`ID.fanfiction

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » `ID.fanfiction » Аниме сюжеты » Хартаграмма


Хартаграмма

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Название: Хартаграмма.
Авторы: Loisss, Nika Sand.
Бета: Nika Sand.
Жанр: экшн (action), AU, даркфик, флафф, джен.
Направления: киберпанк, намек на альтернативно-истор­ический стимпанк.
Рейтинг: PG-13.
Статус: в процессе.
Персонажи: Рокку Хикари (ж), Дайчи Хикари (м), Жденом Фуджита (ж), Акио Арата (м), Кику Мичи (ж) © ­Loisss; Фанта Акаге (м), Анда Акаге (ж), Чо Охаяши (ж), Таро Охаяши (м) © ­Mrs Way.
Варнинг: нецензурная лексика, смерть персонажа, ОЖП, ОМП, OOC.
Размещение: Где угодно, но только с разрешения автора, с данной произведению шапкой и оповещением его места размещения.
Саммари: Когда хочешь жить правильно – становишься в середину перекрестка. Когда хочешь дышать правильно – покупаешь экологически чистые освежители воздуха. Когда ты ниндзя – доступно все, но со своей мерой. Хочешь правильно жить – борешься. Хочешь правильно дышать – покупаешь ингалятор и продолжаешь курить. В это время строятся супер- и гипермаркеты, в которых ты столкнешься с тем человеком, которому с первым вызовом суждено быть рядом с тобой, ведь две противоположности могут соединиться только в хартаграмме.

0

2

Глава первая: «Не фэн-шуй».

Иногда в жизни человека наступает такой период, когда он очень смутно понимает, кем является. Ни один человек не может правильно ответить на вопрос, не редко задаваемый ему при первой встрече.
«Ты кто?»
Некоторые на этот вопрос смотрят осуждающе, или же с усмешкой, и в рифму отвечают: «конь в пальто». Некоторые озадачено смотрят на собеседника и не знают, как ответить: или же имя сказать, или же представителем какой расы являются, что уже будет признаком унижения.
Некоторые устремляют взгляд в небо и мечтательно отвечают на выдохе, что они – песчинки в бесконечности. Именно этот довод и является одним из наиболее правильных, и звучит поэтично.
Песчинки в бесконечности – они ведь как звезды в ночном небе. Вроде крохотные, совсем, но на самом деле представляют собой более чем исполинских размеров огненный шар, вроде Солнца.
Так же и люди. Большие сердца и красивые души. Маленькая жизнь в крохотном, относительно внешнего мира, теле.

У каждого своя точка зрения, свое мнение. Его диктуют темперамент и эмоциональное состояние человека, характер и его разум, мировоззрение и понимание окружения.
Люди твердят: «я – человек, высшая степень развития – я творю все, и все творит меня», и они по-своему правы. Не будь человек благоразумным – не жить ему в тех условиях, в каких он уже пребывает не один век.
И, все же, те условия, творимые руками людей – не лучшие. Вода становится менее полезной для принятия, земля – менее плодородной, воздух – менее чистым, огонь – по-настоящему несущим тепло и смерть.
Но люди научились владеть этими стихиями.
Огонь, Земля, Воздух, Вода.
Коноха, Ива, Суна, Кири.
Каждое селение практикуется на своем элементе, каждое имеет свою основу – каге. Каждый каге – мастер своей стихии, способный в одиночку защитить родное селение.
Но, невозможно забыть пятый элемент и пятую из великих стран шиноби – страну Молнии.
Вечно цветущая, самая продвинутая, содержащая в себе самых лучших шиноби Территории, способных справиться с огромными проблемами повседневной жизни – с проблемами, прерывающими в жизни многих сердец и душ. Самая правильная, практически несокрушимая, вышедшая в свет предпоследней, уязвимая в своем эпицентре. Ее людей делает сильнее огромное расстояние от дома, выносливее – худшие условия, быстрее – попутный ветер, дружнее – огонь, горящий в сердце каждого.
Но даже такие люди – идеальные – не идеальны. Им не хватает внимания этого мира, внимания Бога, что заставляет внимать информацию о потере с невозмутимым выражением лица. Зачастую.
Страна Молнии. Деревня, Скрытая в Облаках. Кумогакурэ.

Второй апрельский понедельник сложно было испортить даже самому черствому ленивцу, тем более, когда этот понедельник солнечный, практически безоблачный, наполненный метрами лени и львиной дозой свободного времени.
Одиннадцато­е число отзывалось улицам шумом серо-мраморных фонтанов, птичьим пением с верхушек деревьев, кипящей на солнце воде в бочках и оставляющей теплому воздуху почти невидимую белую дымку. В такие дни клубные цветы хлопали листьями под дуновением теплого, немного влажного, ветра, поворачивались к светилу и красиво завивались вокруг себя, пережимая сосуды. И ни один человек не мог представить, чем жертвуют эти щедрые, практически мертвые, существа ради солнечного света.
Скамейки, ограждения, стекла окон, витрин с треском раскалялись, будто медом намазанные, притягивая к себе лучи Звезды.
В воздухе парила пыльца, бабочки, сновали туда-сюда птицы, тихие шмели.
Люди, отдохнувши сполна, уже были на работе и выполняли свою ее часть с улыбкой на лице и полным удовлетворением и спокойствием в глазах. Желая друг другу доброго утра, неспеша, перемещались по светлым помещениям предприятий, занятые своими должностными обязанностями.
И лишь шиноби, давние и не очень, выпускники местной Академии имени Луврару восполняли свое свободное время заслуженным отдыхом. Каждый апрель был для них месячным отпуском перед летним сезоном, начинающимся в мае и заканчивающемся в сентябре.

Солнечный луч ударил во внутренние ставни помещения в окно через затемненное стекло, но на лакированный деревянный пол комнаты упала лишь светлая пунктирная линия. Тогда полоса света скользнула вверх и вниз по белой оконной раме, будто пытаясь прорезать преграду, но все зря.
Внезапно с одиночным хлопком обе заставки разошлись, и солнцу улыбнулись пара зеленых глаз, а тускло золотые локоны задрожали под дуновением мягкого ветра.
– Доброе утро! – раздалось звонкое из сложенных рупором ладоней и пронеслось по ближайшим улицам Кумо, и люди, находящиеся временно на улице, сразу смекнули, как обычно, довольно улыбнувшись.
Наконец­, Чо проснулась.

Девушка расторопно шла по третьей улице «Ти-Сэт», любопытно оглядываясь, внимательно осматривая улицу в поисках искомого.
«Где же он?»
Из-за застекленной стены здания компании «Висэль» – дизайнерского отдела фирмы, специализирующейся на выпуске удобной одежды и формы для шиноби на заказ, – сотрудники – молодые мужчины в возрасте до двадцати семи лет – дружно помахали Охаяши рукой, оторвавшись от утренней чашки кофе.
Махнув им в ответ, она понеслась дальше, продолжая озираться.
«Где он есть?»
И, прищурившись, всмотрелась в красноватую от накала дорогу. Улыбнулась – заметила знакомый силуэт. Его походка – гордая, но свободная; легкая, но уверенная. Осанка – в прочем, как и всегда. Одежда – на мужской вкус – любимые черные денимовые брюки, резко зауженные на голени; куртка темно-зеленого цвета поверх белой трикотажной майки. Извечно закатанные до локтя рукава и поднятая к лицу правая рука.
«Наконец-то» – с секундной усталостью подумала девушка и с силой оттолкнулась от земли, подавшись в бег.
– Фанта!
Парень медленно остановился и так же медленно обернулся. Указательным и большим пальцами правой руки зажимал фильтр сигареты у самых губ.
– Готов? – подбежав.
– К чему?
– К открытию «Ичибаи Мэйшу». – Улыбнулась.
– Обязан, что ли?
– Нет. Но мне будет скучно одной.
В ответ парень вздохнул, посмотрев в сторону и прикусил фильтр. Далее взял в руку сигарету и, отломав недокуренный цилиндр, выбросив его и переведя взгляд на собеседницу, стал медленно разворачивать обертку на фильтре. Девушка ожидающе смотрела на молодого человека, надеясь на положительный ответ.
Молчание длилось две минуты – как раз столько, сколько требовал рекорд терпения Чо, – и Фанта продолжал бесстрастно смотреть на подругу, как всегда поступал в подобных ситуациях.
– Ну? – наконец, оживилась Охаяши, умоляюще глядя в глаза Акаге.
– Даже не знаю, – усмехнувшись, ответил Фанта и выбросил разодранный серый фильтр. – Готов.
Глаза девушки просияли, слегка сузились от доброй улыбки.

