородством, будто люди пришли не в какой-то захудалый сарай, а в самый настоящий замок, где даже скамейки кажутся не просто деревянными, но еще жутко дорогими. Коими они конечно не были, так как владелец – человек скупой и жутко заносчивый, хоть и деньги гребет лопатой, отдавая своим подчиненным какие-то гроши.

Впрочем, медленно прибывающих людей этот факт волновал мало, им был намного больше интересен ассортимент товаров, которые тут могли предложить. А уж он был поистине достоин похвал. Самые редкие и изысканные сувениры со всего света можно было найти только тут, что и объяснялось огромным количеством народа, которого становилось все больше и больше.

Даже когда аукцион начался, зал не переставал наполняться все новыми и новыми особами из различных богатых сословий. Вот дама с миниатюрной собачкой, а вдалеке уважаемый джентльмен с лицом похожим на морду панды, таким же круглым и добродушным, а совсем рядом мужчина преклонных лет, следящий цепким взглядом за пурпурным бархатом занавеса, дамочка, которая держит его под ручку, стараясь одновременно еще и щебетать с многочисленными подругами. Все они в большинстве своем собрались лишь для того, что бы поглазеть, ведь у многих, хоть они и богаты, денег не хватит даже на самый дешевый лот, выставляемый здесь.

Немало было и тех, кто приглядывал подарки для своих близких или хотел побаловать само себя какой-нибудь дорогой безделушкой, коих здесь, на столько много, что глаза разбегались от «бешеного» разнообразия предлагаемых товаров. Людей это нисколько не смущало, главным для них становилось выбрать, что подороже, не вникая в смысл приобретения. Им было глубоко наплевать, для чего все это должно использоваться.

Исключениями же служили господа, собравшиеся где-то на задних рядах, активно обсуждающих различные коллекции или просто смотрящих вперед, оценивая предложенное. Им не было никакого дела до остальных. Их целью служил выбор чего-то особенного, что смогло бы служить хорошим подарком «хозяину» на его единственный праздник совершеннолетия.

Невысокий мужчина во фраке, благодаря которому он сильно напоминал бело-черного и неповоротливого пингвина, аккуратно записывал в тетрадь коды понравившихся лотов, но после каждого гневного взгляда соседей и их отрицательными покачиваниями голов, решительно вычеркивал, вздыхая так, будто прощаясь с жизнью.

Его уже давно достал весь этот балаган, разведенный вокруг, хотелось уйти в себя или хотя бы сесть, отложив пластину тетради, что бы та не занимала руки и перегруженный думами мозг. Жаль, но сделать это ему мешали принципы и убеждения, которые наставники вдалбливали в его бестолковку с детства, лишая всякого выбора или чувства сомнения. Именно это не давало своевольничать и удерживало взгляд мужчины, направленным на небольшой постамент, в середине сцены, где сейчас разворачивались наиболее значимые баталии.

Два уже известным нам курьера с натугой пытались затащить вверх цветастый саркофаг, который не желал сдаваться, придавливая своим весом нерадивых грузчиков, что те чертыхались сквозь зубы, плевались и вообще вели себя не культурно. Хотя, их упертости можно было и позавидовать, так как парни сдаваться не собирались, а только подозвали третьего, с помощью которого все-таки удалось установить очередной лот на не высокую тумбу, где тот и должен был находиться.  Что бы ценность не упала, пришлось подпереть стеклянные стенки ажурными, но видимо крепкими решетками, благо те не рушили устоявшуюся атмосферу.

Зал невольно ахнул, в первых рядах загомонили, все старались друг друга перекричать, а некоторые женщины падали в притворный обморок только завидев бледное человеческое лицо, видневшееся сквозь прозрачную крышку саркофага. Некоторые особо вызывающие восклицания можно было расслышать, но обнадеживающими они далеко не были. Как говорится, каждый думал в меру собственной испорченности, причем у многих паникеров она оказалась довольно оригинальной, что даже заставляла краснеть рядом стоящих людей не то от стыда, а не то и от негодования. Впрочем, от самой популярной версией тоже веяло немалым идиотизмом. Большинство считало, что это некая мумия, проклятая на века. Бред, да и только.

