`ID.fanfiction

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » `ID.fanfiction » Романтические истории » История любви Софи Уайльд (закончен)


История любви Софи Уайльд (закончен)

Сообщений 1 страница 30 из 50

1

Автор: Veronica
Название: История любви Софи Уайльд
Рейтинг: pg, nc
Саммари: Я всегда считала людей, которые не верят в любовь несчастными. Я всегда знала, что эти люди жалки. Но, сама того не заметив, со временем я стала такой же.
Примечание: мне кажется, что чего-то не хватает. Но судить вам.

Герои|Герои

http://s006.radikal.ru/i215/1101/ba/1965d8fa69ba.jpg

0

2

Я всегда считала людей, которые не верят в любовь несчастными. Я всегда знала, что эти люди жалки. Но, сама того не заметив, со временем я стала такой же.
Джеймс. О, как я любила Джеймса. Безумно. Безгранично. Но он топтал меня, как, собственно топчет и сейчас. Мне не нужен был Эдвард Каллен, чтобы узнать, что он себе думал, когда вот так запросто «отдавал» меня во временное пользование. Я и так знала. Джеймс искренне считал, что любит меня тоже. Вот только граница между любовью и желанием у него начисто отсутствовала. Ему не нравилось, что я была только его. Ему нравилось «подогревать интерес», поэтому он стал просить меня о помощи. Всё чаще. Сначала, раз в несколько месяцев. Потом чаще.
Мне 25 и я не верю в любовь.
Однажды в моей квартире раздался звонок в дверь, а затем нетерпеливый стук. Гостем мог быть только Джеймс. Он приходил за двумя вещами: взять меня или попросить снова о помощи. С порога он бегло поцеловал меня в шею и, подпрыгивая от нетерпения, выпалил на едином дыхании:
- Ты же мне поможешь?
В чём заключалась эта помощь? Ну… это было чем-то схоже на проституцию, откровенно говоря. Вот только моя задача заключалась в том, чтобы выполнить функцию проститутки так, чтобы «клиент» ничего не заметил. Моей конечной целью всегда была информация или какой-то предмет.
Моё преимущество было в том, что я отлично играла любовь. Не ту, страстную, а нежную и романтичную. Я никогда не знакомилась с «клиентом», строя глазки. Я предпочитала дать ему шанс заметить меня и «спасти». Спасти от штрафа полицейских, спасти от неприятного общества какого-то обрюзгшего мужика, помочь с машиной, договорить с кем-то об интервью со мной, когда я прикидывалась журналисткой, или помотаться по городу в поисках сапожника или точно такой же туфли, когда я «так некстати» ломала каблук и мне срочно нужно было доставить пару туфель «злой начальнице» из книги «Дьявол носит Прада». Вот так и работала. И это очень часто было эффективнее, чем просто соблазнить. Поэтому, сейчас Джеймс снова нетерпеливо переминался с ноги на ногу, ожидая моего согласия.
- Мы расстались, разве нет?
- Ну, я… - начал было опешивший Джеймс.
- Я не обязана больше помогать тебе.
- Софи, я заплачу, ты даже не представляешь, как это важно для меня…
- Знаешь, а тебе бы подошла профессия сутенёра. Не хочешь попробовать? Если будешь платить хороший процент, то я даже согласна поработать под твоим началом, пока не наберёшь девочек, - достаточно спокойно продолжала я, будто он меня и не прерывал.
Если бы он знал, чего мне стоит это «спокойствие»!
- Софи, прекрати паясничать. Мне нужна твоя помощь. И я знаю, что в итоге ты согласишься. Зачем этот театр?
Да, он знал, что в итоге я соглашусь. В который раз я соглашалась, за что искренне ненавидела его и себя. Зачем я это делала? Сама толком не знала. Но была такая мысль, что пока я не испытаю чувство ещё более сильное, чем к Джеймсу, то так и не смогу освободится от него. 

И вот, всего неделю спустя, я стою на пороге большого зала для приёмов в отеле «Хаятт» и ищу глазами свою жертву. На этот раз Чейз Ноубл. Цель: информация, в какой из своих ячеек в банках он хранит чип, на котором вся информация о деятельности тайных агентов в Австралии. Если заполучить этот чип, то шайки и банды всего мира будут готовы поубивать друг друга, чтобы вычислить, кто из агентов под каким прикрытием работает. Насколько я знала, этот Чейз и сам был как-то причастен к службам безопасности.
«Не спеши, ради этой информации я готов ждать столько, сколько надо. Только не затягивай, пока ты перестанешь его интересовать. Прости, но ты немного не в его вкусе, поэтому куй железо, пока горячо», прямо-таки по-отечески наставлял меня Джеймс, перед тем, как я встала из кресла стилиста.
Найти Чейза в толпе было не трудно. Он был на голову выше меня и часто находился в центре внимания. Я взяла бокал вина, навернула пару кругов по всему залу, поприветствовала «знакомых», которые меня и знать не знали, но услышав, что «мой отец в совете директоров той фирмы!», моментально стали передавать моему папочке приветы. И никого не волновало, что мой настоящий папочка вдохновенно выращивал кукурузу и помидоры на собственной ферме, которую, к слову, я ему подарила за деньги, полученные от Джеймса за две последние «услуги».
Привлечь внимание Чейза было так же нетрудно. Прощаясь с очередным «знакомым», я заметила его отражение в одном из зеркал. Неловко пятясь, я наткнулась на него, облившись красным вином. Что ж, с кремовым платьем-футляром можно попрощаться.
- Ой, простите! – воскликнула я, «подскакивая» от неожиданности.
Чейз поймал меня за локоть так, что я, по крайней мере, не уронила бокал на мраморный пол.
- Ничего, - обаятельно улыбнулся он, - я как раз ждал, чтобы кто-то на меня наткнулся и избавил от общества этих скучных директоров и аналитиков, с которыми и поговорить-то… Упс, - только заметил конфуз с платьем он – ваше платье, - кивнул он на алое пятно.
Неожиданно для себя я по-настоящему забыла о пятне, как девчонка, засмотревшись на его лицо. Поэтому, вполне естественно ахнув, я оглянулась в поисках салфетки. На помощь пришёл Чейз, схватив хлопковую белоснежную салфетку с руки официанта и дав мне:
- Вот, держите.
Я прижала накрахмаленную ткань к пятну, хотя смысла в этом как такового уже не было. Пробормотав «Простите», я понеслась к двери, лавируя между гостями. Неудивительно, что всего через секунду после меня на крыльцо выскочил Чейз:
- Подождите, я возьму машину и отвезу Вас!
Всё оборачивалось лучше, чем я планировала. Даже не пришлось «ронять» фразу о такси.
Уже через полтора часа я сидела в его спортивной двухместной машины, дай Бог здоровья тому, кто заставит меня выучить её название, под собственным парадным входом.
- Спасибо, - улыбнулась я, так же бестолково прижимая салфетку к пятну. Мне было просто невыносимо смотреть на это ужасную кровавую смертельную рану, которая убила моё любимое платье.
- Кстати, я Чейз, - улыбнулся он, глядя на меня.
- Софи, приятно познакомиться и ещё раз: спасибо. Моя машина до сих пор не вернулась из сервиса…
-Да без проблем, мне было приятно Вам помочь…