– Быстрее, Фанта! Еще быстрее!
– Да куда ты торопишься? Успеем.
– Успеем в конец! А я хочу в начало!
Парень вздохнул и чуть прибавил в беге. От напряжения сжал в кармане пачку сигарет и мысленно проклял свою незапасливость.
Вско­ре показались новостройка и ее вход, окруженный людом. Его было не так много, относительно нежеланному, поэтому Охаяши облегченно вздохнула и, подбежав к толпе, взяла парня за руку и потянула в окружение, «ойкая» и извиняясь, крича такое привычное от нее «пардон» и неизвестное «экскьюзмуар».
Оказа­вшись впереди и вытянув к себе друга, девушка осмотрелась в поисках виновника столпотворения. Красная атласная ленточка перекрывала вход в новый гипермаркет через распахнутые настежь двери, и ни один человек не осмеливался шагнуть навстречу магазину.
Вертя головой, Чо пропустила трех девушек, в другой ситуации привлекших бы ее внимание. А еще крупного, полного, светловолосого, конопатого парня, заслоняющего приближающийся к входу привлекающий важный силуэт, конечно, не могла не заметить.
– Прошу прощения, вы загородили весь вид.
В ответ толстый медленно повернулся и, с первобытным усердием убить взглядом, уставился на Охаяши.
– Чего?
– Ничего, – пытаясь съязвить, ответила девушка. – Стой, как стоял, – отведя взгляд в сторону, процедила сквозь зубы и похлопала конопатого по округлому локтю, как раз находящемуся на уровне ее груди.
Тот в ответ недовольно хмыкнул и отвернулся.
«Еще секунда, и сгорела бы под его кислотным взглядом» – пронеслось в ее голове, и она фыркнула, после повернувшись к Фанте.
Он увлеченно вертел в руках помятую пачку сигарет, то и дело, заглядывая внутрь, будто надеясь, что в промежутке между его визитами сигареты срастутся и выпрямятся.
И вот, толстый уже не мог закрыть на открытии первого семиэтажного гипермаркета важного гостя – райкаге.
Он медленно продвигался через толпу поздравляющих его шиноби и важных жителей Кумо, вроде кланов Ёко и Цукуда.
– Дентаку-сама, поздравляем!
Каге рассмеялся, сложив руки у себя на талии и приклонившись.
– Если бы я сам строил это здание – думаю, тогда бы стоило меня поздравлять. Но, спасибо!
Далее он значительно быстрее подошел к входу и, осмотрев здание и дверную коробку, опустил глаза на ленту и провел по ней рукой.
«Приятно. Никогда я не открывал здания».
Поднял глаза правее, на стремительно приближающегося к нему шиноби с черной коробкой в руках. Открыл ее и достал металлические ножницы. Развел лезвия, но не разрезал атлас, а, хищно улыбнувшись, задиристо, по-мальчишечьи, посмотрел на толпу, затаившую дыхание.
– Ну... Ну же!.. – шепотом, почти срываясь и сжав руки в кулаки, стала упрашивать Чо, стреляя глазами то в каге, то в ленту, то в дверную коробку, в недрах ожидания все больше ненавидя так безразлично и спокойно ждущего рядом толстяка.
– Мне разрезать ленту? – убрав ножницы, спросил райкаге, повернувшись и разведя руки в стороны. – Разрезать?
– Да! – крикнула Охаяши, схватившись за руку Фанты.
– Точно?
На этот раз толпа поддержала девушку, что заставило Дентаку улыбнуться и, повернувшись, без подготовки рассечь красные атласные волокна.
С криками «ура» и «наконец-то» люд ввалился в здание и сразу, совершенно без паники, двинулся к противоположной входу стене, к округлому панорамному лифту.
– Давай быстрее, Фанта! Мы должны успеть войти в него!
– Нас задавят!
– Зато не придется по лестнице подниматься!
Девушка­ расторопно втащила друга в помещение и удивленно осмотрелась, заметив, что в лифте больше никого нет. Но эта пустота продолжалась недолго: скоро прибыл остальной народ и ввалился в коробку.
Акаге необычно было осознавать, что Кумовские жители смогли оторвать от него Охаяши, даже не старающуюся вернуться и составить другу тесную компанию.
– Черт! Нога затекла! – крикнул на, все рвущееся вверх, помещение конопатый толстяк и поджал конечность, отчего места в лифте стало много меньше.
Где-то по ту стену коробки раздалась отчаянная, сдержанная ругань Чо, и толстый отвернулся, кого-то прижав к Фанте.
«Начинается» – пронеслось избитое в голове парня, и он опустил глаза на нового соседа.
Точнее, соседку.
Как и все девушки, она ему минимально не понравилась. Брюнетка с длинной челкой, светлыми карими глазами, пухлой нижней губой, придающей лицу некое раздраженное выражение. Высокая, стройная. Худые руки и длинные тонкие пальцы. Одета, впрочем, как и все девушки в Кумо, максимально стильно: темно-синие джигинсы, черная обтягивающая и поверх нее светло-серая мешковатая майки.
От девушки веяло мандаринами, розами, персиком, бергамотом в одном легком и приятном душке, и еще несколькими сложно выраженными примесями.
– Фу, – на выдохе произнес Фанта и поджал губы, отвернувшись от соседки.
– От тебя тоже не какао бобами тянет, – съязвила девушка, посмотрев на парня краем глаза. – Табачник.
В ответ Акаге фыркнул, отвернувшись от брюнетки, и она от него в другую сторону.
Спустя две-три минуты лифт остановился, и дверь звучно ушла в стену, а люд повалил наружу. Решив выйти последним, Фанта удивился тому, что его соседка продолжала неподвижно стоять близко к нему, упираясь руками в стену, будто позади нее до сих пор толкался толстый. Когда из лифта вышел последний человек, буквально намеренно оставив неприятелей наедине, брюнетка повернулась к Акаге. Он в ответ посмотрел на нее и вновь сжал руку в кармане в кулак, а с ней и пачку сигарет.
Девушка, похлопав своими длинными, пышными ресницами, фыркнула в отместку парню и, выпрямившись, горделиво развернулась и направилась на выход из лифта. Фанта вздохнул.
Внезапно дверь коробки выскочила из стены и побежала к противоположной, но брюнетка, не проявляя особой скорости, зажала кнопку на панели управления, отправляя створку обратно в стену.
Не отпуская округлую клавишу, девушка медленно грациозно вышла из помещения и, развернувшись, улыбнулась Акаге и убрала палец с панели. Дверь медленно закрылась, и лифт начал свое движение вниз.
Фанта вскинул голову, соприкоснувшись затылком с прозрачной стеной коробки, и сунул руки в карманы.
«Стерва».

Пр­ошло три недели. Безоблачное воскресенье к обеду пробудилось грозовой тучей, разлившейся в Кумо теплым дождем. Сырой душный запах стоял в воздухе, капли разгоняли и мочили пыль, фонари сжигали дождь и умирали, выходя из сил и самообладания. Унизительный дождь.
Фанта нерасторопно бежал под этим дождем, чуть приклонившись, в капюшоне и руками в карманах. Его целью была резиденция райкаге, в которую он уже порядком опоздал на встречу с Дентаку-самой из-за маминых уговоров.
Акаге ненавидел зонты. Они ему вечно мешали своим присутствием, и деть их было некуда после кончины слез Неба.
И вот оно, здание каге. Парень спешно взбежал по лестнице и уже спокойным шагом направился в сторону кабинета предводителя.
Дойдя до двери, снял капюшон и, постучавшись, вошел, приглаживая волосы на макушке.
Обстановка кабинета была не фэн-шуй: стол посередине, позади него у окна, заслоняя солнце и красивый вид – два темных, широких книжных шкафа. Диван далеко от стола, что усугубляло ситуацию для райкаге с его-то неважным зрением. Единственная, негармонирующая с темно-синими обоями, картина с изображенным на ней закатом в противных оранжевых тонах.
Но, «не фэн-шуй» не волновал Фанту. Мельком глянув на райкаге, парень перевел взгляд на второго человека, находящего в кабинете.
– Ты?! – прозвучал в ответ невозмутимому бесстрастному взгляду парня изумленный, с ноткой возмущения, уже знакомый ему голос.
Это была она. Та самая брюнетка из лифта в «Мэйшу», от которой несло цитрусами и розой с примесями древесных запахов.
– Значит, вы уже знакомы, – улыбчиво произнес райкаге, прищурившись. – Фанта, познакомься, это – Рокку Хикари. Вы вместе отправляетесь на миссию.
Девушка медленно обернулась к Дентаку и раздраженно улыбнулась, пытаясь подавить желание заистерить в честь несправедливого становления дуэта. Акаге в ответ, молча, посмотрел в спину своей новой напарницы и, переведя взгляд на каге, сделал к его столу шаг.
– Состояние миссии?
– В Киригакурэ, в Стране Воды, взорвалась атомная электростанция. Точная причина взрыва не известна, но есть предположения, что все из-за выпадения кислотных осадков – их генератор, а затем турбину затопило той осадочной водой. Население сразу же эвакуировали на небольшой, так же обитаемый, остров недалеко. Ваша задача состоит в том, чтобы обезвредить эту станцию путем ставки «печати Кубизма» и перекрыть ход атомных вод, и как можно быстрее. Задание ясно?
– Да, но, что делать с населением? Его эвакуировали после взрыва – не исключено, что люди не подверглись радиационному облучению.
– Так, верно. – Мужчина схватил лист бумаги и ручку и стал что-то расторопно записывать. – Проверить, ликвидировать, по возможности избавить.
– А если возможности не представиться?
Ручка­ выпала из руки райкаге, и он, проведя рукой по лбу, медленно и раздраженно поднял глаза на Акаге.
– В таком случае деревню придется погрузить под воду вместе с ее зараженными жителями. Выход – завтра на рассвете.
Напряжение­ окинуло Акаге и Хикари своей волной, поведя за собой встречу взглядов карих глаз.

0

3

Глава вторая: АЭС.

Солнце медленно поднималось к своему зениту. Легкий прохладный ветерок задувал во все щели окон домов, выгоняя наружу и провожая сонных жителей Кумогакурэ.
Фанта стоял у ворот и ждал свою напарницу. На его лице читалось явное раздражение. Судя по всему, Рокку опаздывала.
Акаге медленно вынул из кармана пачку сигарет, другой рукой подставив ладонь к глазам и глянув на горизонт, но никакого движения не заметил.
«Где же она?» – подумал он и закурил.
Прошло от силы минут десять, и Фанта недовольно вздохнул, прикрыв глаза. К нему нерасторопно приближалась Хикари, шагая гордо, от бедра и звучно.
Заметив на лице «друга» раздражение, девушка довольно улыбнулась и замедлилась, заставив этим его снова вздохнуть.
– А побыстрее?
Рокку не ответила. Вздернула нос и зашагала дальше, все выше поднимая колено – модельно.
– Ты как-то выросла, – усмехнулся Акаге, опустив глаза на ноги девушки.
Шпильки.
– И далеко ты собралась на них, красавица?
– Далеко. – Хикари развернулась и подбоченилась. – А тебя что-то не устраивает?
– Нет, все устраивает. Но, дойдешь ли ты на них до Кири?
– Доплыву. – Развернулась. – Не беспокойся, тебе меня нести не придется.
И «зацокала» на выход из Кумо.
«Перепелка» – с улыбкой подумал Акаге, качнув головой, и направился следом.

