`ID.fanfiction

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » `ID.fanfiction » Романтические истории » Вермилион


Вермилион

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Автор: Nika Sand.
Название: Вермилион.
Статус: закончен.
Рейтинг: PG.
Жанр: романтика, драма.
Дисклеймер: отсутствует.
Варнинг: быстрое привыкание к персонажам может привести неожиданные эмоциональные расстройства.
Слоган: "Каким бы ярким ни был пигмент - ты его запомнишь".
Саммари: Ди находится в окружении мужчин: брат Дон, друзья Райли и Стив, и Виктор - ее возлюбленный. По непонятным причинам, Виктор не приходит в школу и на день Рождения Дакоты. Что скрывается под пеленой неведения? Справится ли Ди с нагрянувшими на нее проблемами и потерей немаловажного компонента в ее жизни?
От автора: приятного прочтения =)

Отредактировано Nika Sand (Среда, 27 октября, 2010г. 13:51:46)

0

2

Глава 1.

Тишина. Мерзкий звон будильника, и он, упав с тумбочки, побежал по полу на своих колесиках. Боже, как же он достал ее. Каждое утро он вот так вот бежит по полу и вскоре закатывается под диван. И звенит.
Девушка открыла правый глаз. Солнце сразу бросило навстречу взгляду луч. Девушку ослепило, и она поморщилась. Кто же любит когда его слепит солнце? Она закрыла глаза, и в черной пустоте сразу запрыгало яркое желтое пятно. Так бывает, когда долго смотришь на-что либо яркое. На лампу, например. Или фонарик. Но одного солнечного луча и секунды хватило для того, чтобы ослепить еще не до конца проснувшуюся девушку.
Она перевернулась со спины на живот. Но и тут солнце ее не оставило в покое. Мало того, что оно жгло будто не раскрывшиеся обнаженные крылья, так еще и бросало в зеркало свои лучи, которые отпрыгивали в лицо, словно резиновые "попрыгунчики". Девушка окончательно разочаровалась в утре. Скатившись на край кровати, она, лежа на спине, закинула руку за голову и, нащупав на полу маленькую веревочку, потянула за нее. Перед глазами девушки сразу появился тот самый неукротимый будильник, который будил ее каждое утро и не давал спокойно насладиться прекрасным сном. И вот он звенящий, беспомощно вращающий своими маленькими колесиками, висит на веревочке и бьется за право говорить. Но девушка беспощадно нажимает на кнопку. На дисплее будильника надпись "wake up" сменяется временем. 07:09. Это рекорд для девушки.
Раньше ловить будильник было сложнее. Но люди сами устанавливают новые рекорды. В этом девушке помогла одна из сотни любимых подушек.
"Наконец-то­ он заткнулся" - подумала она. Но сон уже давно ускакал верхом на луче солнца прочь. Всегда так.

Девушка поднялась с кровати, одеяло с трудом отпустило ее, скользнув с длинной ноги. Она подошла к зеркалу и осмотрела себя, будто ждала каких-то изменений. Прекрасные, искрящиеся от солнечных лучей, зеленые глаза девушки видели в зеркале ангела. Но где же крылья? Их, конечно, нет. Ведь этот ангел живет на земле, среди людей.
Такое нелюбимое, яркое, теплое солнце прижгло крылья еще в детстве, бродя своими лучами по спине. Когда могло себе все позволить. Но теперь светило стало слишком робким, в то время, как ангел вырос и стал еще прекраснее. Фигура не требует особой ширины одежды, ноги твердят лишь о коротких юбках, рукам и плечам ни к чему солнцезащитный крем или же наоборот - автозагар. Длинные ресницы будто заменяют крылья, но не дают силы полета. Опрятные, слегка пухлые, губки при одном взгляде на них топят взгляды надежды на поцелуй, даже самый легкий и кроткий. Рыжий волосы водопадом мягко льются на прекрасные белые плечи, косая челка вечно преграждает путь левому взгляду, очень раздражая хозяйку. В такие моменты рубашки и платья складываются красивыми складками на груди этой дамы, ведь в привычках герцогинь присутствовало легкое поднятие руки и поправка заветного препятствия для изумрудных взоров.
Девушка любовалась собою, смотря в зеркало. Она всегда понимала парней, табунами бродящих за нею.
- Ты прекрасна, - прошептала она отражению.
Тут раздался стук в дверь в комнату девушки.