0

3

На следующее утро кто-то позвонил мне в дверь и ушёл прежде, чем я успела открыть. На пороге лежала фирменная коробка, крест-накрест перевязанная лентой из органзы. Под аккуратным бантом торчала записка на белом картоне с золотистым тиснением с обратной стороны.
«Очень надеюсь, что правильно угадал размер…», - гласила записка.
Я уже догадывалась, кто это мог быть, хотя и удивилась, что мне не пришлось ещё раз «натыкаться» на него. Обычно, пара практически одинаковых «случайностей» забавляла мужчин определённого типа. В коробке оказалось точно такое же платье, как я вчера испортила. И размер на бирке был мой.
Чейз прислал мне идеальную замену тому платью, которое вчера трагически погибло, истекая кровью отличной выдержки.

Раз уж Джеймс меня не торопил, а знать контакты Чейза мне не полагалось, я решила выдержать паузу в несколько дней. Если к вечеру среды, решила я в понедельник, он никак не даст о себе знать, я пойду на карнавал, на который он тоже был приглашён. Вопрос только в том, пойдёт ли он, но это уже решится ближе к делу.
Однако во вторник вечером в дверь снова позвонили. На этот раз на пороге стояла красивая продолговатая коробка на подобие тех, что я видела на днях в «Холлмарке», а на её крышке лежал цветок орхидеи.
В коробке лежала венецианская карнавальная маска, официальное приглашение в конверте и ещё одна записка на таком же белом картоне с тиснением, что и в прошлый раз.
«Давайте схитрим…», - красовались на ней слова, написанные той же твёрдой рукой, вот только надпись была сделана пером или перьевой ручкой, наверное, чтобы выдержать всё в одном колорите и стиле.
Мне начинала нравиться эта игра хотя бы потому, что никто до него не делал первым один ход за другим. Обычно инициатива ненавязчиво исходила от меня, но на этот раз…

Из тех денег, что Джеймс мне выделил на текущие расходы, я взяла большую часть, купила тёмно-синее вечернее платье из шёлка и атласа с небольшим шлейфом, удобные танцевальные туфли и высокие чёрные перчатки. Пришлось также потратиться на украшения в волосы, на колье и серёжки и на услуги мастеров в моём любимом салоне. Ах, да. Пришлось ещё отправить Джеймсу смс: «Иду с ним на маскарад. Почти все деньги пошли на подготовку». Зная, как ему нужна эта чёртова информация, я была уверена, что деньги он сунет в щель для почты уже сегодня. Что касается Чейза… Мне было неприятно играть в эту игру. Я должна была себя ненавидеть и презирать, но сейчас мне было очень интересно, чем же всё закончится. В одну из серёжек под застёжку я приклеила микрофон, как обычно это делала с другими. Микрофон никак не хотел держаться, и мне хотелось считать это знаком свыше, но вдруг я чуть прижала сильнее и он идеально вписался. За чёрными камнями массивной серёжки его было совершенно не видно.

Ровно за 3 минуты до заявленного в приглашении времени я зашла в старинный зал одного из дворцов, который арендовали для проведения бала-маскарада. Вокруг меня сновали дамы в платьях и в масках. Автоматически я проверила свою маску – она сидела идеально. Мастера превратили меня в самую настоящую загадочную леди, а организаторы бала превратили скучное сборище в театральное действие. Под потолком летали воздушные гимнасты в старомодных нарядах, куклы и клоуны на ходулях условно разделили зал пополам и теперь практически танцевали под восхищённые возгласы привередливой публики. На улице девушки и парни с раскрашенными лицами и телами жонглировали огнём, а артисты на ходулях спокойно перемещались из зала на улицу и обратно.  Что ж, действие было сказочным.
Когда оркестр начал играть громче, люди как-то незаметно потихоньку разбились на пары и теперь кружили по залу. Конечно, танцевать вальс дано не всем, но они, по крайней мере, пытались. Прямо над моей головой пролетела девушка на трапеции, причём так близко, что я ощутила движение воздуха на плечах.
- Потанцуем? – поклонившись, спросил какой-то мужчина во фраке и в золотистой с синим маске.
- Умоляю Вас, скажите «нет»! – раздался за спиной знакомый тёплый голос.