Прошла неделя. Шесть пачек сигарет выкурены. Одна вторая из них – неестественно быстро – во благо восстановлению нервной системы. Из-за Хикари, конечно.
Всю пешую дорогу девушка изредка ныла о больных, затекших, быстро уставших ногах, о тяжести сумки, основную массу которой занимали разные ненужные побрякушки. В итоге, не выдержав, Акаге вытряс всю лишнюю «мелочь», оставив лишь самое нужное: два фонарика, энергосберегающий фонарь, две бутылки воды, веревку, маленькую аптечку, пару свитков, два карандаша мела и косметичку. Ее Фанта выкинуть не смог, да и не больно ему хотелось выслушивать позже нескончаемые нытье и ругань.
И, вот, врата Кири. Акаге услышал, как позади него пыхтит принцесса, и, продолжая ход, обернулся. Девушка слабо покачивалась из стороны в сторону, почти не поднимая ног, запинаясь через шаг.
«Идиотка. Зачем она их вообще напялила? Перед кем она красуется?»
Тут Рокку подняла полные злости глаза на бесстрастно глядящего ей под ноги парня, что заставило его перевести взгляд на ее внезапно румяные щеки и отвернуться.
Совсем скоро ближе горизонта показался исполинских размеров темно-фиолетовый куб. Вся двухчасовая дорога до него представляла из себя сплошную тропу препятствий, состоящую из камней и различных преобладающих неровностей.
Акаге остановился и развернулся к медленно плетущейся за ним девушке. Дождавшись, пока она поднимет глаза, улыбнулся.
– Чего ты улыбаешься? Хочешь понести меня?
– Могу я помочь тебе? – Протянул руку и улыбнулся шире.
– Себе помоги, умник, – произнесла девушка и кинула парню в руки свою сумку.
Не заостряя внимания на полученном предмете, Фанта поднял глаза на напарницу. Чуть нагибаясь вбок и приподнимая ноги, она нажала на бока лодочек на пятках туфлей. С нажатием абсолютно невидной кнопки каблуки ушли в подошву методом «подзорной трубы».
Размяв стопы, Хикари подошла к парню, который вновь стал на голову выше ее, и взяла сумку.
– Оу, – произнес тот, опустив глаза на ноги девушки. – Почему сразу не убрала каблуки?
Рокку улыбнулась, подкинув прядь волос с плеча.
– Чтобы все твои нервы сжечь, дорогой.
Акаге в ответ фыркнул и, развернувшись, направился в сторону фиолетового куба. Хикари, довольно улыбнувшись и прикусив губу, следом.

Как и предполагал Фанта, «каменный» путь занял приблизительно два часа.
– Чего ты остановился? – спросила девушка, наблюдая, как напарник открыл свою сумку и стал аккуратно доставать оттуда что-то темное в полупрозрачных светлых пакетах.
– Переодеться в защитные костюмы нужно.
– Это еще зачем?
Парень опустил сумку на землю и, держа в руке свой пакет с униформой, протянул девушке второй.
Хикари испуганно подпрыгнула и повернулась к Акаге спиной, скрестив руки на груди.
– Я не буду это надевать.
– Нет, ты это наденешь.
– Не хочу и не буду.
– Тебя не спрашивают.
– Не буду я напяливать на себя этот мусорный мешок!
– Вторая голова вырастет. – Фанта, подойдя, прижал пакет к ее спине. – Надевай.
– Может, тогда уже ты один сходишь на станцию?
– Нет. Надевай.
Парень положил Рокку через плечо на руки пакет и сам, отойдя на метр, стал разворачивать свой. Девушка повернулась и, нехотя взяв запакованный костюм и брезгливо осмотрев пакет, стала медленно разворачивать, изредка обидчиво поглядывая на напарника.
Спустя пять минут Акаге застегнул комбинезон спереди и стал затягивать уменьшающие объем и величину костюма ремешки на предплечьях, запястьях, лодыжках, на бедренном суставе, на талии.
– Это отвратительно! – завопила Хикари, медленно приближаясь к парню.
Взглянув на нее, Фанта еле сдержался, чтобы не засмеяться. Девушка, забыв о ремешках, превратилась в субстанцию, отдаленно напоминающую морскую звезду, с каждым шагом меняющую свои округлые воздушные углы местами.
– Красотка, – вслух усмехнулся Фанта, шагнув навстречу напарнице. – Станция посмеется над тобой, если не затянуть ремни.
– Смейся, смейся, братец. Я посмотрю, как ты будешь смеяться после миссии, когда я вылезу из этого мешка и надаю тебе по шеям!
В ответ парень улыбнулся, взяв Рокку за руку и затянув на ее запястье ремень. То же самое проделал с предплечьем, со второй рукой, и присел, потянувшись к ее ногам.
– О, ты решил за мной поухаживать? Как это мило с твоей стороны, – пропела Хикари, прижав к шее горловину комбинезона и глянув вниз, и, дождавшись, пока Фанта затянет ремешки на ее левой ноге, аккуратно взмахнула второй ногой и поставила ее перед парнем.
Он, посмотрев на девушку из-подо лба, улыбнулся, но не ответил.
«Пусть побалуется немного. Привыкнет к моим услугам, и в итоге у меня появится причина кинуть ее в сточные радиационные воды».

Закончив с ремешками на костюме Рокку, Фанта достал из своей сумки два противогаза и протянул один девушке.
– Что это? – спросила она, брезгливо глянув на маску.
– Намордник, – ответил Акаге, кинув свою уже пустую сумку в гущу леса. – Надевай.
– Ты шутишь, да?
– Нет, не шучу. Если не хочешь, чтобы у тебя выросло что-нибудь лишнее, вроде третьей руки или ноги – надевай.
– Да почему должно обязательно что-то вырасти?
– Ну, если повезет, то ты переживешь, но твои дети уже нормальными людьми не будут.
– То есть, они родятся с лишней головой или рукой, так? – улыбнулась девушка, настраиваясь на насмешку.
– Если бы, – ответил парень, улыбнувшись в ответ, и, приложив к лицу противогаз, застегнул ремни на затылке.
– Ой, а мой так же смешно будет выглядеть? – спросила Хикари, подойдя к Акаге и ткнув пальцем в правую щеку.
– Вот и узнаем, – чуть приглушенно ответил парень, покрутив насадку переговорного устройства. – Давай быстрее.
– Ладно, – решительно ответила девушка и, втянув в себя как можно больше воздуха, быстро натянула на лицо маску и завизжала, не отпуская рук.
Тогда парень, тут же подскочив к ней, обхватил ее голову спереди руками и, несмотря на лягания, застегнул у нее на затылке все ремешки.
– Че ж ты орешь, как резанная? – отвернувшись от нее, спросил Акаге и надавил ладонью на заложенное ухо.
– Противно! Фу, противно!
– Ладно, все, успокойся. – Протянул Рокку ее сумку. – Это еще не самое противное, что тебе повстречается на этой миссии.
– Спасибо за напоминание, – огрызнулась девушка, оттянув «резиновую кожу» на щеке.

0

4

Глава третья: Дождь отрицательного заряда.

Завершив круг, Акаге и Хикари принялись устанавливать печать Куба – Риттаиха.
– Я никогда не складывала похожую печать.
– Здесь все найдешь, – произнес парень и кинул через механизм девушке свиток.
Она, развернув и уложив атрибут на полу, поглядывая в содержимое, стала складывать печати.
– Риппо. Мадока. Тёку. Энгаи, – прошептала Рокку и резко выбросила руки вперед, выставив ладони в сторону махины.
Из белой окружности, расчерченной на полу, вырвалось голубое свечение. Медленно потемнело и, стеной в метр длиной, стало подниматься из пола вверх, к уже обвалившемуся потолку.
– У меня получилось, – на выдохе произнесла девушка. – У меня получилось!
– Молодец, – без энтузиазма ответил Фанта, добившись того же результата. – Но ты не закончила свою работу. Поторопись, тучи сгущаются. Нельзя, чтобы дождь смыл мел.
Хикари подняла глаза в небо. И, правда. Над головами чунинов стремительно плыли ошметки черных облаков, как намагниченные цепляясь друг за друга, начиная кучковаться.
Рокку кинулась правее, к следующему участку обводки. Вытянув из земли следующий фиолетовый метр, девушка прыгнула дальше, и так, пока не встретилась позади механизма с Фантой.
– Отлично, осталось завершить «куб», – улыбнувшись в противогазе, произнес парень и, глянув в небо, быстрым шагом пошел в обход махине.

Осталась пара тройки метров. Сверху раздался гром.
– Уже не важно. Мы и без мела выстроим стены, – уверенно проговорила Рокку, сунув в карман комбинезона на бедре свиток, и направилась к незавершенному «кубу».
Еще один раскат грома – такой величественный, немного приглушенный, и такой приятный. Кумовцы услышали и почувствовали, как по прорезиненной ткани застучали капли дождя. Мел стал медленно расплываться по полу.
– Справишься? – спросил Акаге, глянув на Хикари.
– А то!
Внезапно панель управления электродвигателя затрещала, заискрилась. Пара кнопок загорелась, из отверстий заржавевших рубильников тонкими черными струями повалил дым.
Красная лампочка на панели засветилась, стала мигать. Тут же по помещению разлился оглушающий вой сирен, которому смогли преградить путь к ушам чунинов лишь два слоя резины, и то, сигнал подействовал на слух кумовцев как раздражитель, и ничто иное.
Рокку чуть пригнулась и зажала «уши» руками, наплевав на неприятные ощущения от прикосновения резины к коже.
– Что происходит?
Внезапно­ турбина, находящаяся под панелью управления, закрытая решетом, пришла в движение и «сдула» со своего пути препятствие (то самое решето). Оно, хаотично вращаясь во все стороны, стремительно приближалось к, еще не пришедшей в себя, Хикари.
«Черт» – пронеслось в голове Фанты с неимоверной скоростью, и он понесся в сторону напарницы.
Ничего не сказав, он схватил ее за руку и в последнюю пару секунд успел отдернуть с пути убийственного «препятствия».
– Что происходит? – вновь спросила девушка, оттолкнувшись от стены, в которую влетела, и дернув за руку Акаге.
– Не знаю. Я думаю, дождь привел в действие турбину.
– И что теперь будет?
– Молись, чтобы ничего.
Оба повернулись и осмотрели механизм. Все его наружные шестерни, маленькие и не очень, турбины – вращались по часовой стрелке и против, ускоряясь с каждой секундой, отбрасывая дождевые капли, искры. Скрипя, треща, шурша и начиная визжать от трения.
– Разве возможно такое? – ошеломленно глядя на работу станции, спросила девушка.
– Если этот дождь с примесями, «от души!» – все возможно.
Внезапно один из канатов, держащих бетонную плиту, на которой стоял механизм, состоящий из мехов и барабанов, самый потрепанный, изношенный, лопнул, и каменная пластина рухнула на пол, расколовшись. Механизм, скрежеща и искря, трясясь и отбивая свои подставки, скользнул вниз и, не «доехав» до пола, свалился набок, поведя за собой грохот, здоровенный клуб дыма и взрыв, швырнув свои составляющие в разные стороны.
Одна из здоровых шестерней устремилась в сторону кумовцев, и, к сожалению, они не сразу сообразили, что у них есть шанс убежать. Рокку, вскрикнув, вжалась в стену спиной и закрыла глаза, а Фанта, нависши над ней, закрывая от взрыва, ждал столкновения с металлическим зубчатым колесом. И он его дождался.
Шестерня встретилась со спиной парня в области лопаток и, отскочив всего на пару сантиметров, с грохотом рухнула на пол.
– Фак! – громко ругнулся Акаге, двинувшись лбом об стену выше головы напарницы, слегка присевшей от страха.
Правая рука парня с неприятным внутренним скрипом скользнула со стены. Фанта понял – шестерня треснула по лопатке и, возможно, сломала ее.
Резкое недомогание ниже плеча, а так же колкое ощущение под самой правой лопаткой – возможно, какая-то ее часть отломилась и теперь под таким скорым действием, как спуск руки, сместилась ниже.
– Черт.
– Я слышала хруст.