- Ди, ты проснулась? Ты знаешь, сколько времени?
Девушка посмотрела на будильник. 07:29. Задержалась немножко.
Накинув легкий халат и взяв в руку шорты и рубашку, выглянула из комнаты. Чисто. На цыпочках вышла из своих хором и направилась в ванную комнату, но тут из зала вышел высокий парень.
- Долго я буду следить за твоими опозданиями? - строго спросил он, смотря девушке в спину.
Она, повернувшись, посмотрела на него, но не ответила.
Он любил ее глаза. Такие необычные, холодный цвет, но взгляд родной и теплый. Его глаза значительно отличались. Карие, почти черные, и такие жаркие. Мурашки шли по коже от его строгого, но мирного взгляда. Но этим взглядом он сильно напоминал девушке отца, хотя цвет глаз брата был мамин.
Ди так и не нашла, что сказать, лишь улыбнулась и завернула за угол коридора, куда и направлялась.

0

3

Глава 2.

Ди быстро приняла душ и переоделась, чтобы не сердить брата.
Сон прошел, но после душа девушка до сих пор не проморгалась. Глаза как будто залили кипятком, и они стали просто невыносимо тяжелыми и горячими. Страшно было подумать, что будет делать красавица без своих, так излюбленных братом, глаз. Не успела девушка выйти в зал, как брат сунул ей в руки свою чашку кофе, уже явно отхлебнутого, и, не отрывая глаз от строк в газете, поцеловал сестру в лоб.
- Давай, удачи тебе в школе, вечером немного задержусь, - сказал парень, похлопав сестру по талии и, сунув ноги в туфли, скача на одной ноге в завязи шнурков и газетой в зубах, выскочил из дома. Девушка улыбнулась. Видимо, Дон очень торопился, ибо никогда не уходил на работу, не допив свой кофе и не прочитав первую страницу газеты. Посмотрев в окно, девушка улыбнулась от вида забавной картины. Брат еле стоял, держась за крышу своей машины, с газетой в зубах, заправляя в туфли шнурки, и то и дело подхватывая падающий портфель, так и норовящий рухнуть и пустить по легкому ветерку все документы.
Допив кофе и поморщившись от горького привкуса, девушка схватила свою сумку и побежала в школу. Шла она быстро. Легкий ветерок трепал ее рыжие волосы, заставляя трепетать каждый локон, отражающий лучи как зеркало.

Путь в школу лежал через парк, единственное место, где все ученики ближних школ собирались, чтобы покурить. Ди не курила, поэтому делать ей среди курильщиков было не чего. Все парни довольно провожали ее взглядами, ведь они тоже видели ангела без крыльев. Курить сразу же расхотелось, и парни бросали сигареты и шли по своим школам. И вот Ди пришла в школу. Все парни, идущие по коридорам, как всегда оглядывались на девушку, и ей это нравилось.
Ди была не из тех молодых дам, которые стеснялись чужих глаз. Она обожала быть во внимании и всегда считала себя лучше других, красивее. Парни тоже так думали, но не каждый рисковал подойти к девушке. Они будто боялись, что от одного их слова она исчезнет, и они ее больше не увидят. Поэтому молодые люди предпочитали любоваться богиней на расстоянии. Девушки же не подходили к Ди, чтобы не казаться некрасивыми. Они видели, и понимали, что шансов рядом с девушкой у них нет. Поэтому у Ди не было подруг, только табуны поклонников.
По дороге в класс истории, Ди заглянула в класс физики и поздоровалась с лаборантом.
- Привет, Ди, - весело ответил молодой Райли. Он только второй год работал в этой школе, но уже успел подружиться с девушкой. Некоторое время он был в нее влюблен, за глаза, за фигуру, за голос, за мысли. Но эта была не та любовь, за которую можно было бы бороться. Он предполагал, что он нравится Ди, так как видел, что с ним ей весело, нежели с другими. Она постоянно ему помогала в лаборантской, отпуская с наказания провинившихся одноклассников и других учеников. Он смеялся над своими предположениями, ведь понимал, что любит девушку как близкого друга.
Ди махнула другу рукой и пошла в сторону класса истории. Пришла, достала учебник, села за парту. Прозвенел звонок.

0

4

Глава 3.