0

4

- Умоляю Вас, скажите «нет»! – раздался за спиной знакомый тёплый голос.
Я обернулась и встретилась взглядом с ним. Чейз был в чёрном костюме с бабочкой и в маске, очень похожей на мою.
- Спасибо, но нет, - улыбнулась я мужчине, сделав небольшой реверанс и развернувшись к Чейзу.
Он подошёл ближе, кланяясь глубже и грациознее, чем предыдущий несостоявшийся партнёр, и спросил невыносимо соблазнительно и в то же время скромно, глядя на мои руки в перчатках:
- Потанцуем?
Я ответила наигранно серьёзным реверансом и положила одну руку ему на плечо. Моментально сообразив, он обнял меня с таким достоинством, как ни один кавалер тут не обнимал свою даму. Мы влились в поток танцующих пар, держась, возможно, чуть ближе, чем полагалось просто партнёрам по танцу. Какое-то время мы просто танцевали. Я не смотрела на него, а он на меня. Подражая танцорам в фильмах и на сцене, я держала спину ровно, а голову чуть повернув. Музыка сменилась,  но Чейз продолжал кружить меня, двигаясь всё ближе к выходу. Наконец, когда мы оказались на крыльце, если так можно назвать грандиозное мраморное сооружение с широкими ступенями и изящными поручнями и периллами, он отстранился и поклонился, довольно улыбаясь.
- Благодарю Вас за танец, мисс. Прогуляемся? – предложил свою руку он.
- Раз уж вы настаиваете… - наигранно-томным голосом пробормотала я, чуть наклоняя голову.
- Я настоятельно настаиваю, - рассмеялся он, а мне ничего не оставалось, как улыбнуться каламбуру и взять его под руку.
Какое-то время мы шли молча, пока он не завёл разговор об архитектуре и небрежном отношении к памятникам культуры.
- Если бы Вы знали, какое это кощунство – вбивать десятки креплений для воздушных гимнастов, уродовать паркет ходулями и осквернять старинный дворец электрическими проводами… - несчастно протянул он, после того, как рассказал о мраморных и гранитных статуях а парке. – Но редко какое кощунство заставляет замирать от восхищения, не так ли? – с улыбкой закончил он.
- Мы не сможем судить о чём-либо, пока не потеряем это. Думаю, как только этот дворец станет никому не нужной и бесполезной развалиной, которую нет смысла восстанавливать, о нём сразу закричат на весь мир, ругая власти, что они ничего не сделали, - предположила я, крепче прижимаясь к его боку, когда подул прохладный ветер.
- Замёрзли? – улыбнулся он, касаясь пальцами в белых перчатках моего плеча.
- Не настолько, чтобы отказываться от прогулки и идти обратно в зал, - покачала головой я, улыбаясь от того, какие приятные ощущения мне доставляли его прикосновения.
Чейз одобрительно улыбнулся, снимая с себя пиджак.
- Рад, что Вы разделяете удовольствие от прогулки со мной, хотя, разве не для танцев Вы так красиво оделись?
Не останавливаясь, он накинул мне на плечи свой пиджак, снова предложив свою руку.
- Разве для того, чтобы красиво одеваться нужны причины? – спросила я, цепляясь его за локоть.
- Нет, но чтобы выглядеть лучше всех… - он многозначительно посмотрел на меня и утвердительно кивнул.
- Ммм… комплимент… - недовольно протянула я.
- Вы не любите комплименты? – немного удивлённо спросил он.
- Нет. Не люблю с тех пор, как прочитала в какой-то глупой книге, что в структуру комплимента всегда входит немного лести.
Чейз приятно рассмеялся, не отрывая от меня взгляда.
- Тогда считайте моё замечание, как и все мои замечания впредь, просто констатацией факта!
- Договорились, - не могла не продолжать улыбаться я.
Примерно через полчаса мы всё же вернулись в зал. Очевидно, у артистов был перерыв или их работа вовсе была окончена, потому что зал был заполнен только танцующими парами. Правда, позже, под самым потолком я заметила гимнастов, которые двигались так же медленно, как и танцоры, идеально попадая в такт музыки. Если смотреть на них не отрываясь, то можно было даже заметить определённый сюжет в их танце, но стоять, задрав голову, было чертовски неудобно, поэтому вскоре я снова перевела взгляд на своего кавалера. Всё это время Чейз стоял и, не отрываясь, смотрел на меня.
- Мне жаль, что Ваше лицо скрыто маской, - внезапно сказал он, кланяясь и протягивая руку в знак приглашения на танец.
- В таком случае я рада, что всё именно так, и Вы не видели как я только что покраснела, - улыбнувшись, ответила я, снова обнимая его и начиная двигаться. Быть ведущей, однако, он мне не позволил. Практически сразу Чейз твёрдо и в то же время ненавязчиво задал нам обоим направление и характер движения.