– Нужно завершить этот «куб».
– Ты тоже видишь дым?
– Да, и ни к чему хорошему его распространение не приведет.
Девушка, чуть пригнувшись, быстро проскочила к левой стороне «куба» и стала складывать печати.
– Рокку, быстрее! – крикнул парень, сбив ее с дзютсу.
– Тише ты, – шикнула она на него и начала заново. – Риппо. Мадока, Тёку... Не толкайся! Риппо. Мадока. Тёку. Энгаи.
Фиолетовая стена медленно поднялась, обрезав серо-зеленую дымку.
– Додаи, – четко произнес Фанта, и, сложив стандартную печать дзютсу, рывком выпустил чакру в стену «куба».
Тут же по ребрам его стенок растянулась пластина, образовавшая крышку.
– Все. Готово, – произнес Акаге, повернувшись к фиолетовому вакууму и, прислонившись к его стене спиной, сполз по ней вниз.
– Да. – Хикари опустилась рядом. – Теперь нужно как-то смыть с себя эту дрянь и вернуть сюда жителей.
– Я не уверен, что это возможно. Думаю, придется селение под воду опускать.
– А знаешь, это уже не наша работа. Нашей задачей было обезвреживание этой АЭС и проверка на зараженность жителей. Так что, остался только один пункт, и мы можем возвращаться в Кумо.
– Тоже верно. Но, не окажется ли, что мы не выполнили миссию?
– Сомневаюсь. В любом случае, все вопросы к райкаге. А если скажет идти обратно – я закатаю ему истерику.
– Потенциально, – улыбнувшись, произнес парень, уже забыв о «раненной» руке.

– А как нас будут дезинфицировать?
– Дезактивировать, – поправил девушку Акаге, сильнее нажав на рулевой рычаг лодки. – Не знаю. Посмотрим.
Носовая часть аггетбота рассекала легкие волны, вспенивая воду, оставляя за собой длинный пузырчатый след.
Вскоре чунины прибыли на небольшой курортный островок, под названием «Бакуфуу», что был назван в честь прадеда нынешней мицукаге, открывшего данный Райский уголок.
Не успели кумовцы сойти с лодки, как их окружили шиноби Тумана в похожих защитных костюмах, но вместо противогазов – плоские прозрачные щитки.
– Почему у них такие, а я обязана этот мини-хобот носить? – заныла Рокку, указав пальцем на одного из встречающих, растерявшегося.
– Вы – чунины Скрытых Облаков? – спросил шиноби в белом комбинезоне с красной меткой на груди.
– Да. И мы готовы дать отчет о проделанной работе. АЭС обезврежена и помещена в «банку».
– Отлично. – Шиноби обернулся и махнул рукой своим, и снова повернулся. – Сейчас вы пройдете с нами для проведения дезактивированных работ над вами.
– Да, – согласились кумовцы и сошли с лодки с помощью туманников.

– И это называется дезактивацией? – снова начала ныть Рокку, потирая обожженную дезактивирующей пеной кожу на руках. – Мерзость.
– Не ной. Главное, что вторая голова не вырастет.
– Хватит мне об этом говорить! Мне не страшно!
– Я и не собирался тебя пугать, – усмехнулся Фанта, качнув головой.
– Добро пожаловать на остров «Бакуфуу», – махнув рукой, произнесла высокая женщина в голубом платье и шляпой со знаком мицукаге на белом полотне. – С вами мы еще не знакомы. Я – Мей Теруми, и я являюсь мицукаге Страны Воды.
– Приятно познакомиться. – Хикари улыбнулась. – Меня зовут Рокку, а это... – она глянула на Акаге, вновь убедившись, что он ей не снится и по-настоящему является ее напарником. – Фанта.
– Взаимно. – Женщина улыбнулась.
– Мей-сама, мы хотели доложить вам о проделанной нами работе.
– Ах, да. Станция обезврежена?
– Помещена под купол. Но местность по-прежнему заражена.
– Пустяки, – пропела мицукаге, махнув рукой и глянув на Рокку.
Фанта заметил, что Хикари глаз не сводит с Теруми.
«Неужели она ей понравилась? Мей немного легкомысленна, но Принцесса более того. Хотя, может, это уйдет с возрастом? Ну, о подобных формах ей и думать не стоит. К тому же, не так уж это и красиво – большая грудь».

0

5

Глава четвертая: «Обещаю».

Спустя пару недель.

– Итак, у вас миссия.
– Опять вдвоем? – спросила Рокку, напрягшись.
– Да. Остальные на задании.
– Обидно, – почти шепотом проговорил Фанта на выдохе.
– Ваша миссия состоит в том, чтобы поймать шиноби-преступника.­­ Он является джонином, поэтому миссия выпала вам B-ранга. Вопросы есть?
Акаге сжал уголок коробки из под сигарет в кармане.
– Поимка в нашей деревне?
– Не совсем. Есть сведения, что он сейчас находится на границе. Причина его пребывания не известна, а также время, поэтому вам стоит поторопиться.
– Денежное вознаграждение за поимку?
– Многого хочешь, дорогая. – Мужчина откинулся на спинку кресла. – Полиция Кумо не возбуждала дело против этого преступника, поэтому никакого вознаграждения.
– Какая досада, – снова шепнул парень, и девушка резко дернулась.
– Ты заткнешься когда-нибудь, или нет?
– Когда закончатся твои заскоки, милая, – произнес в ответ Фанта, бесстрастно, в своем истинном репертуаре. – Вознаграждение.
– Не придирайся! Мне деньги нужны. Я пашу, как лошадь, в отличие от тебя, а зарплату больше стандартного не получаю. Для кого я стараюсь вообще?
– Ты пашешь? – Акаге повернулся к Рокку. – Повтори еще раз. Да так, чтобы я расслышал в твоем голосе правду.
– Заткнись, идиот.
– О, Боже, – подняв руку к лицу и закрыв глаза, простонал райкаге. – Заткнитесь оба. Я не хочу слушать вашу ругань. Либо вы прогрессируете в ладах, либо я вас запишу в одну команду и не спишу с вас дуэт до получения вами звания джонина.
Напарники тут же замолкли и выпрямились, повернувшись к каге.
– Молодцы. Вот, прошу, фото этого преступного товарища и его досье.
Дентаку вывел вперед два документа и кивнул на них. Грозно переглянувшись, Акаге и Хикари медленно двинулись навстречу фото своего врага.
– Деклан Конто. Джонин Скрытых Скал, проживающий в Скрытых Облаках. Уже как шесть лет. Райкаге-сама. – Девушка подняла глаза на мужчину и ткнула пальцем в документ. – Почему мы раньше о нем не слышали?
– Верите, нет, я сам узнал об этом только два дня назад.
– То есть, этим он и преступил закон, что жил в Кумо без вашего ведомства, – рассматривая фотографию, произнес Фанта.
– Да, и это тоже. Он сбежал из полицейского участка Ивы, находясь на допросе. Конто подозревался в убийстве важного феодала и, видимо, решил укрыться в Кумо.
– Дурак. – Рокку улыбнулась. – Он должен был понимать, что если его обнаружат – ему не избежать тюрьмы.
– Он и понял это. Как только я получил уведомление о побеге преступника и нашел людей, заметивших внешне похожего человека на территории Кумогакурэ, его стали искать, и теперь он на границе. Он развел нас, ведь теперь мне нужно будет провести серьезную беседу с цучикаге, доказывая ему, что я не являюсь сообщником Конто.
Акаге кивнул головой.
– Вы справитесь.
– Да ладненько? – Дентаку собрал все бумаги в стопку и шумно бросил их в уже открытый ящик в столе. – Отправляйтесь на задание. Потратьте на сборы минимальное количество времени. Удачи.

– Итак, слушай сюда. Сейчас мы идем в единственное место на границе, где, по моему скромному мнению, может быть этот преступник. Но ты должен слушать меня и не отходить ни на шаг. А также отказываться от всего прочего, что тебе могут предлагать, или просить. Тебе ясно?
– Посмотрим.
– Ну, посмотришь, – фыркнула Рокку, увеличив и ускорив шаг.