Разрушить который смог только поднявшийся на постамент хозяин всего это заведения. Человек-воздушный шарик гордо подбоченился, руками показывая на саркофаг, но не отводя глаз с зала, и лекторским тоном начал:

- Как вы знаете, еще не один наш аукцион не проходил без самого главного и захватывающего лота, дорогого и в то же время, совершенно бесценного. Сегодня же вашему вниманию мы представляем то, чего многие из вас могли только желать, но даже не представляли, что такое осуществимо. Био-технический организм, который будет защищать вас всегда и везде, он был создан по последнему слову техники и предан хозяину до последнего вздоха. А главное, он совершенно не отличается от человека, что делает его великолепным телохранителем, который не будет выделяться среди вашего окружения. Итак, представляю вам лот №7456 – электронный Свир и ваш личный слуга, только сегодня и только в этом великолепном зале. Начальная цена 700 миллионов цвергов. Ваши предложения…

Цена и впрямь была ужасающе высокой, но человека во фраке это не останавливало, его взгляд засверкал, будто посчастливилось в булочной наткнуться на динозавра. Толкнув плечом товарища, он уставился в свою пластину, дабы записать все данные и переслать их на стол заказа, где те должны были быть обработаны. Цель оказалась проста, выкупить лот чего бы это не стоило, ведь хозяину он понравится, просто обязан понравиться, иначе и быть не может. Обиженный товарищ лишь с удивлением отметил, что пингвин как-то несвойственно для себя оживился, пожал плечами, но все-таки встал.

Его задачей был разговор с местным начальством, что бы выкупленную вещь можно было забрать сразу, а не ждать пока закончится «светопредставление». Разочаровывало лишь то, что и у других влиятельных людей тоже были деньги, а у некоторых еще и здравый смысл, позволяющий торговаться, выкрикивая все большую и большую цену, которая грозилась перерасти все дозволенные рамки. Все-таки за такие деньги можно и целый город приобрести со всеми его жителями, да еще и на ремонт останется.

После получасового гвалта и наращивания стоимости лота все тихими, но верными шагами шло к спокойствию. У кого-то сдали нервы, у кого-то не хватало денег или же люди просто решили сдаться, так как кричать уже надоело. Причин было не меньше тысячи. Но даже поредев, количество конкурентов оставалось внушительным, теперь они собирались в небольшие группы, создавая между собой хлипкие альянсы, но и это быстро закончилось, уступив место действительно гигантам мира. Те тоже были не прочь немного поспорить, скорее даже доказать превосходство над другими, дабы возвыситься хоть еще не много.

Сдаваться никто не хотел, поэтому в спор вступила третья сторона, до сих пор совершенно никак себя не проявляющая. Девушка с фиалкового цвета глазами грациозно встала со скамейки, прошествовав вперед. Она быстро скрылась с глаз покупателей за темным бархатом, после чего толстяк снова вышел на постамент. За ним мелкими шажками семенили трое рабочих с плотной тканью в руках, девушка же замыкала шествие, взглядом извиняясь перед присутствующими.

Теперь стало ясно – аукцион закончен, а главный лот продан, о чем свидетельствовала речь помидорно-красного начальника, его же довольная улыбка говорила лишь о том, что выкуп оказался намного более выгодным, чем представляют себе остальные.

Пингвин чертыхнулся, стараясь вылезти из-за скамьи как можно аккуратней, здесь ему больше нечего делать, все уже давно сделали и таким наглым, нечестным образом. Было бы в мужчине больше смелости, он бы точно сказал много хорошего Госпоже, но он был всего лишь запуганным слугой, что не давало права грубо говорить, а иногда и даже думать, о людях высшего света.

***

Саркофаг с аукциона вынесли довольно быстро, госпожа даже не соизволила поблагодарить бывших хозяев. Она просто приказала доставить новое приобретение в дом со всей возможной скоростью, на которую можно рассчитывать или даже нельзя. А это означало не только тяжелую работу слуг, но и их наказание, если эти «недогрузчики» опоздают хоть на секунду предоставленного им времени, а то, что оно варьируется в зависимости от настроения одной особы, уже никого не волновало. Ей можно.

Впрочем, опаздывать никто и не собирался, даже зная одну небольшую истину, которая, кстати, не даст наказанию свершиться при таких обстоятельствах. Вот только данная истина, скорее всего, отрываться от своего занятия не будет, ведь маньяк – он и на Каринт (жаркая страна, где до катастрофы населением являлись чернокожие поселенцы, собирающиеся в обжины) маньяк. Разве что отбирать у него скальпель и защитную маску даже госпожа не решится, хоть он и ее сын. Собственная жизнь и здоровье важнее какой-то небольшой семейной перебранки.