Урок начался. Все одноклассники сразу зашли в класс и расселись.
Молодой учитель Рассел Дарен начал ежедневную перекличку. Подобное расписание требовалось для вычисления заядлых прогульщиков.
Пока учитель перечислял одноклассников Ди, она рисовала в тетради окно со шторами и парой кружек с кофе. По крайней мере, задумано было кофе, ибо черной ручкой нарисовано и вызвано сонным настроением.
- Дакота, - перешел на новую строку списка мистер Дарен. Ди подняла руку, показывая учителю, что находится в классе.
Да, Дакота - полное имя девушки. Конечно, Ди это не сокращение от Дакоты, скорее даже от Дианы, но "Дакота" в разговорной речи звучит слишком дико и официально, поэтому все называют девушку просто - Ди.
Дальше девушка не обращала внимания на перечисленные имена.
- Виктор, - назвал имя учитель, и по телу Дакоты побежали мурашки.
- На месте, - ответил парень, сидящий выше Ди на ступень. Колокола зазвенели в голове девушки, а в солнечном сплетении что-то зашевелилось.
Да, Ди была без ума от Виктора. Ей он казался очень красивым. Синие глубокие глаза, темно-русые волосы, завораживающая улыбка, мягкий теплый голос просто сводили девушку с ума. Но подойти к нему и узнать, каков он внутри, она не решалась. Ди не знала, что ее в нем привлекает. Он красивый, или же хочется побороться за "запретный плод" (то ли скромный, то ли у него паршивый вкус)? Но как бороться за него, если девушка не может повернуться и просто посмотреть, какого цвета его рубашка? В отличие от остальных одноклассников, Виктор был непредсказуем в выборе одежды на день. А его походка, а запах одеколона. Ди просто немела, когда он проходил мимо нее.
Почти весь урок девушка не слышала того, что рассказывал учитель. Он смотрела на часы и ждала, пока прозвенит звонок. Иногда до нее доносился любимый жгучий запах одеколона, и глаза сами собой закрывались в экстазе.
Но вот прозвенел звонок. Ди поднялась со стула, предварительно взяв учебник и сунув его в сумку, посмотрела краем глаза вправо. Виктор что-то судорожно писал на каком-то кусочке бумаги, то и дело, поглядывая налево. Ди не стала медлить и вышла из класса. Не успела девушка сделать и трех шагов от кабинета истории, как кто-то бережно взял ее за локоть. Она обернулась и была шокирована. Перед ней стоял Виктор.
- Привет, - улыбнулся парень. - Может, позавтракаем вместе? Я хотел бы с тобой поговорить.
Ди сначала не вникла в его слава и просто стояла и смотрела на него. "Он что-то спросил. Но я не услышала или не поняла. Что я должна ответить?" - думала девушка, продолжая смотреть на Виктора. Парень, так и не дождавшись ответа, вытянул шею, подав голову чуть вперед, и вопросительно посмотрел на девушку. Он продолжал ждать ответа, пока Ди думала.
- Я... Да, конечно, - ответила девушка, так и не вспомнив, что сказал парень. Виктор, выпрямившись, довольно улыбнулся.
- Чудно. Тогда после лингвистики я тебя подожду, - сказал он и, мило улыбнувшись, прошел дальше. Дакота в свою очередь осталась стоять в коридоре, прислонившись к стене плечом и склонив голову вправо. Она смотрела вслед Виктору, и ей казалось, что это сон.
Дойдя до кабинета математики, Виктор осмотрелся. К счастью, за ним никого не было, кто бы еще хотел войти в класс и он вошел. Прислонившись к стене спиной парень еще раз посмотрел, не хочет ли еще кто-нибудь зайти в кабинет и, убедившись в ожиданном, закрыл дверь. Он сел на корточки, не отходя от стены, и обхватил голову руками. Его бросило в жар от его смелого поступка. Еще никогда он не поступал так с собой, для него было огромным трудом просто подойти и предложить что-либо Дакоте. И вот, когда он, наконец, решился, страх будто выветрился из него и с собой забрал все остальное. И вот теперь он как маленький зарылся в свои, только что вернувшиеся, чувства. А ведь что случилось собственно? Он всего лишь предложил позавтракать вместе девушке, которую всегда считал непостижимой богиней, уважал и боялся, боялся контакта с ней. И она согласилась побыть с ним. "Она была в ступоре" - думал Виктор. "Может, не нужно было так долго ждать ответа? Я явно надавил на нее". С этими мыслями парень сидел за партой на уроке, пропуская все, что говорила учительница. Его не волновали теоремы и аксиомы. Он следил за действиями Дакоты, и его сердце бешено колотило, ведь каждое ее движение было неожиданным действием для парня. А сердце Ди трепетало. "Я буду завтракать с тем, чей одеколон я готова использовать вместо геля для душа" - думала девушка, зарываясь в сладкие мысли о синих глазах.

Отредактировано Nika Sand (Среда, 27 октября, 2010г. 20:22:43)

0

5

Прочла первую главу)
Ну что же)
Интригующе, очень даже) :cool:
Но к несчатью остально сейчас прочесть не могу**

+1

6

Прочла первую главу)
Ну что же)
Интригующе, очень даже)

Спасибо. Рада, что вам стало интересно.