– Ты помнишь, что я тебе говорила? – спросила Хикари, остановившись и повернув к себе парня за рукав.
– Ты слишком много говорила, чтобы заострять внимание на чем-нибудь конкретном...
– Заткнись, неудачник. Ни на что не соглашайся, и лучше вообще молчи. Находись рядом со мной, ладно?
– У меня есть выбор?
Рокку улыбнулась, отпустив локоть Фанты.
– Есть, но его иной исход тебе мало понравится.
В ответ парень кивнул, медленно направившись следом, к двухэтажному, с серой крышей, ухоженному зданию, выложенному по кругу розовой плиткой.
Снаружи не было вывесок, но атмосфера помещения стала медленно отбрасывать все доверие.
Стильный дизайн зала, темная стойка в углу. В другом – гостиный уголок: два дивана, два кресла, ковер, столик, бильярдный стол и небольшой шкаф с множеством маленьких ящиков. Везде: на диванах, креслах, столах, на тумбочке, на полу – в хаотичном орнаменте были разбросаны журналы с обнаженными девушками.
В помещении пахло едким ванильным освежителем воздуха и теплом, немного потом и мокрой одеждой.
В солнечном сплетении Акаге что-то зашевелилось, когда Рокку двинулась к ресепшну, с каждым шагом все больше отдаляясь от парня. Паника о предостережении напарницы влетела и, сделав по организму круг, вылетела наружу, а в нос вновь ударил теплый влажный запах.
«Ясненько. Это притон» – вздохнув, подумал Акаге и медленно двинулся следом за Хикари.
Она, тем временем, уже дергала за рукав спящего на ресепшне парня. Ноги его были закинуты одна на другую на столе, и один из, возможно, Хаотичных журналов прикрывал лицо секретаря.
– Яна! Яна, просыпайся!
Девушка схватила журнал за корешок и прописала секретарю леща, прежде чем он зевнул и, качнувшись взад и вперед на своем кресле, сел ровно.
– Рокку? – Осмотрев Хикари, перевел взгляд на Фанту и проделал то же самое с ним. – Своего привела, что ли? Устроиться и повеселиться?
– Пошел ты, – проговорила девушка, улыбнувшись и, подтянувшись на локтях, выставила правое бедро в сторону, коснувшись ноги Фанты, что заставило его отступить и отчужденно посмотреть на нее. – Рюджи не занята?
– Как сказать. – Яна улыбнулся и, взяв телефонную трубку и зажав ее между ухом и плечом, потянулся к аппарату.
Хикари тем временем встала ровно и краем глаза скользнула по стойке к Акаге, позже поднявшись взглядом к его глазам. Он также смотрел на нее, подперев подбородок рукой и закрывая пальцами рот.
«Хочешь развлечься?» – с усмешкой на губах спросила девушка глазами, на что парень качнул головой.
Между тем секретарь тихо договаривался с собеседником и, что-то записав на маленьком розовом листочке, взял трубку в руки и прикрыл ее микрофон ладонью.
– Она сейчас спуститься.
Спустя пять минут молчания, тяжелых вздохов, скрипа стержня ручки по бумаге, клацанья ее колпачка, быстро уводимых взглядов, предложений кофе или чего спиртного, сверху по ступеням раздались парные шаги, приближающиеся. Вскоре по главной, резной лестнице спустился высокий худощавый мужчина, а за ним, на вид хрупкая, высокая стройная девушка в коротком, темно-шоколадного шелка, халате и белых пушистых тапках, – брюнетка с кудрявыми волосами.
Мужчина заплатил на ресепшне и удалился, после чего девушка расписалась в какой-то книжке у Яны и с улыбкой повернулась к шиноби.
– Рада видеть тебя, querida. – Шлюха послала Рокку воздушный поцелуй, прикрыв глаз.
– Взаимно. Не устала? – Хикари указала большим пальцем вслед уже удалившемуся клиенту.
– Он не от меня. Мой еще в себя придти не может. – И закусила губу, подмигнув знакомой, но тут заметила за ее спиной уже тянущего из кружки кофе Фанту. – Ты решила заплатить мне за мою тебе помощь?
Пригнувшись вправо, глянула через плечо Рокку.
– Нет уж. Он мой, – произнесла та и, улыбнувшись, не поворачиваясь, легко хлопнула Акаге по ноге, на что он, не отрываясь от чашки, промычал «угу». – Мне помощь твоя нужна.
– Она тебе вечно нужна. А отдавать кто будет, мм?
– Да не беспокойся ты. Когда-нибудь отдам.
Рокку потянулась и потрепала Рюджи по щеке, на что та сделала шаг назад и, скрестив руки на груди, отвернулась.
– Ладно. Кто на этот раз?
– Деклан Конто.
– Янни, querido, посмотри, пожалуйста, в моем списке.
– Перестань меня называть «Янни», – обиделся парень и открыл небольшую розовую книжонку на середине.
Провел пальцем снизу вверх и остановился на три пятых части страницы снизу.
– Да, есть такой. Деклан Конто. Завтра в одиннадцать утра.
– Что ж, сладкая, тебе везет. Завтра в двенадцать тридцать приходи, заберешь его.
– В смысле? Может, не нужно его принимать? У него ведь даже денег, наверное, нет.
Яна качнул головой.
– Ты шутишь? – Подскочил со своего места. – Он заплатил нам в два раза больше всей стоимости предоплатой. А ведь условие платить половину перед сеансом.
– А вы уверены, что он знает об этом условии?
Секретарь медленно опустился обратно в кресло и слепо посмотрел на Рокку. Рюджи поморщилась.
– Зачем ты пришла сюда? Грузить нас? Не нужно нам настроение портить!
Хикари улыбнулась.
– Успокойся.
– Иди домой. Но паренька оставь.
– Гуляй, шлюха, – пропела Хикари, улыбнувшись, и повернулась к секретарю:
– Будут у вас свободные комнаты с койками?
– Да, будут, – проговорил он, улыбнувшись, и глянул на раскрасневшуюся Рюджи.

– Ты довольна?
– Заткнись.
– Я спрашиваю, ты довольна своей работой? Теперь будешь страдать из-за своей лености.
– Я не виновата в том, что у них была всего одна свободная комната.
– Веришь-нет, мне все равно, где и как спать. Только, боюсь, задохнусь от твоих духов.
– Иди, покури.
Фанта молча развернулся и направился к балкону, как позади раздался скрип кроватной пружины.
– Как начнешь задыхаться – иди к Рюджи. У нее, наверное, духи поароматнее моих будут, – съязвила девушка, подтянув под себя ноги. – Мне теперь все равно, что с тобой станет.
В ответ Акаге слышно усмехнулся и вышел на балкон.
Солнце уже давно село, и теперь к звездам медленно поднималась неполная луна. Лес вокруг молчал, ни один листочек не смел нарушить тишину – эту тонкую идиллию. Одинокий уличный фонарь изредка мигал, безмолвно давая понять, что его силы на исходе.
Фанта облокотился на перила и, достав из кармана пачку сигарет, выудил один из оставшихся двенадцати косяков. Зажег, затянулся и тяжело выдохнул.
Находиться­ в месте, где за каждой дверью по коридору происходит процесс культурного феномена, фундированный желанием и потребностью, было не очень уютно.
«Есть риск затянуться против своей воли. Страшно подумать, что в таком случае может произойти» – подумал парень и вновь втянул в себя табачный дым.
Едкий запах проскочил под нёбом и медленно направился в гортань, подгоняемый воздухом. Мягко обволокши язычок (нёбный), направился на выход.
Сигареты, одна за другой, быстро исчезли из коробки, а их распотрошенные фильтры небольшой горкой валялись на каменном полу балкона.
Поставив руку на перила на локоть, Фанта осмотрел свое внутреннее запястье левой руки. На нем красовалась черная татуировка – пентаграмма.
Она была у него на руке с самого детства, а когда он ее получил и в честь чего – не помнил. Мама изредка рассказывала, что, будучи шестилетним ребенком, он наткнулся на раскаленное клеймо и обжегся, и, чтобы не было видно шрама, его закрасили водостойкой краской.
Но Фанта не верил в этот рассказ, но и не мог дать иной вариант, найти объяснение величине клеймо и его изображению, и поэтому, с горем пополам, употреблял в объяснение данное.
Сунув руку в карман, Акаге на ощупь обнаружил, что пачка сигарет пуста. Без самобичевания, парень вновь поставил руку на локоть и посмотрел на татуировку.
– Я не знаю, что это делало в моей сумке, но, полагаю, это твое.
Фанта резко обернулся, опустив запястье на перила. Перед ним с пачкой сигарет в руках стояла Рокку и изумленно смотрела на него.
– Ты что-то прячешь? – спросила она и глянула на его опущенную руку.
– Нет, ничего, – ответил Акаге и потянулся за пачкой.
Тогда Хикари отвела свою руку с «коробкой» назад.
– Не отдам, пока не покажешь.
– Не веди себя, как ребенок.
– Чья бы корова мычала.
Девушка сунула в руку парня пачку и развернулась.
– В кого ты грубая такая?
– В того, в кого ты так невоспитан.
– Тебе ли меня воспитанию учить?
– Почему бы и нет?
Рокку улыбнулась. В ответ Фанта усмехнулся и развернулся к ней спиной.
– Тебе бы самой парочке уроков выучиться.
– Милый, ты – шедевр, – съязвила Хикари, подбоченившись. – Неужели я тебя так сильно бешу?
– Не столько.
– Не столько, сколько?.. Мои духи тебя больше бесят, верно?
– Наоборот.
– В смысле?
Фанта улыбнулся, слегка повернувшись, и выдохнул дым.
– Мне нравится твои духи.
– Ты же в лифте сказал «фу».
Улыбнулась.
– «Фу» – понятие, во-первых, растяжимое. Во-вторых, не только твои духи были в лифте, и остальные смешались с твоими. Зловонная смесь.
– А я еще и нагрубила тебе.
Девушка облокотилась на перила и посмотрела в сторону.
– Я же говорю, что ты грубая, – ответил Акаге и вновь затянулся.
– Ну, а я говорю, что ты невоспитанный.
– Теперь ты мне будешь этим все время отвечать?
– Только тогда, когда ты будешь меня констатировать.
– Обещаешь?
Улыбнулся,­ отломив цилиндр и начав потрошить фильтр.
– Обещаю, – ответила Хикари, улыбнувшись, и протянула руку.
Фанта ответил рукопожатием, заметив, как хаотично и раздраженно метается взгляд Рокку от его глаз до левой руки, до сих пор жмущей пальцами серый фильтр. Прикрыв глаза и довольно улыбнувшись, парень кивнул.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 17 апреля, 2011г. 18:16:42)

0

6

Глава пятая: Обманка.

С утра и до обеда кумовцы занимались своими делами. Вечерний разговор прошлого дня они не затрагивали. Фанта и Рокку и без того почти не разговаривали.
Акаге­ до обеда находился в отведенной ему и Рокку комнате, а после разгуливал по коридорам притона в поисках кулера. Но после случайного посещения занятого барышней душа, парень решил оставаться в своей комнате.
Рокку же предпочла в отсутствие Фанты пообщаться с Яной, который также был рад ее присутствию.
Позже пошлые шутки секретаря наскучили Хикари, и она направилась в комнату. По коридору заметила Фанту, который, повернувшись, махнул ей рукой. Но, остановившись у двери в комнату Рюджи, Рокку решила подсмотреть в замочную скважину. Улыбнувшись Акаге, она пригнулась и, пропустив взгляд в комнату, застыла. Пара секунд, и девушка свалилась назад в шоковом припадке.
– Рокку? – Фанта спешно подбежал к ней и присел рядом, сжал ее запястье пальцами. – Очнись.
Как по команде девушка открыла глаза и, глянув на близко находящегося напарника, взвизгнула, но он закрыл ей рот рукой и, осмотревшись, потащил в сторону их общей комнаты.