Именно поэтому вся процессия по дому двигалась на цыпочках, стараясь быть тише воды, ниже травы. Некоторые даже дышали через раз, что бы не дай Создатель, молодой Господин услышит или «на свою» беду решит спуститься из своего штаба лабораторного типа, где проводит практически все свободное время. Благо, он всегда занят так, что даже война не сможет выманить этого хирурга-самоучку из своего убежища. Поэтому и недоразумения не произошло, из-за заветной двери даже шороха слышно не было, что уж говорить о громких криках жертв экспериментов этого местного (во всех смыслах) садиста.

Процессия синхронно выдохнула, каждый пытался заставить себя поверить в безобидность хозяина, но плохо получалось даже у Госпожи, которую считали сейчас чем-то вроде божества. К сожалению всех собравшихся женщина была полностью против этого, что и доказала, подперев собой противоположную от двери стену и взглядом показывая: мол «открывайте, чего стоите?!». Слуги же к этой безмолвной фразе мысленно добавили «олухи проклятые» и тут же поспешили выполнять приказ.

С ювелирной «осторожностью» они легонько приоткрыли дверь, стараясь, что бы та не скрипела. В щель тут же сунулась голова разведчика. И только, когда тот сказал, что все чисто, слуги, направляемые Госпожой, решились войти в комнату хозяина, который мирно спал за рабочим столом в довольно неудобной позе.

Когда молодой господин находится в таком состоянии, можно не бояться, он не опаснее младенца, тем более его и пушечный выстрел не разбудит. Но лучше не рисковать, а заходить в комнату по одному, стараясь не производить вообще никаких звуков, вдруг этот белобрысый охламон притворяется, с него станется.

Саркофаг заносили последним, поддерживая со всех сторон, что бы случайно не уронить, благо ширина дверей этому способствовала. Но и это не помогло, кто-то «грузчиков» споткнулся об порог, тем самым спровоцировав цепную реакцию. Тот, на кого он упал на ногах тоже не удержался, а несущие саркофаг просто засмотрелись на эту картину, выпустив из рук сокровище, упавшее на пол и оглушившее звоном всех присутствующих. Верхняя крышка немного треснула, а угол у левой ноги приобретения вовсе отвалился.

Хозяин же вскочил со своего места будто ужаленный сразу роем пчел, испуганно огляделся по сторонам, при этом неловко стараясь поднять упавший стул. Грузчиков же, как ветром сдуло, так что в комнате теперь было свободно, если не считать улыбающуюся госпожу, глаз которой нервно подергивался, и Свира, который уже успел откинуть крышку и с недоумением переводил взгляд от одного участника безобразия ко второму и обратно.

- С днем рождения, сынок! – неуверенно прощебетала женщина, но, заметив внимательный взгляд рыжего, еще и рухнула в спасительный обморок.

***

В себя я приходил не как обычно – плавно и размеренно, а рывками, будто кто-то пытался вырвать меня из забытья, что бы занять чем-то интересным. Первым делом я почувствовал некую неуверенность, потом качку, мельком подумав, что я на корабле, а приоткрыв глаза, еще и удар, сопровождаемый громким звоном. В глазах заплясали разноцветные искры, прерывающиеся в некоторых местах широкой трещиной, и, заставляющие понять, что я свихнулся окончательно и бесповоротно.

Из такого состояния меня вывел еще один толчок, но уже не по мне. Просто он сопровождался таким крепким словцом от кого-то невидимого, что я невольно записал его в банк своей памяти, пригодится. Стоп, если я слышу, что кто-то ругается, значит еще не все потеряно, а моя крыша не растеряла последние остатки шифера.

Вытянув руки вперед, уперся во что-то твердое, закрывающее весь обзор, тем самым убедился, что это не глюки, а что-то вроде крышки или столешницы из цветного, немного мутноватого стекла. Пришлось толкнуть преграду в противоположную от себя сторону (наоборот я поступить бы просто не смог, внутренней ручки у этой конструкции, как это не странно, нет), та поддавалась с трудом, приоткрыв лишь небольшую щель, через которую можно было видеть происходящее. Немного задумавшись, просунул в нее пальцы, а заодно уперся в стенку ногами, что бы легче было открывать эту «банку консервную – обыкновенную», и с размаху, практически без усилия отодвинул крышку, (оказалось, что до этого она была заколочена) и продолжая движение за оной, сел, ошарашено глядя на содеянное.