- Хитрость удалась, - улыбнулся он, сидя за рулём в моей машине.
- Кстати, что за хитрость? – вдруг вспомнила я записку.
- Ну… по правилам карнавала мы с Вами должны были угадать друг друга в толпе людей в карнавальных масках… Но там все жульничали и заранее договаривались в встрече на крыльце или просто приходили одни, чтобы провести вечер свободным и неузнанным человеком, - просто ответил он.
- Что ж… Это может служить нам оправданием.
- Софи, - внезапно глухо и осторожно проговорил Чейз. – Вы знаете того мужчину? Осторожно, не поворачивайтесь так резко, он сидит в машине перед нами и в упор смотрит на вас.
Я оторвала взгляд от его лица и как бы невзначай облокотилась головой о боковое стекло. Потом невинная улыбка, вздох… Я перевернула голову обратно к Чейзу, поглядывая на человека в машине… Джеймс! Джеймс! Придурок! Что он тут забыл? Следит? Он совсем чокнутый? Он мозги на пиво променял?
- Софи, всё в порядке, - осторожно спросил Чейз, замечая всплеск эмоций.
Хотя я их и пыталась изо всех сил скрыть, он, видимо, слишком внимателен.
- Да нет, я его не знаю, просто слишком пристально смотрит, - попыталась увернуться я.
Чейз на секунду замолчал и задумчиво посмотрел на меня. Потом поддавшись какому-то порыву, он протянул руку и накрыл мою руку своей. От моей кисти вверх поднималось тепло и разливалось по телу. Какие-то неведомые волны притяжения заставили меня посмотреть на него.
- Софи, - Чейз ободряюще улыбнулся и чуть сжал мою руку – прошу вас, скажите честно. Вы его узнали, да? Узнали, удивились, потом испугались и напряглись, чтобы сохранить невозмутимое выражение лица. Я ведь прав, да? А теперь я Вас, кажется, удивил своей наблюдательностью, да? – наконец, спросил он, заглядывая мне в глаза.
- Да, удивили, - призналась я, пытаясь оторвать взгляд от его глаз.
- И всё же? – он удерживал мой взгляд.
Тепло, которое растекалось по телу, сделало меня уж слишком податливой и честной.  Мне это совершенно переставало нравиться. Он же всего лишь работа! Он – моя работа. Он мой «объект». Мне нельзя. Это же так низко – растекаться лужицей перед парнем просто из-за того, что я его хочу. Хотя, желание, которое я привыкла испытывать к красивым сексуальным мужчинам, было другим, не таким… Оно обычно завязывалось где-то внизу живота и разгоралось, захватывая каждую клеточку тела и мысли.  Но Чейз… Сейчас было не так. Я хотела взять его лицо в руки, поцеловать в уголок губ, который сводил меня с ума, потому что его улыбка начиналась с легкого подрагивания именно этого уголка губ.
- Это мой бывший парень, - наконец, выдавила я, не отводя взгляда.
- Навязчивый молодой человек, - полувопросительно-полуутвердительно заметил Чейз.
- Да, есть немного, - улыбнулась я.
В какой-то момент Чейз вздрогнул, отвернулся и зажмурился несколько раз. Уставившись в руль, он потёр пальцами переносицу и добродушно усмехнулся.
- Софи, что Вы со мной решили сделать?
- В смысле? – спросила я, чувствуя, как сердце на секунду остановилось, а затем полетело, как ненормальное.
Неужели, он узнал? Как? Как такое возможно? Неужели он сейчас просто разыгрывал комедию?
- Вы не позволяете мне отвести от Вас взгляд… Мне трудно быть в роли жертвы женских чар, потому что обычно я сам очаровываю дам своей – он широко улыбнулся, игриво поднимая одну бровь – улыбкой.
Я обескуражено замолчала. Во мне боролось несказанное облегчение, практически восторг, что он не имел в виду истинную причину нашего знакомства, смущение, что он так явно и искренне признался, страх, что Джеймс так «беспалевно» за мной следил, радость, что хоть что-то в наших отношениях настоящее, реальное…
- Я вас смутил, не так ли?
- Да, Чейз, именно это вы только что и сделали, - не сдержала маленькую улыбку я.
- Софи, ваш бывший парень скоро прожжёт взглядом дыру во мне, - довольно заметил Чейз.
Чёрт, урод, тебе что, солярной кислотой мозг залили? Отвернись, уезжай и больше не мелькай! Я же для тебя работу выполняю, придурок!
- Простите.  Я, наверное, выйду и попрошу его уехать.
Я взялась за ручку двери и надавила всем весом на дверцу, готовясь выйти на улицу.
- Постойте, Софи, - остановил меня Чейз, как-то странно улыбаясь. – Позвольте мне самым наглым образом воспользоваться ситуацией.
- И как же это? – заинтересованно спросила я, легонько прищурившись.
- Можно я вас поцелую?
Его взгляд ни на секунду не опустился ниже моих губ. Одна его рука всё ещё сжимала нежно мою, но он не делал никаких попыток коснуться моего тела.
- Чейз… Вы… - начала было я, но потом смогла только выдохнуть предательское «Да».
Уголок его губ дрогнул, а глаза снова приковались к моим. Секунду он просто смотрел, а потом резко, выдыхая, прижил мои губы к своим. Его ладони бережно и ласково сжали моё лицо, а губы чуть приоткрылись. Я не знаю, что на меня нашло, позже я объясню это тем, что Чейз – моя работа, которую нужно выполнить быстро и эффективно, но в том момент я забыла обо всём, кроме него, кроме ощущения его губ на своих, кроме жара моей кожи, который он, наверняка чувствовал под своими ладонями.
- Софи, - выдохнул он мне прямо в губы, едва касаясь.
Легкое движение его губ поверх моих показалось мне дразнящим, я запуталась пальцами в его волосах, прижимая его лицо к своему и чуть прикусывая его нижнюю губу. Чейз усмехнулся, щекоча меня дыханием. Одна его рука скользнула мне между лопаток, прижимая меня к его телу. Как только я оказалась достаточно близко, его рука обвила мою спину, превращаясь в нежное, осторожное объятие. Его губы снова стали задавать направление моим. Всё вокруг вспыхнуло, но я это заметила благодаря яркому пламени, которое прорывалось сквозь закрытые веки к моим зрачкам. Кровь шумела в ушах, а лёгкие ни разу не расправились, заполняясь воздухом, хотя Чейз иногда и завал мне передышку, на секунду отрываясь и глядя мне на губы или в глаза. Наконец, я поняла, что ещё немного и позвоночник перестанет держать моё тело, разморившись от тепла, которое продолжала растекаться по телу, только теперь центрами этого тепла стали губы и щека, на которой всё ещё лежала его ладонь. Наконец, делая полный вдох, я отстранилась, обнимая его и упираясь лбом в его плечо.
- Софи… Ты хотела, чтобы я потерял сознание?
- Нет, - улыбаясь, выдохнула я, проводя ладонью по его затылку и оставляя её на шее Чейза.
- Он ещё смотрит? – своим теплым и по-детски заинтересованным тоном спросил он.
- Разве это важно? – неожиданно для самой себя спросила я вслух.
Чейз на секунду замер, потом снова взял моё лицо в свои руки и посмотрел мне в глаза. Наши лица разделяло несколько сантиметров, а Чейз смотрел на меня со смесью радости, восторга, восхищения и удовлетворения.
- Софи… Это лучшее, что ты могла мне сейчас сказать… - выдохнул он, легко касаясь губами моей щеки.
Я довольно улыбнулась, подавляя зевок. Ну как можно было зевать, когда он был рядом? Чейз… Сердце только начало замедляться, а в голове пульсировал восторг. По венам и артериям вместо крови тёк адреналин.
- Пойдём, я отведу тебя домой, - ласково выдохнул он, всё так же лаская мои скулы кончиками пальцев.
Он вышел из машины первым, открыл мне дверь и помог выйти так, чтобы ни одна складочка платья на помешала мне твёрдо стоять на земле. Галантно подав руку, он проводил меня до квартиры, не делая ни одной попытки зажать в подъезде или около двери. Стоило нам поравняться с дверью моей квартиры, как Чейз поцеловал мою руку, нежно глядя на мою руку, а потом поднимая взгляд на лицо. Стоило ему выпрямиться, как я нежно взяла его подбородок кончиками пальцем и притянула к своим губам. Он нежно обнял меня, притягивая к себе, но ни на секунду не давая понять, что рассчитывает на большее, чем просто поцелуй.
Той ночью я долго ворочалась в кровати, пока не заснула ближе к 9 часам утра. Почему то последней чёткой мыслью у меня был не Чейз, а Джеймс. Почему он был там?