Но к несчатью остально сейчас прочесть не могу**

Без проблем.
Приятного прочтения в дальнейшем.

Отредактировано Nika Sand (Среда, 27 октября, 2010г. 16:23:48)

0

7

Без проблем.
Приятного прочтения в дальнейшем.

Мне очень нравятся те истории, в которых очень хочется узнать продолжение прочитав лишь одну часть. Что у меня не очень то получается) А ваша работа как раз такая.Не с первых строк, но с первой главы.
Отношусь к таким писателям с большим уважением*
Во второй главе смущает настолько явная и неестественная красота девушки. Ещё больше смущает нетрадиционное поведение парней и остальных девушек. Одни боятся что исчезнет "богиня", заядлые курильщики бросают курить, а остальные девушки даже не хотят соперничать. Это абсурд!Такого быть не может. Есть самая красивая, а есть та, которая красивее, но в другом. настолько явный идеал выглядить несколько примитивно или же неестественно.Возможно вы недостаточно хорошо видите вашу ситуацию с повседневной и обыденной точки зрения.
Если же ваша история совершенна фантастична, то опять же явный идеал слишком "слощаво" смотрится. По-моему стоит добавить обратную сторону медали или же добавить некий контраст.
В третей главе тоже много самого "иеального", идельных событий, последствий. Уже читатель невольно понимает, чем всё закончится. Кароче говоря чего-то явно нехватает в вашем творении.
Извиняюсь за критику, прошу вас не принимать её всерьёз, ведь вы являетесь автором, а не я.
Хочу сказать, что что-то в этой истории всё-таки цепляет. Буду ждать продолжение**

0

8

Мне очень нравятся те истории, в которых очень хочется узнать продолжение прочитав лишь одну часть. Что у меня не очень то получается) А ваша работа как раз такая.Не с первых строк, но с первой главы.
Отношусь к таким писателям с большим уважением*
Во второй главе смущает настолько явная и неестественная красота девушки. Ещё больше смущает нетрадиционное поведение парней и остальных девушек. Одни боятся что исчезнет "богиня", заядлые курильщики бросают курить, а остальные девушки даже не хотят соперничать. Это абсурд!Такого быть не может. Есть самая красивая, а есть та, которая красивее, но в другом. настолько явный идеал выглядить несколько примитивно или же неестественно.Возможно вы недостаточно хорошо видите вашу ситуацию с повседневной и обыденной точки зрения.
Если же ваша история совершенна фантастична, то опять же явный идеал слишком "слощаво" смотрится. По-моему стоит добавить обратную сторону медали или же добавить некий контраст.
В третей главе тоже много самого "иеального", идельных событий, последствий. Уже читатель невольно понимает, чем всё закончится. Кароче говоря чего-то явно нехватает в вашем творении.
Извиняюсь за критику, прошу вас не принимать её всерьёз, ведь вы являетесь автором, а не я.
Хочу сказать, что что-то в этой истории всё-таки цепляет. Буду ждать продолжение**

Критика поднимает настроение.
Осмелюсь заметить, рассказ идет не от психолога или же человека, анализирующего избыточные притоки Мэри Сьюшного начала.
Я не имею в виду конкретно себя. А сказать пытаюсь о том, что бы сказал среднестатистический человек, глядя на подобную ситуацию.
Да, для начала Гг потерянная, но, в конце концов, только внешность привлекает парней, как сказано в строках рассказа. Мало кто с ней общался лично, это также сказано. Также могу смело заявить, что те, кто с ней общался, по сюжету, относятся к ней больше как к другу, нежели как к предмету обожания.  Из этого выходит, что лишь внешность у Гг превышает норму, что, в принципе, в фанфиках (хотя данный таковым не является), авторы описывают девушек моделями, или теми же манекенами.
В основу этого входит любовь к себе и тому подобное. Я же, наоборот, стремлюсь показать полную себе противоположность. В этом и содержится мой стиль.

Но, я рада вашей критике. Исправлять, разумеется, в тексте ничего не буду, ибо сюжетом и описаниями полностью была довольна и удовлетворена моя учительница русского языка, по совместительству являющаяся учителем моего обожаемого мною дяди, который, в свою очередь, является опытным критиком по всей Тюменской области. Вы, конечно, можете мне не поверить, ведь такое может наговорить любой, ваше дело, но, тем не менее, если бы у меня была возможность, я бы обязательно исправила.
Спасибо за комментарий, мне приятно, что вам интересно. Продолжение попробую выложить сегодня же.