- С днем рождения, сынок! – запинаясь, проговорила женщина, пытаясь не смотреть в глаза оппоненту, хрупкому юноше с выбеленными до безобразия волосами и темными прядками у лица, его взгляд не сулил ничего хорошего ни мне, ни этой особе. Но как только она краем глаза увидела меня, то тут же рухнула в обморок.

Мое лицо от удивления вытянулось, а паренек, не теряя ни секунды, подбежал к упавшей и, подозрительно улыбнувшись, подхватил женщину на руки (как только сил хватило, он ведь ее и ростом пониже будет), после чего аккуратно оттранспортировал тело на стол, который имел по истине внушающий размер.

Я невольно встал и попятился в сторону. Вдруг это маньяк какой-то. В принципе мне это не страшно, но организм-то сигнализирует опасность, причем, какого она рода, определить не может. А такое состояние хорошим никогда не кончалось, поэтому надо делать от сюда ноги, пока не заметили.

- Стоять! – жизнерадостно рявкнули со сторону «разделочного» стола. Ну, я и остановился, замешкался как-то. Тем более намотанная на мне тряпка, хоть и собранная снизу, что бы шаг был широким, быстро ходить не давала, заставляя спотыкаться через каждые пять секунд. Наверно, именно грохот от моего очередного падения и обратил внимание паренька на меня любимого.

- Стою… - обезоруживающе ляпнул я, пытаясь поднять руки над головой, но злосчастная шелковая трепка мешала сделать и это.

- Ты кто? – тут уже настала пора удивляться не мне, а пареньку. Он подошел, потыкал в меня пальцем, что я терпеть был не намерен, но в то же время и неспособен был противостоять, потому что от небольшого толчка под ребра опрокинулся на землю, изображая из себя подобие гусеницы. – Хорошо сделан, – не дождавшись моего ответа, выпалил он. Я аж подскочил на места вверх где-то на метр. – Да и прыгает хорошо. – не унимался этот садист.

- Ээээ… руки прочь от Элийской власти!

- Еще и огрызается. Так и запишем. – достав из внутреннего кармана электронный блокнот, парень что-то пощелкал на панели, изредка изучающее глядя на меня. Я же, пока все поутихло, решил попытаться размотаться из этого шелкового плена, но не получалось даже подняться, поэтому наплевав на приличия, разорвал ненавистный кусок ткани. – Еще и портит хозяйское имущество. – Так же отстраненно прокомментировал он.

Я даже от возмущения захлебнулся, правда не своего, а женщины, которая пришла в себя и пристально разглядывала картину «не ждали, а мы такие». Вскочив с места, она ловко и главное быстро преодолела разделяющее нас расстояние (завидую, в пышной юбке не каждый так сможет). Я сразу не понял, чего она хочет, но когда дошло, было уже поздно. Обморочная крепко вцепилась мне в волосы руками и, обхватив ногами за талию так, что острые каблуки уперлись мне в живот, заверещала:

- Ах ты поганец, как посмел перечить моем сынуле?!

Я в ответ завыл, парень же от неожиданности выронил свой родной блокнот, уставившись на нас круглыми глазами, в которых читался не то шок, не то удивление. Правда помочь он мне не собирался, лишь подтащил поближе стул и, усевшись на него, скептически произнес:

- Мама, вы ведете себя не прилично!

Мама? Это не мама, это сумасшедшая какая-то, которой место в желтом доме в палате строгого режима, где даже еду передают через небольшое отверстие в двери.

- Не вмешивайся! – в очередной раз рявкнула она, стараясь повались мою тушку на землю.

- У вас косметика потекла!

- Что, правда?

Хватка резко стала слабее, а сама женщина свалилась на пол, после чего начала судорожно искать зеркало. Такового в комнате не наблюдалось, что расстроило ее еще больше, практически доведя до истерики. Лишь мимолетный жест белобрысого садиста, указывающий в сторону двери (скорее всего в ванную комнату), смог утихомирить буйную.

- Спасибо!