– Да отпусти же ты меня! – крикнула Хикари, начав разъяренно стучать каблуком «лодочек» по ноге Фанты, заставив его вскрикнуть от боли.
– В следующий раз оставлю на растерзание тараканам.
– Ха-ха! Очень смешно!
– Зачем ты смотрела в скважину?
– А что? Ты мне запрещаешь?
– А не рановато ли тебе?
– Сам-то.
– Что – я? Что?
– По телкам ходишь, бабник.
– С чего это я бабник? Девушки у меня нет, чтобы быть таковым. Да и в душ я забрел случайно.
– Ты отвратителен.
– Не начинай.
Хикари заправила длинную прядь челки за ухо и, подойдя к Фанте, повернула его руку к себе циферблатом часов.
– Такое чувство, что ты ревнуешь.
– Кого и к чему?
– Меня к тому, что я увидела.
Парень закатил глаза и глубоко вздохнул.
– В ближайшее время мне ни то, ни другое ближе настоящего не нужно.
Девушка подняла на напарника глаза и улыбнулась.
– Вот ты хамло, милый.
– Весь в тебя. Кстати, нам пора.
Наступив носком туфля Фанте на ногу в отместку, Рокку улыбнулась и, круто развернувшись, направилась на выход из комнаты. Акаге, посапывая от боли, следом.

– Яна, скоро там клиент наш?
– Минут через пятнадцать, – глянув в розовую книжонку и улыбнувшись, ответил секретарь.
Акаге, отойдя к стенке у лестницы, скрестил руки на груди и встал в удобную ему позу. Заметив на себе взгляд напарницы, кивнул, говоря о своей готовности.

Через какой-то промежуток времени показалась цель – точь-в-точь как на фото.
Достаточно симпатичный парень, лет, так, от двадцати до двадцати пяти, с короткими темными волосами и пышным вихрем на затылке. Пирсинг над правой бровью и в левом углу нижней губы. В левом ухе – сережка колечком. Нижнее внутренне веко подведено темным, возможно черным, карандашом.
Одет он был в обтягивающую сетчатую футболку. Поверх нее – белая рубашка и расстегнутый темный жилет. Темные брюки с высокой талией, свисающей с закрепляющего ее ремня.
Также Рокку заметила серебряное колечко на среднем пальце левой руки.
Не спеша, довольный, Конто направлялся к ресепшну, что входило в план кумовцев. Не обратив внимание на чунинов, он подошел к стойке и протянул связку купюр. Рокку, импровизированно рассмеявшись, повернулась к нему.
– Молодой человек, вы довольны обслуживанием данного заведения?
– Вполне, – подмигнув, ответил тот. – А вы тут... работаете?
Року развернулась к стойке спиной и немного придвинулась к собеседнику, улыбнувшись.
– Что, если «да»?
– Сколько вы берете, раз «да»? – спросил тот, и его брови изогнулись дугами.
– Все зависит от клиента, – ответила Хикари и еще немного приблизилась к Деклану.
В это время Фанта опирался на один из декоративных стульев у лестницы и был в полном недоумении от действий напарницы, но, тем не менее, был наготове.
– Что ж, тогда, как насчет двадцати пяти тысяч за предстоящую ночь?
Неожиданно для себя он получил в ответ звучный фонарь в глаз, что заставил его отшатнуться к лестнице.
– Слишком дешево, – с усмешкой произнесла девушка, и на голову Конто обрушился один из тех декоративных стульев.
– Боже. – Яна подскочил и схватился за голову. – Молите бога, чтобы его платеж покрыл стоимость этого стула.
– Ладно. – Рокку махнула рукой и подбежала к преступнику, опустилась рядом на колени, когда Фанта уже прощупывал его пульс. – Ты не убил его хотя бы?
– Нет, пульс есть.
Далее Хикари связала руки Деклану, и Фанта обыскал его. Какого было удивление Акаге, когда у того была обнаружена лишь пара кунаев.
Рюджи вышла из коридора и спустилась на середину лестницы, вцепившись в перила.
– Ну, поймали?
– Как видишь. – Рокку чуть подняла руки Конто, указывая на перевязку. – Легко. Ты как?
– Неплохой он, – ответила та, прикусив большой палец.
Акаге улыбнулся, выпрямившись, сидя на коленях, и повернувшись.
– Рокку видела.
– Заткнись.

– Знаешь, что интересно?
– М?
– Рюджи рассказала мне очень интересную вещь о Деклане.
– Ну?
– У него в... интимном месте тату. Y100000.
– Очень интересно, – с сарказмом проговорил парень, улыбнувшись.
– Да ну тебя! Не самое то.
– Ну, я слушаю.
– Когда она спросила, что это значит, он ей ответил так: «Я каждый день манипулирую своими деньгами. Я могу смотреть, как растет и падает йена. Я могу одалживать девушкам».
Акаге рассмеялся, заразив своим смехом Хикари. Весело, дружно.
У обоих сразу же выступили слезы от смеха, и, напарники, сжав правые руки в кулаки, легко соприкоснулись ими в знак удачно и дружно выполненной работы.

0

7

Глава шестая: Кафе.

– Эй, Фанта, привет!
– Э-эй, давно не виделись.
Парень улыбнулся, откинув фильтр.
– Когда ж ты бросишь уже? – возмутилась Чо и взяла друга за руку. – Ты ведь не занят?
– Как видишь.
– Отлично, значит, ты меня выгулишь.
– Снова выгнали из дома?
– Да нет, я сама ушла. Эти психи опять ругаются, а принимать участие в их разбирательствах мне не хочется. Еще пришибут между делом.
– Что на этот раз?
– Деньги. Мама копила на новую кухню, а отец проиграл все в карты. Теперь придется ждать его зарплаты.
– Продержитесь. Не мог же он все потратить. Кстати, как там Таро? Он возвращаться вообще собирается?
– По-моему, уже нет. – Девушка фыркнула, уперев свободную руку в бок. – А что, соскучился уже?
– Даже не знаю, что сказать. Хочется встретиться с ним.
– Так, попросил бы миссию в Кири.
– Я и попросил.
– Аха. – Чо рассмеялась. – Райкаге тебе фак показал на это?
– Вроде того.
– В его репертуаре.
– Еще как.
Акаге достал из кармана пачку сигарет, выудил одну и зажигалку, и закурил.
– Кстати, как последняя миссия?
– По мне, так отвратительна. А выполнена, естественно, успешно.
– Это хорошо. А почему отвратительна? Куда тебя отправляли?
– На охоту. Но за этим мне пришлось идти в абсолютно другое место. Что и было тем самым отвратительным пунктом.
– Каким же?
– А тебе рано знать об этом, – ответил парень, улыбнувшись и глянув на подругу.
– Ну, мне же интересно! Ну скажи!
– Ты еще слишком маленькая для таких ужасов.
– Не маленькая я! Раз начал говорить – продолжай. Заинтересовал меня – теперь развивай.
– Да нет. – Качнул головой.
– Фанта! Ну пожалуйста!
– Тебе рано знать об этом.
– Да ты жук! Скажи, или обижусь!
– Не шантажируй меня, умница.
– Не хочешь говорить, я обиделась!
Охаяши скрестила руки на груди и отвернулась, обиженно выпятив нижнюю губу.
– Ты ведь знаешь, что я тебе не поверю. Когда обижаешься по-настоящему, у тебя щеки краснеют. А задерживать дыхание для имитации не обязательно. Все равно одно от другого отличается.
– Научился многому?
Фанта улыбнулся.
– Ага, умным стал.
– Ну да. – Чо улыбнулась. – Умным.

– Пить хочу. Давай в кафешку зайдем?
– Ок.
Девушка, взяв Акаге под руку, потащила в сторону кафе, с каждым шагом ускоряясь.
Охаяши побежала к стойке с соками, а Фанта уселся за свободный столик и сложил руки вместе, выжидая подругу.
Тут же за столиками сидели люди, кто-то даже притащил с собой сумку с торчащей из нее кошкой, кто-то сидел в обществе других четвероногих друзей – собак (и даже в количестве больше одной).
Все присутствующие под навесом разговаривали о своем: смеялись, просто говорили, кто-то обиженно молчал, кто-то даже пел под гитару. Все это мало нравилось Акаге, но больше его раздражал звонкий смех из-за спины. Почему именно он, женский, веселый, так, наверное, потому что был до боли знаком.
«Угораздило нас проходить именно мимо этого кафе!» – ругался про себя парень, медленно вынимая из пачки сигарету.
– Дурак, что ли? – спросила Охаяши, поставив перед Фантой стакан, и шлепнула друга по руке, выбив из пальцев уже зажженный косяк. – Я ему сок принесла, а он курить собрался.
– Ничего в этом странного и противоречивого нет. Закон я не нарушил, а вкус все равно классный был бы.
– Только не когда я пью сок. – Девушка кинула в стакан парня трубочку. – Пей, я еле выпросила грейпфрутовый.
– Спасибо, любовь моя. Что бы я без тебя делал? – Акаге улыбнулся, помешав трубочкой сок.
– Уж не знаю, как бы ты жил без меня. – Улыбнулась в ответ. – Кстати, за твоей спиной сидит та девушка, с которой тебя отправляли на миссию?
– И что с того?
– Ну, может, поздороваешься с ней?
– Не думаю, что это хорошая идея.
– Хотя, да, ты прав. Она слишком простенькая для тебя.
– В каком смысле?
– Вы не подходите друг другу. Она какая-то скудная, что ли. Тебе нужна яркая девушка, а эта какая-то стремная. Хотя, одевается классно.
– А кто сказал, что мы подходим друг другу? Нас просто отправляли вместе на миссии. И речи не может быть о том, чтобы она стала моей девушкой.
– Вот и хорошо. Кстати, а что тебе в ней не нравится?
Парень улыбнулся, потянув из трубочки сок.
– Практически все, кроме ее духов.
– Серьезно?
Фанта кивнул в ответ.
– Хотя, она похожа на всех девушек. Она от них ничем не отличается. Только немного вреднее.
– Я тоже, что ли, такая? – удивилась Чо.
– Нет, конечно. Ты – сестра моего друга, а это значит, что ты другая.
– Отличная у тебя логика!
– От твоей, как от женской, конечно, отличается.