0

5

Ааааааааа!!
Это издевательство в высшей степени!!
Ну как так можно обрывать??
Проду блин т.т
Безумно симпатизирую Чейзу,парень,который добивается того,что хочет
эххх
мало таких сейчас =(

0

6

Anny...MN написал(а):

Безумно симпатизирую Чейзу,парень,который добивается того,что хочет
эххх
мало таких сейчас =(

это в каком-то смысле прототип моего идеала.)
прода скоро будет)

0

7

И мой тоже **

0

8

с нетерпением жду,кстати "Когда боишься признаться..." уже закончен^^

0

9

оке, щас заценю.))

0

10

Спасибо)

0

11

Проду))

0

12

когда???

0

13

Проду только обещаете т.т

0

14

А проду я жду...и жду... т.т
а её всё нету и нету =(

0

15

Я проснулась только к обеду, но ещё почти час пряталась под одеялом. Пока я была тут, в своей любимой спальне, на своей любимой огромной старомодной кровати, вчерашняя ночь казалась реальнее. Но, казалось, едва я встану, едва я стряхну с себя уютное тепло одеяла, как всё это окажется сном, который я имела счастье увидеть ночью.
Телефон зазвонил как-то слишком резко, требовательно и недовольно, разрушая сказочную атмосферу такого неуверенного утра (ну или дня).
- Софи, как продвигаются дела? – вместо приветствия спросил Джеймс.
- Нормально, но я ещё не знаю ничего, - постаралась я придать голосу бодрости.
Мне было просто необходимо впечатление, что я тружусь над соблазнением Чейза, не покладая рук и других частей тела. А если я правильно понимаю Джеймса, то «трудится» означает не давать бедняге продыху и активно «осаждать» крепость. Удивительная логика. Сам Джеймс ненавидит навязчивость, но сейчас, когда ему нужна это информация, причём нужна, что называется, позарез…
- Ты ему нравишься. Я вас вчера видел.
- Я тебя тоже видела. Ничего глупее не мог придумать? 
- Мне было интересно, как продвигаются дела.
- Мы виделись несколько раз. Ты правда думаешь, что Чейз расскажет всё, как на духу, глядя в мои наивно распахнутые глаза?
- Это было бы лучшим исходом.
- Джеймс, просто дай мне делать свою работу.
- Софи, сколько времени тебе ещё примерно надо?
- 2-3 недели и я скажу тебе, что ты хочешь узнать.
- Хорошо, Софи. Я буду ждать. Я люблю тебя.
- Пока, Джеймс.
Я положила трубку. Вот оно. Точнее, вот она, реальность. Та самая, от которой я пряталась под одеялом. Чейз – работа. Я должна её выполнить.  Я не имею права мечтать о Чейзе. Потому что я его не достойна. Я слишком много лгала другим, слишком часто лгала себе. Наши отношения начались со лжи, они в ней погрязли. Я в ней погрязла. Погрязла… Грязь… Я грязная.
В ту секунду я себя возненавидела. Я стала себе противной. Не желая потакать себе, я резко откинула одеяло и встала с кровати. Затем холодный душ. Теперь реальность, казалось, обступила меня, и нигде не было ни единой щёлочки, чтобы вернуться обратно в мечту. В мою мечту. А имею ли я право мечтать? Грязная.
Грязная.
Теперь мне надо было позвонить Чейзу и соблазнительным голосом сказать, что мне вчера было очень хорошо. Я взяла телефон, но не решилась набрать номер. Мобильный лежал передо мной на столе, а я никак не могла решиться набрать его номер. Прошло какое-то время… Может, 15 минут, может, полчаса. Но у меня не хватило смелости. Я панически боялась, что Чейз уже каким-то образом узнал обо мне всю правду, что он нагрубит мне, бросит трубку или ещё хуже – с умопомрачительно-холодной вежливостью попросит больше никогда не звонить ему и не беспокоить.
После этого разговора с Джеймсом во мне что-то изменилось.
Что-то изменило меня. Возможно, осознание того, насколько плохим человеком я была. Возможно, такое знакомое ощущение полной зависимости, какое у меня было после встречи с Джеймсом, только умноженное в несколько раз.
Но телефон зазвонил сам.
Рука сама потянулась к нему, когда я увидела на дисплее имя. Он.
- Здравствуй, - чистое тепло вытекло из динамика и растеклось по всему моему телу.
- Привет, - выдохнула я.
Его дружелюбный и нежный тон заставил моё сердце сделать сумасшедшее сальто, а потом замереть от боли. Да, он по-прежнему верил мне, нет, он не был обижен или зол.
Удивительно, как долго можно разговаривать с ним! Я с замиранием сердца наслаждалась каждым звуком, который он произносил. Чейз по-особенному, чуть смягчённо говорил звук «л», «а» у него тянулось чуть дольше, чем обычно, а «н» он едва ли произносил чётко. Эти мелочи были такими незначительными, на первый взгляд, но сам Чейз был соткан из таких мелочей.