Как не странно, но сказал я это искренне, разве что парень, мерно покачивающийся на стуле с колесиками, облил меня взглядом полным какого-то недоумения.

- А разве Свиры могут благодарить?

- Какие Свиры?

- Обычные, а бывают еще какие-то?

- Ээээ…

- Не «Ээээ…», а колись, кто ты! – в руках паренька тут же оказалась небольшая брошюрка, явно извлеченная из моего стеклянного гроба, на которой большими разноцветными буквами было написано «СВИР – нет предела совершенству». Заглядевшись на это творение человеческих рук я чуть не окосел. Во первых было написано вверх тормашками, а во вторых по траектории полукруга. Благо парень этого совершенно не заметил, он продолжал стоять на своем, совершенно не обращая внимания на то, какая у меня сейчас физиономия. Герой – что еще можно сказать! – Ну так что?

- А тебе не пофиг? – наконец, нашелся я.

- Неа. Ты теперь мой.

Копец, теперь я еще и чья-то собственность, которой можно распоряжаться, как душа пожелает, надеюсь, хоть резать и эксперименты ставить не будут, а то чего доброго, не доживу до выполнения собственной мечты.

- Смотри, даже открытка есть. Нравится, а? Мой подарочек на день рождения?!

Как-то недобро он улыбнулся, меня аж передернуло.

___________________________

Глава полностью, не вычитана. Если у кого-то есть желание, можете вычитать (мне будет приятно, если кто-то от доброты душевной исправит мои глупые ошибки)

0

7

Дориэль написал(а):

Падший ангел. Глава 1. Дороги пересекаются

интригующее начало..))
Замечательная задумка и такой отменный слог! Грамотно написано, стилистически выдержано... Ты огромная молодец! Но пока осилила только одну главу... глаза печёт)

0

8

Veronica
Благодарю))
Мне приятно, что кому-то нравится.
ЗЫ: досье на персонажей выложены в дневнике, сюда не стал прикреплять, что бы страница не грузилась фиг знает сколько х)

0

9

Дориэль
попробуй выложить под спойлером в первом посте))
это достаточно удобно)

0

10

Veronica
Спойлер вес страницы не убирает х) Это картинки х)

0

11

Дориэль
знаешь, с этим высокоскоростным интернетом я совершенно позабывала все эти хитрости по уменьшению веса странички)
кстати, что с твоей авараткой?)

0

12

Veronica
Не знаю, показывается только половина х) Хотя, и того меньше х)
Другие вообще не ставятся, говорит, что слишком большие Т_т

0

13

Дориэль
какой у тебя вес авки?
не больше 1Мб случаем?)

0

14

Veronica
Нет, точно не больше)
Просто формат пнг) (а в свойствах добавления аватара и не один мегабайт присоединить можно, а где-то раза в четыре меньше т_Т)

0

15

Дориэль
ну я поставила там максимальный вес... а то развелось щас любителей тяжёлых авок)
странно, у меня пнг норм ставился... а размер 200*200?

0

16

Veronica
185 на 185 (150 на 150)
Мегабайт - это 1024 байта, а не 300 с хвостом)

Вот, теперь поставился)

Отредактировано Дориэль (Понедельник, 13 июня, 2011г. 15:14:56)

0

17

Дориэль

Аватар - это маленькое изображение, которое будет отображаться под Вашим именем в сообщениях на форуме. Оно не может быть больше чем 200 x 200 пикселей и 999999 байт (977 KB).

та я вроде в курсе  :D

0

18

Veronica
вчера 300 с чем-то стояло) И нынешний ав не возможно было впихнуть х)

Флууууууууудим  :jumping:

Отредактировано Дориэль (Понедельник, 13 июня, 2011г. 15:17:00)

0

19

Дориэль
оО
эт глююк))
я в настройках аватаров ничего не меняла фиг знает сколько времени)

0

20

Veronica
Наверно, но это фигня меня посылала раз десять далеко и надолго х)

0

21

Дориэль
правда, я сама в культурном шоке.. это до ужаса странный и неуместный глюк(
ладно, пойду домою полы, а то скоро мама вернётся)

0

22

Veronica
удачного мытья полов, пола, тьфу... напольного покрытия)

0

23

Дориэль
:D
спасибо)) не убиться бы на мокром кафеле)

0


Вы здесь » `ID.fanfiction » Другие истории » Падший ангел


Создать форум © iboard.ws