– Рокку, а слева от тебя не тот, которого с тобой на миссию отправляли?
– Он самый.
– Симпатичный.
– Да, ты с ним не собираешься мутить? Думаю, с парнем такой внешности и не стыдно.
– И не думай. Он не мой типаж.
– А что так?
– Глупенький он. Командовать любит.
– Прям как ты. – Жденом улыбнулась, заправив ободком пару выскочивших рыжих прядей. – Вы подходите друг другу больше, чем я думала.
– Не говори глупостей. Он какой-то сухой. С ним скучно.
– Может, все дело в возрасте? Сколько ему?
– Шестнадцать, вроде.
– Понимая, что ты младше, он может выпендриваться.
– Это я уже поняла. – Року стала помешивать мороженое. – И он, оказывается, не такой крутой, как о нем восхищается Акио.
– Конечно. Ты ведь не в зеркало смотришь, – произнесла Кику и скрестила руки на груди, улыбнулась.
Фуджита рассмеялась, прикрыв глаза рукой. Подождав пару секунд, Рокку сделала выпад в сторону подруги и захватила своей ложкой мороженого.
– Эй, дорогая, не наглей, – с улыбкой глядя на Хикари, возмутилась та, также зачерпнув из стакана Кику.
– Нет, вы вконец оборзели! – крикнула та и, взяв бокал в руки, отодвинулась на стуле назад, случайно толкнув локтем Фанту.
– Извиняюсь, – небрежно бросила она, когда парень повернулся.
Рокку тут же перевела взгляд на бывшего напарника и подмигнула.
– И тебе привет, – нехотя, произнес парень, кивнув, и повернулся к Чо.
– Ну, ты довольна?
– Более чем, – ответила Охаяши, улыбнувшись, и отодвинула от себя уже пустой стакан.

– Ну, что, может, пойдем? – спросила Кику и кинула в бокал ложку.
– Угу, – ответила Хикари и медленно поднялась со стула.
Фуджита, пригнувшись к своему бокалу, через трубочку пустила в «коктейль» пузырьков и, рассмеявшись, подскочила вслед за уже удаляющимися подругами, схватив свою сумку.
– Куда мы сейчас?
– Просто пройдемся.
– Рокку, у тебя ведь миссия новая?
– Угу, с Ханнесом.
Девушка улыбнулась, прищурено глянув на Мичи.
– Тронешь – убью, – шепнула та, показав кулак.
– Он не твой парень.
– Плевать.
– Плюй, готы не в моем вкусе. Да и...
– Заткнись, Рокку. Я не высказываю свое мнение о парнях, которые тебе нравятся, – зло произнесла Кику, но улыбнулась. (Возможно, почувствовала свое заявление слишком грубым по отношению к подруге).
– Ладно, ладно, молчу, но, чтоб ты знала, твой Ханнес не для меня.
– Я и так это знаю, – ответила та и сунула руки в карманы шорт, подмигнув.
Вскоре показалась резиденция, вскоре девушки дошли до нее и пошли уже в обход, как тут из окна кабинета Райкаге высунулся он сам и, приглядевшись к прохожим, выудил для себя из их множества Хикари.
– Рокку!
Девушка, вздрогнув от неожиданности, задрала голову.
– Рокку, Ханнес внезапно заболел, поэтому на миссию ты снова отправляешься с Фантой, – крикнул мужчина, приветственно махнув рукой. – Ему я вечером сам сообщу, поэтому можешь не беспокоиться. – Рассмеялся. – Завтра утром, перед самым выходом, ко мне.
И он исчез в окне, оставив Хикари краснеть от злости и смущения.
– Везет тебе, подруга, – начала хохотать Жденом, легко хлопнув Рокку по спине рукой.

0

8

Глава седьмая: Последняя секунда равновесия.

Кумовско­е утро обрамлялось сонным солнцем и едва слышным шелестом листьев, одиночным пением воробья и редким воплем бродячего кота на заборе, воспевающего о своей победе над дворовым псом в забеге.
Люди еще спали. Самые ранние корпорации только-только открыли свои двери, а продавцы круглосуточных магазинов молча спешили домой со своей ночной смены – спать, спать, спать.
Казалось бы, сонная перспектива пока что преследовала всех жителей селения Скрытого в Облаках, но лишь одна девушка (как казалось) бодрствовала уже как полтора часа. Всего-то ничего, по сравнению с тем, сколько бы ей понадобилось времени, чтобы привести свой внешний вид в полный порядок, но растрепанные виски и макушка, заспанные глаза, наспех накрашенные тушью, указывали на недостаток времени.
«А смысл ложиться спать был? Правильно Дайчи говорил, нужно было в восемь лечь» – промелькнуло в сонной голове Рокку, когда она на ходу прикрыла глаза. Губы растянулись в недовольной улыбке, а после Хикари, наконец, зевнула, и медленно перевела взгляд влево, чисто интуитивно, и отпрыгнула в сторону с визгом.
Рядом с ней – честно – уже около пяти-семи минут шел Фанта, не без улыбки отметив для себя, что брюнетка его абсолютно не замечает, занятая своими мыслями.
– Дурак! Напугал! – крикнула Рокку, замахнувшись на парня рукой.
– Без рук, красавица, – рассмеялся тот, мягко взяв ее за запястье вскинутой руки (для удара) и опустив его вниз. – Все собрала?
– Мне много не нужно. – Куноичи тряхнула своей сумкой. – Косметичка, пара перчаток, ветровка, шорты, ободок…
– Воду взяла? – перебил ее парень, не останавливаясь.
– Неа.
– Я взял. – Отвернулся.
– Умничка! – Девушка приблизилась к напарнику и потрепала за щеку, но тот вскоре вырвался.
В скором времени показалась резиденция, а далее и вовсе стала совсем близко: на расстоянии вытянутой руки.
Кумовцы поднялись по лестнице и прошли по коридору, к кабинету райкаге. Он сообщил им, что миссия состоит в сопровождении поезда с дистиллированной водой из спасенной от радиации Кири в Иву. Железнодорожный путь лежал через Страну Молнии, а далее через области деревень Звука, Водопада и Травы.
– Вы должны покинуть Кумо до обеда. Это вы можете обеспечить?
– Нас уже не желают видеть, – улыбнулся Фанта, надавив большим пальцем на начальную фалангу моментально хрустнувшего указательного правой руки. – Мы, думаю, можем выйти прямо сейчас.
– Это чудесно! – восхищенно произнес каге, закатив глаза. – Все бумажки, которые вы должны показать мицукаге, я вам вручил, верно? Верно. На миссию вам дается неделя.
– А чего так много? – саркастически возразила Хикари. – Мы вообще-то в Кири идем. За неделю мы только до морского побережья на территории Страны Огня доберемся. А ведь по воде до Тумана около суток, если не больше. Может, вы дадите нам три недели?
– А еще че? – негуманно спросил мужчина, туго проведя двумя пальцами по своей скуле. – Две недели, не больше.
– Две с половиной, – улыбнулась брюнетка, выставив ногу вперед.
– Две.
– С половиной.
– Неделя! – рявкнул Дентаку, стукнув по столу кулаком.
– Ладно, две, – согласилась девушка, испуганно стрельнув глазами в треснувшую под кулаком райкаге ручку.
– Свободны.
– Досвидос, – как-то грубо произнес Акаге, нахмурившись, и пошел на разворот.
– Ну, давай быстрее, – поторопила его брюнетка, направившись следом, когда парень только-только потянулся рукой к ручке двери.
– Не торопись, а то успеешь, – усмехнулся Фанта, замедлившись.
– Кш-кш! – Хикари помахала в спину напарнику рукой, продолжая торопить. И оба, рассмеявшись, вышли из кабинета.
– Дети… – склонившись над столом, простонал Дентаку, обхватив голову руками. – Бешеные, но зато сдружились…

Потратив­ на поход в Кири всего четыре дня, Кумовцы встретились с машинистами своего поезда. Мужчины в возрасте в специальной форме, в темных однотонных бейсболках, гладко выбритые и с темно-красными галстуками подошли к шиноби с приветливыми улыбками. Один, казалось, был немного старше второго и крепче телосложением, другой – худощавый, с добрыми синими глазами.
Тут-то Фанте и Рокку представили оставшуюся информацию: в Иве, в ходе прорванной плотины последних снежных гор, талой водой (в мае месяце!) затопило трубы, позднее прохудившихся и пустивших по стоку канализационных вод ржавчину, пыль и прочую внешнюю дрянь. Использовать эту воду было практически невозможно: вредно для здоровья как человека, так и животных, растительности. И если жители Ивагакурэ еще могли смириться с временным загрязнением воды, то больницы Скал требовались в очищенной воде, так как ржавчина, растворившаяся в воде, проходила вместе с ней через всевозможные фильтры, и, следовательно, такую воду нельзя было назвать дистиллированной. И в помощь дружественному селению подключилась Кири, знаменитая своими чистыми водами (ведь многие жители пяти Великих стран шиноби были какое-то время уверены, что на территории деревни Тумана вода: источники, водохранилища, и даже море, омывающее остров – дистиллированная).

П­оезд тронулся. Первый поворот колес, второй, третий, четвертый, пятый. Стоп. Четыре вагона-контейнера, содержащие по двадцать тонн дистиллированной воды, качнулись вперед и назад, подтолкнув локомотив на пару тройку метров.
– От души! – весело произнес «крепкий машинист», надавив на длинный рычаг и потянув вниз за свисающий, с красной ручкой. Локомотив тут же издал визжаще-свистящий звук и снова тронулся, на этот раз не останавливаясь, набирая скорость.
Как выяснилось позже, крепкого машиниста звали Цо, и он отвечал только за движение поезда, а второго, по совместительству и кочегара, и механика по скреплению, и диспетчера – Чед. Худощавый в первые же полчаса предоставил шиноби два табурета и переносные ремни безопасности.
Помеще­ние локомотива было не очень крупное, и кумовцев, а именно Рокку очень удивляло то, как в нем вмещается три табурета, пульт управления и четыре человека: трое, сидящие на стульях, один стоящий на управлении, и еще свободное пространство.
Фанта же был увлечен действиями Цо и механизмом с множеством кнопок, рычагов, рычажков. Но не без внимания он оставлял и, на удачу, разговорчивого Чеда, уже давно подсевшего к шиноби и о чем-то толкующего Хикари, с интересом слушающей его.