0

16

Я блин почти каждый день заходила с мыслями "ну вдруг Вероника продолжение обещанное выложила"
Радует,что ты всё-таки решила не забрасывать это дело. Не могу отвечать за других, но я безумно ждала продолжения ВСЕХ твоих рассказов)

0

17

Anny...MN
спасибо))
я решила возродить наш небольшой проект)
и как раз сейчас пишу проду))

0

18

В тот день я решила сидеть дома. У меня не было совершенно никакого желания идти куда-то, даже с Чейзом. У меня не было никакого желания снова врать ему. Такие свидания, переполненные ложью, выматывали.
За последнюю неделю мы виделись всего трижды. В первый раз мы завтракали на берегу залива в Городском парке; во второй – ходили в один бар, где выступают начинающие певцы и артисты; в третий – гуляли по Площади Конфедерации почти всю ночь, наслаждаясь цветными огоньками на витринах магазинов и на деревьях.
Я ни на секунду не забывала больше о своей работе. Пару раз, под видом того, что необходимо срочно позвонить, а мой мобильный сел, я брала телефон Чейза и просматривала входщие, фотографии с камеры, заметки в календаре. Телефон такой шишки, какой оказался Чейз (ему принадлежали несколько значительных разработок в области безопасности и информационных технологий), наверняка отслеживался. Любые попытки переслать информацию прямиков Джеймсу были чреваты, поэтому всё, что я могла сделать – просмотреть и позже, вечером пересказать. Несколько номеров, что он набирал ежедневно, оказались засекреченными линиями, и узнать владельца было совершенно невозможно. Как-то под марку того, что мне необходимо спрятать одну фамильную ценность, я вытянула его на тему самых безопасных банков. Чейз тогда обнял мены и поцеловал в нос, тихо сказав: «Ты хоть понимаешь, что я нарушу закон, если буду с тобой обсуждать безопасность и банки?»
- Ладно, - чуть ли не с радостью ответила я – тогда поговорим о чём угодно, кроме безопасности и банков. Не хочу, чтобы у тебя были проблемы, - улыбнувшись, я легко притянула его за подбородок и так же легко поцеловала в губы.
- Но это для тебя важно? – непонимающе нахмурился он. – Если да, то почему ты так рада, что я не имею право это обсуждать?
Упс… А это скользко.
- Я не рада, Чейз. Но если бы я расстроилась, то ты бы нарушил закон, чтобы мне угодить. И скажи, что я не права, - вопросительно посмотрела на него я, пытаясь понять, удалось ли выкрутиться.
- Если бы я не знал тебя, то счёл бы это всё манипуляцией, потому что я и правда собираюсь нарушить закон и ответить тебе на вопрос, - Чейз улыбнулся и повёл меня дальше, всё ещё обнимая одной рукой. Мы гуляли по парку одного музея, куда попасть после закрытия было практически невозможно.
- Знаешь, я думаю. Что твоя работа важнее серёжек моей бабушки, так что давай поговорим о новом альбоме Бритни Спирс или кто там выпустил на днях альбом?
Чейз на секунду задумался, подняв взгляд к небу.
- Кажется, это были Сноу Пэтролс, но не важно. А самый крутой банк – Центральный банк Цюриха. У меня там у самого ячейка. Но там и цены за хранение высокие… Ещё у меня есть несколько ячеек в «Этуаль дель Франс», «Наполи» и Национальном банке Америки. Но самое ценное я храню в Цюрихе. Остальные банки я перечислил по убывающей.
- То есть самый шикарный – Цюрих, а самый ненадёжный – Нацбанк Соединённых Штатов? – уточнила я, чувстивуя, что подбираюсь ближе.
- Да, именно так. Если серьги стоят больше ста тысяч, то Цюрих себя окупит сполна. К тому же, у нас будет шанс случайно встретиться в коридорах банка, - Чейз потёр моё плечо, чтобы привлечь к себе внимание, и весело подмигнул, когда наши взгляды встретились.
В тот же вечер я пересказала Джеймсу наш разговор. Он обрадовался и добавил, что узнал номер ячейки, а пароль не нужен – она закрывалась специальным ключом с лазерной настройкой. Единственное, чего он не знал, в каком банке искать, ведь взломать все четыре он не мог: едва обнаружат пропажу, все другие ячейки будут опустошены и он никогда не найдёт необходимый чип. Значит, у Джеймса была только одна попытка.
- А ты молодец, Софи, отлично справилась! – похвалил меня Джеймс по телефону. – Я думал, у тебя это займёт больше времени.
- Спасибо, Джеймс. Только давай договоримся – ты мне больше никогда и ни за что не позвонишь. Идёт?
- Да брось, Софи, мы же отличная команда! – бодро уговаривал меня Джеймс своим самым соблазнительным тоном.
- Прекрати. Ты мне противен, Джеймс, - вяло отвечала я.
Мы быстро попрощались, и Джеймс «обрадовал» меня, что работа окончена, а с Чейзом можно расстаться. Надо ли говорить, что всю ночь я не спала, а остаток дня чувствовала себя гаже некуда?
Рано утром в дверь позвонил Чейз, буквально выдернув меня из кровати. С порога он протянул мне кофе в пластиковом стаканчике, тепло улыбнулся и обнял свободной рукой, целуя в макушку.
- С добрым утром, милая.
Я молча пропусти его в квартиру, поставила кофе на стол, достала коробку печенья и кивком пригласила Чейза сесть.
- Всё хорошо? – встревожено спросил Чейз, наблюдая мою «вялую суету».
«Нет, не всё. Знаешь, Чейз… всё это время я с тобой встречалась только из-за информации, но теперь я её получила, передала куда надо и мы можем расстаться. Разве не прекрасно? С добрым утром, кстати!»
- Да, Чейз, - изо всех сил я выдавила улыбку и села ему на колени, глотая обжигающий кофе.
- Софи, мне нужно срочно улетать. Я зашёл попрощаться. До самолета всего два с половиной часа, - осторожно сказал он, изучая моё лицо. Иногда мне казалось, что его взгляд задерживался на мелочах: родинка около глаза, несимметричный изгиб брови, отлёжанная полоса от складки на постели, неравномерные красноватые пятна от беспокойной ночи и рыданий.
- Что-то случилось? Почему такая спешка? – похолодела от закравшегося подозрения я.
- Цюрих. Кто-то взломал мою ячейку и похитил то, что там было.
- Но как? – искренне удивилась я.
Наслушавшись его рассказов о безопасности хранилищ в Цюрихе, я надеялась, что Джеймса повяжут при попытке ограбить банк, но как он мог украсть?!
- Странное дело… У похитителя был ключ и даже моё свидетельство о смерти. Якобы я назначил его единственным наследником всего. Содержимого ячейки в том числе.
- Почему никто ничего не проверил?
- Потому что я имею отношение к Департаменту безопасности, мои данные засекречены почти ото всех граждан Штатов, чего уж там говорить  о Швейцарии! У них просто не было доступа, чтобы проверить. К тому же, был ключ.
- Как это возможно* Ты отдал кому-то ключ?..
- Подозреваю, что кто-то из моей прислуги в доме был подкуплен.
- И что теперь? – в ужасе спросилая, боясь, что он обнаружит связь между их вчерашним разговором и сегодняшним ограблением.
Но Чейз улыбнулся и мягко щёлкнул меня по носу.
- К счастью, они украли чип со всеми сериями «Беверли-Хиллз», - радовался он. – Как я и предполагал, они клюнули на самый охраняемый банк, вокруг которого полно шумихи.
- Но где же настоящий… чип?
- Да, милая, чип. Ну он хранится гораздо ближе, чем Швейцария. Всего лишь в моём личном несгораемом и противовзрывном сейфе.
- Это же здорово! – искренне восхитилась я, целуя Чейза в губы.
В какой-то момент я обрадовалась за неудачу Джеймса так сильно, что готова была расцеловать его. Но вместо Джеймса тут был Чейз, а это намного приятнее.
Чейз обнял меня, крепко прижимая к себе и настойчиво целуя. Я всё ещё сидела у него на коленях, поэтому объятия получились немного неловкими. Одним стремительным движением Чейз встал на ноги, держа меня на руках, и уверенно понёс в спальню. Я совершенно не возражала, более того: едва моя спина коснулась постели, я потащила Чейза на себя и стала снимать с него джинсы, футболку и рубашку. Меня он раздел быстрее: одним движением стянул футболку с логотипом «пепси» и аккуратно, будто дразня, понемногу стащил пижамные штаны.
На самолёт он едва успел, натягивая рубашку уже в машине.