За окном мелькали деревья. Ржаное, подсолнечное, усеянное лютиками и ромашками поля, озера, реки. Много рек и озер.
Вскоре мост через море, в сторону Кумо, а там, в объезд через селение Звука.
И все за три дня. В целом, со времени выхода Кумовцев из Молнии – неделя ровно. Пунктуально: точно по плану Акаге.

Фанта стоял у окошка и курил, изредка выглядывая наружу и осматривая три первых вагона за локомотивом (четвертого из-за первых трех видно не было).
– Хорошо как… – проговорил он, подставив солнцу лицо, прикрыв глаза и глубоко вздохнув, улыбнувшись. Тут почувствовал случайное прикосновение и приоткрыл глаза.
– В первый раз в жизни ты прав, – улыбнулась Рокку, также облокотившись на узкий-узкий подоконник. – Ты в первый раз на поезде едешь?
– Нет.
– А я в первый.
– Надеюсь, тебя не укачивает, – задумчиво проговорил парень, не отрывая глаз от потрошимого худыми пальцами фильтра сигареты.
– Ты такой заботливый! – огрызнулась Хикари, шлепнув напарника пакетом с сухим пайком по заднице.
– Да, это так, – улыбнулся тот в ответ и направился в сторону сидящего у противоположного окошка Чеда, чтобы спросить, сколько примерно времени осталось до прибытия на границу Ивы. Но внезапно локомотив слегка покачнуло, и колокольчик, висящий под потолком, сорвался со своего крючка и упал на пол.
– Твою налево… – ругнулся Цо, качнув головой.
– Что это было? – спросила Рокку, прислонившись спиной к стене.
– Черт его знает, – ответил машинист, кивнув в окно. – Возможно, сильный порыв ветра, может, что другое.
Внезапно сверху раздался звонкий стук, шаги нескольких людей, дальше становящиеся удаляющимися и приглушенно-звонким­­и.
– Чед, – обратился Цо к кочегару, – посмотри, че за хер к нам присоединился.
– Нет. – Фанта слегка вытянул руку в сторону Хикари и поманил к себе, не сводя глаз с машинистов. – Вы тут останетесь. Следите за движением, а мы с гостями справимся.
Худощавый­ кивнул в согласие, а второй как-то недоверчиво сощурился, но тоже кивнул.
– Кабину не покидайте. Это опасно. – И Акаге полез в окно, уже договорившись с напарницей о последовательности преследования нежданных гостей.

На третьем от локомотива вагоне, собравшись в небольшой круг, стояли семеро шиноби. Шестеро что-то между собой обсуждали, а седьмой наблюдал за остающимися позади поезда шпалами (по крайней мере, кумовцы так думали).
Перепрыгнув­ с первого контейнера на второй, кумовцы остановились, точно зная, что звуковики уже заметили их присутствие.
– Покиньте поезд, – требовательно произнес Фанта, понимая, что просьбу враги не выполнят, а наоборот, попробуют сделать так, чтобы сам Акаге с напарницей покинули транспорт. Парень откинул крышку кобуры с кунаями, приготовившись взять оружие.
– Вот еще, – ответил один из шиноби Звука, подбоченившись ладонями.
– В таком случае мы заставим вас это сделать.
– Отлично.
Тот самый шиноби, вынув из ножен за спиной катану, бросился вперед, на чунинов, бросив своим «нападаем». Фанта выхватил из кобуры пару кунаев и кинул один из них в приближающегося противника, но тот отбил оружие лезвием меча. Лязгнув, кунай отлетел, а катана, вопреки крепкому «объятию» пальцами, выскочила из рук звуковика и спикировала следом за «кунаем».
– Чакра, – сообразил мужчина, щелкнув застежкой сумки на поясе и достав пару тройки сюрикенов. – Смышленый малый.
Акаге тем временем кинул второй кунай в приближающегося к Рокку врага, сумевшего отбить оружие, направившееся в противницу, но та, перехватив «кинжал», кинула его под углом, попав третьему звуковику, приближающемуся к Фанте следом за «бывшим» мечником, под скулу. Казалось, он [новый противник] был достаточно проворен и пытался увернуться от куная, но не обратил внимание на уклон броска, и вместо (возможно излечимого бы) бока получил в шею.
Кровь тут же хлынула тугой струей, а поверженный, заплетаясь в ногах, сиганул с вагона.
– Тай, – услышала Хикари недалеко от себя и обернулась, тут же приготовившись к нападению. У самого края контейнера, едва не на наклонной, стоял один из звуковиков и с интересом и досадой следил за все более отдаляющемся телом своего убитого напарника. Но тут звуковик повернулся и тут же устремился в наступление, в одну руку взяв сразу два куная (с острием в разные стороны от кулака), а в другую с полдесятка сюрикенов.
«Чтож, я тоже умею пользоваться оружием, поэтому бояться мне нечего» – пыталась успокоиться себя Рокку, насторожившись, и, вынув из кобуры на голени дугой изогнутое лезвие, толщиной в лист бумаги, металлический, блестящий – бумеранг, замахнулась и кинула. Ее нынешний противник не придал значения виду оружия, и решил, что девушка просто промахнулась, между тем приближаясь к ней все быстрее и быстрее.
«Ну же… Ну!» – про себя поторапливала лезвие Рокку, вынув пару кунаев и кинув их в увернувшегося соперника, достав из карманов шорт кольчужные квадратики и сжав их между ладоней.
Солнце отразилось от металлической поверхности, и в эту же секунду звуковик вскрикнул от боли, а бумеранг, крутясь юлой, остановился между кольчужными ладонями девушки. На ее серую майку брызнула темная кровь, промочив ткань насквозь. Лезвие сняло с затылка врага скальп, что заставило его притормозить на минуту, но этого хватило, чтобы Хикари всадила кунай в солнечное сплетение противника.
С новыми брызгами крови выдернув из тела звуковика оружие, девушка одним пинком сбросила тело с поезда и не успела и расслабиться, как сзади ее руки обхватил новый враг, блокируя любое движение (девушка тут же смекнула, что у нее появился единственный шанс избавиться от атакующего).
С немалой скоростью рука Рокку опустилась вниз, и кунай глубоко вошел в ногу мужчины. Он вскрикнул и тут же взялся одной рукой за всаженное оружие. Хикари выскочила из-под его оставшейся руки и только-только повернулась, а мужчина уже надвигался к ней, слегка прихрамывая, угрожающе выставив вперед ее кунай, окровавленный.
Обрад­овавшись возможности и замахнувшись рукой с «кинжалом», звуковик собрался, было, всадить его куда-нибудь в шейный отдел девушки, как получил новый кунай меж лопаток и изогнулся, начав материться, и выронив «кинжал». Повернувшись, мужчина встретился с кулаком освободившегося Фанты (уже избавившегося и от второго своего атакующего), но звуковика этот удар, казалось, больше разозлил, чем вывел из игры, и мужчина снова атаковал, целясь в голову парню, но тот увернулся и, схватив врага за вытянутый вперед кулак, перекинул себе через голову.
Акаге не смог удержать равновесие на корточках, когда звуковик полетел поперек контейнера, на его наклонную, схватив Фанту за собранный у локтя рукав.
Если бы не подоспевшая вовремя Хикари, парень свалился бы с контейнера вместе со звуковиком, уже повисшем на то время по правую сторону от вагона, и только новый кунай в мышце руки заставил его отпустить локоть Акаге.
– Все нормально? – пытаясь отдышаться, спросила девушка, коснувшись плеча напарника пальцами (она стояла на коленях над ним, левой рукой упираясь по левое его плечо, когда парень лежал на крыше вагона на животе, пытаясь найти глазами бывшего противника).
– Да, – ответил он, медленно поднимаясь, уже после нее.

Акаге сделал иллюзию пятому, из всех, звуковику и задержал его тело сознания, а Рокку добила его физическое. Очередное тело, к сожалению, еще дышащее было скинуто с поезда.
– Впечатляет, – проговорил один из оставшихся шиноби Звука. – Теперь, оказывается, карьеру шиноби предоставляют с пеленок. Еще молоко на губах не отсохло.
– По крайней мере, сил и ума на джонинов хватает, – огрызнулся Фанта, медленно двинувшись в сторону звуковиков. – Покиньте поезд.
– Смысла нет.
– Только в том случае, если и жизнь для тебя бессмысленна.
– Истина глаголет устами младенца, – улыбнулся звуковик и сымитировал выстрел в сторону кумовцев, кивнув головой. Не успели Акаге и Хикари сообразить, как кто-то вновь обхватил плечи девушки сзади и потянул назад.
Это снова был тот человек, тот шиноби Звука, который уже применял подобный способ блокировки движения Рокку, которому ранее она всадила кунай в ногу, которого с поезда скинул Фанта.
Мужчина, не медля, с рыком, взяв девушку за предплечье, толкнул в сторону последнего, четвертого, контейнера.
Акаге, дернувшись, откинул крышку кобуры на ноге, но тут ему под скулу ребром встало лезвие и застыло. Над ухом послышался легкий смешок, знакомый: со знакомыми интонацией и тембром.
– Я не думал, что вы все испортите. Гейл, сбрось ее, – обратился захватчик Фанты к, видимо, уже плотно взявшего рукой за шею девушку, шиноби. Тот кивнул и, не доходя до ската крыши контейнера, повернул Хикари к себе и замер, дернувшись. Из его живота торчало два куная, глубоко всаженных в тело, а Рокку тем временем старалась что-то закричать через сжатые связки.
– Умирать, так вместе? – с улыбкой спросил звуковик, когда с его уголка губ скатилась капля крови, и сильно толкнул девушку в сторону конца вагона. Наконец смогши взвизгнуть, она свалилась со ската, не удержав равновесия.
Раненный­ шиноби, постояв еще минуту, не решаясь даже повернуться в сторону своих напарников, встал на колени, потом его тело упало на металлическую крышу вагона, а там и вовсе скатилось с контейнера.
Глаза Фанты поневоле слабо заслезились.

0


Вы здесь » `ID.fanfiction » Аниме сюжеты » Хартаграмма


Создать форум © iboard.ws