0

19

Как же всё миило)))
Жалко,что он узнает кто докладывал...=(
Я бы на её месте свалила из страны,ну или хотя бы из города

0

20

узнает, конечно))
я вот только пока не решила, как он отреагирует и при каких обстоятельствах узнает)

0

21

Ну вообще знаешь, он же умный агент и т.д. я удивилась,что он не сопоставил факты... Может она реально свалит,а он приедет сопоставит и всё поймёт?
Ведь ограбление произошло почти сразу после того,как он рассказал,а кому он ещё рассказал?
А вот как он отреагирует...в это мне лезть, наверное, не стоит..))

0

22

Anny...MN написал(а):

Ну вообще знаешь, он же умный агент и т.д. я удивилась,что он не сопоставил факты... Может она реально свалит,а он приедет сопоставит и всё поймёт?
Ведь ограбление произошло почти сразу после того,как он рассказал,а кому он ещё рассказал?
А вот как он отреагирует...в это мне лезть, наверное, не стоит..))

не, он не агент))
он занимается безопасностью, её организацией и т.д.)
и потом, она ему нравится, а это влияет на объективность..)
ну это пока для меня самой загадка)

0

23

Veronica написал(а):

не, он не агент))
он занимается безопасностью, её организацией и т.д.)
и потом, она ему нравится, а это влияет на объективность..)
ну это пока для меня самой загадка)

Ну так тем более,а если она уедет-он протрезвеет))
Ну ладно-ладно, не буду лезть в ваши дела,а то потом пошлёте куда подальше =D а я читать ещё хочу когда приблизительно можно ожидать продолжения?

0

24

Anny...MN написал(а):

Ну так тем более,а если она уедет-он протрезвеет))
Ну ладно-ладно, не буду лезть в ваши дела,а то потом пошлёте куда подальше =D а я читать ещё хочу когда приблизительно можно ожидать продолжения?

вот как раз чем больше будешь лезть, тем больше у меня будет идей, так что это очень даже похвально)
завтра вечером будет)

0

25

Veronica написал(а):

вот как раз чем больше будешь лезть, тем больше у меня будет идей, так что это очень даже похвально)
завтра вечером будет)

-Юппи!-танцует на столе ламбаду. приостановилась- а у меня пока идей к сожалению больше и нету т.т

0

26

Anny...MN написал(а):

-Юппи!-танцует на столе ламбаду. приостановилась- а у меня пока идей к сожалению больше и нету т.т

как насчёт собственных работ?
я по ним соскучилась)

0

27

Через несколько часов мой телефон бодро пискнул, оповещая о новом сообщении. Отойдя от плиты, где в турке как раз заканчивал вариться ароматный кофе, я начала шарить на диване и под подушками в поисках телефона. Как назло на сообщения я поставила короткий сигнал, и теперь мобильный совершенно ничем не мог мне помочь. Через несколько секунд я нащупала тонкий металлический корпус «Нокии» и выудила его из щели между диванными подушками. На экране приветливо светился жёлтый  конвертик и надпись «Входящих сообщений: 1. Чейз». Непроизвольно улыбнувшись я нажала «Открыть» и только потом с ужасом поняла, что Чейз мог обо всём догадаться, находясь на «месте преступления».
«Привет, Софи. Прошло всего несколько часов, а я уже не могу дождаться нашей встречи. Погода тут швейцарская (то есть как ты привыкла видеть в фильмах). Долетел хорошо. Скучаю»
Облегчённо выдохнув, я стала набирать ответ:
«Тогда пообещай вернуться, как только сможешь. И привези мне открытку с панорамой с Линденхоф. Я тоже скучаю. И сильнее, чем ты думаешь, только никому не говори. Ок?:)»
Я успела только налить кофе в маленькую фарфоровую чашечку, когда мобильный снова пиликнул.
«Открытка – не романтично. Обещаю показать всё лично:)»
«Тогда привези мне магнит на холодильник. Буду вспоминать о тебе каждую ночь, когда пойду воровать еду. Мило?:)»
На этот раз я успела сесть на порог крохотного балкончика, на который я боялась выходить из-за страшных трещин, похожих на вены, на старом железобетоне.
«Хорошо, Софи, твоя взяла. Будет тебе магнит. Могу ещё постер на потолок спальни, чтобы думала обо мне каждое утро. Идёт?:)»
«Я и без того о тебе думаю каждое утро. Ну вот, вынудил признаться. Доволен?:)»
Пара голубей виртуозно спланировала не перилла балкончика. Прогуливаясь по облупившемуся дереву, они то и дело поглядывали на меня. Вслух восхитившись умным птицам, я принесла из кухни кусочек хлеба и, раскрошив его на полу, села на своё место.
Телефон снова порадовал меня новым сообщением.
«Да, доволен.:) Но на меня с телефоном в руках странно поглядывает один старик в костюме. Если я ничего не прослушал, то он директор банка и как раз сейчас просит у меня прощения. Я, пожалуй, прощу ему кражу? Что скажешь?:)»
Напомнив о краже, он снова вернул меня в реальность. В ту реальность, где я подставила его. Выдавив улыбку, будто он мог её увидеть, я написала ответ:
«Да, прости его. Ты же в конце концов перехитрил воров»
Раньше, чем пришёл отчёт о доставке, Чейз ответил:
«Ага, я же крут. Ну знаешь, типа: Бонд, Джеймс Бонд.:)»
«Тормози, Шумахер. Бонд был англичанином.:)»
«Ну а я его усовершенствованная версия. Не знала?:)»
«Всегда догадывалась..:)»
Голуби доели крошки и улетели, шумно взмахнув крыльями. В то же время, ко мне вернулись все остальные уличные шумы, которые я совершенно перестала замечать, общаясь с Чейзом.
Телефон снова ожил, но на этот раз это был звонок. Джеймс. Я прекрасно догадывалась, чего он хочет, поэтому притворилась, что не слышу. Через секунд 30 телефон снова успокоился. А на экране горели 2 строчки. Удивительно, какие ассоциации они вызывали. Как живая и мёртвая вода в одном стакане. Как сорняки и цветы на одной клумбе. Как два человека, одного из которых я люто ненавидела, а другого любила, в одной комнате. «Пропущенный звонок: 1. Джеймс. Новое сообщение: 1. Чейз»
Сбросив сообщение о звонке, я открыла папку входящих.
«Ну тогда догадайся, о ком я сейчас думаю. Раз такая умная.:)»
«Не имею ни малейшего понятия.:)»
«Я тебе не верю.:) Нужно всё-таки поговорить с этим умником, а то он обидится. Напишу позже»
«Буду ждать».
В тот же вечер Чейз взял билет на самолёт и утром был дома. Едва приняв душ, он приехал ко мне, и весь день мы валялись на диване, просматривая сериалы, или теснились с чашечками кофе на пороге старого балкончика.  Мы целовались  и занимались сексом, говорили массу приятных глупостей и наслаждались присутствием друг друга. Вечером мы выяснили, что я так и не купила сегодня никакой еды. Поцеловав меня в макушку, Чейз вызвался сам организовать нам ужин и завтрак, а я должна была прилежно валяться на диване и греть для него место. Я проводила его до двери, поцеловала, забираясь руками под футболку и поглаживая мышцы на спине, а Чейз оторвал меня от пола и крепко обнял, пробормотав на ухо, что слишком долго ждал меня, чтобы отпускать хотя бы на минуту. Едва за ним закрылась дверь, я с визгом понеслась к себе на кровать.
- Да!!! Да!! Он меня люююбиииит!!! Да! Да! Да! Да! Да!!! Урааа! Ура! Ура! О дааа! О дааа!!! – начала скандировать я на мотив футбольного гимна.
Немного отдышавшись, я воспользовалась моментом привести себя в порядок: умыла лицо с очищающим гелем, расчесала волосы, почистила зубы, быстро вымыла посуду и поставила вариться ещё кофе.
В дверь позвонили. Ожидая увидеть Чейза, я распахнула её, не спрашивая кто там.
- Софи, ты не отвечала. Нам надо серьёзно поговорить, - с порога выдал Джеймс.
- Что? Я сделала своё дело. Уйди, пожалуйста, - возмутилась я, не давая ему шагнуть в квартиру.
В мгновение ока, я закрыла дверь на цепочку и сделала шаг назад.
- Нет, Софи. Там было фальшивка. А мне нужен настоящий чип. И ты мне его отдашь.
- Я ничего тебе не отдам! Уходи сейчас же! Уходи! Сколько можно мне портить жизнь?! Оставь меня в покое!
- Нет, ты не поняла! Ты сделаешь то, что я скажу!
- Или что? Ну давай, угрожай мне! Это у тебя хорошо получается!!!
- Достань мне чип или я расскажу твоему Чейзу, кто ты. Как думаешь. Что он сделает, когда узнает, что ты всего лишь шпионка и шлюха, а?!
Внезапно за дверью раздался шум, шаги и удары. Я хотела распахнуть дверь, но совершенно забыла о цепочке. С третьего раза мне удалось это сделать, и, открыв дверь на распашку, я увидела Джеймса с разбитым носом и кровоподтёками на лице. Он сидел у ног Чейза, опираясь спиной и стену. Чейз поднял его за грудки и в прямом смысле спустил с лестницы.
- Пошёл вон, - жёстко бросил он, не глядя на меня.
Я же замерла в дверном проёме, ожидая, когда он повернётся. Наконец, Чейз развернулся и, глядя на меня в упор, спросил:
- Цюрих. Ты?
У меня была возможность выкрутиться, но я не могла. Мне нужно было всё это закончить и не затягивать вокруг его шеи петлю из вранья. Достаточно.
- Да.
Несколько секунд он смотрел на меня, ни говоря не слова. Потом так же молча развернулся и спустился с лестницы. Позвать его я не посмела. На полу осталась валяться пицца и пирожные в картонной коробке. Как в трансе, я ногой подсунула коробки под соседскую дверь и вернулась к себе.
Это был последний раз, когда я его видела.

0

28

Гениально!
Выкрутилась отлично,что же  дальше? *,..,*

0

29

Anny...MN написал(а):

Выкрутилась отлично,

в смысле?))
Они же вроде как расстались)

0

30

Veronica написал(а):

в смысле?))
Они же вроде как расстались)

Они-да,а ты-молодец))
Ты же не знала как он узнает..Вот и говорю,что классно выкрутилась)

0


Вы здесь » `ID.fanfiction » Романтические истории » История любви Софи Уайльд (закончен)


Создать форум © iboard.ws