0

9

Критика поднимает настроение.
Осмелюсь заметить, рассказ идет не от психолога или же человека, анализирующего избыточные притоки Мэри Сьюшного начала.
Я не имею в виду конкретно себя. А сказать пытаюсь о том, что бы сказал среднестатистический человек, глядя на подобную ситуацию.
Да, для начала Гг потерянная, но, в конце концов, только внешность привлекает парней, как сказано в строках рассказа. Мало кто с ней общался лично, это также сказано. Также могу смело заявить, что те, кто с ней общался, по сюжету, относятся к ней больше как к другу, нежели как к предмету обожания.  Из этого выходит, что лишь внешность у Гг превышает норму, что, в принципе, в фанфиках (хотя данный таковым не является), авторы описывают девушек моделями, или теми же манекенами.
В основу этого входит любовь к себе и тому подобное. Я же, наоборот, стремлюсь показать полную себе противоположность. В этом и содержится мой стиль.

Но, я рада вашей критике. Исправлять, разумеется, в тексте ничего не буду, ибо сюжетом и описаниями полностью была довольна и удовлетворена моя учительница русского языка, по совместительству являющаяся учителем моего обожаемого мною дяди, который, в свою очередь, является опытным критиком по всей Тюменской области. Вы, конечно, можете мне не поверить, ведь такое может наговорить любой, ваше дело, но, тем не менее, если бы у меня была возможность, я бы обязательно исправила.
Спасибо за комментарий, мне приятно, что вам интересно. Продолжение попробую выложить сегодня же.

естественно, кто бы не проверял и не критиковал вашу работу всегда будут люди, которые будут считать иначе. и мне кажется некорректным прятаться за словами других людей, а выражать ваше мнение по поводу моей критики.

Удачи в написании продолжения**

0

10

естественно, кто бы не проверял и не критиковал вашу работу всегда будут люди, которые будут считать иначе. и мне кажется некорректным прятаться за словами других людей, а выражать ваше мнение по поводу моей критики.

Возможно.

Удачи в написании продолжения**

Хех, скорее в размещении. Не был бы рассказ написанным - не стояло бы в разметка напротив "статус" - "закончен".

0

11

Глава 4.

Прошел урок математики. Урок лингвистики подходил к концу. Ди немного повернула голову вправо и посмотрела назад. Виктор снова что-то писал. Ее не особо интересовало, что именно он пишет. Девушка ждала звонка. И тут ее ожидания оправдались. Прозвенел звонок, и Ди поднялась со стула, взяла учебник со стола и сунула его в сумку. Когда девушка подошла к проходу между партами, на ее площадку спустился Виктор и немного покраснел. "Когда предлагал мне пойти с ним на завтрак не краснел" - думала Ди. "Что он такого увидел?" Виктор прошел вперед девушки, она за ним. Когда они спустились вниз, парень посмотрел на девушку и они, синхронно шагая, пошли на улицу.
Их школа отличалась от остальных тем, что столовая у них была на улице. Под вторым этажом школы ближе к улице стояли витрины с едой, поварихи накладывали ученикам и учителям по тарелкам заказные блюда. По другую сторону столовой площадки от витрин с горячей едой стояли витрины с салатами, булочками, пончиками и холодными и газированными напитками. Также здесь продавались сладости, чипсы, мороженое. Сама столовая площадка представляла собой круглую застеленную живой травой местность, чуть ответвленное от середины круга огромное дерево. Под деревом стоял просто здоровенный зонт в случае падения листов с дерева или дождя, под зонтом как и полагается столы и стулья.
Ди и Виктор взяли бургеры и колу, и присели за один из таких столиков. Виктор ел беспокойно, так как парни с соседних столиков смотрели на него с превеликим удивлением. Он сидит с рыжей красавицей за одним столом, куда уж там не посмотреть?
Полность­ю потеряв аппетит, Виктор выбросил бургер в мусорку и сложил руки на столе, смотря на Ди. Она, явно наевшись, тоже выкинула бургер и посмотрела на Виктора. "Молчит. Он же хотел о чем-то поговорить..." - думала девушка. "Блин, я же сказал ей, что хочу с ней поговорить. Я не знаю, что нужно сказать. Может, попросить рассказать о себе?" - размышлял парень. "Да, пусть расскажет, а дальше посмотрим".
- Эмм.. Ну.. Мы с тобой уже 4 года вместе учимся, а я о тебе ничего не знаю... Можешь о себе рассказать?
- Ну, конечно, - начала Ди, посмотрев в небо и сунув ладони между коленок. - Я живу с братом. Родители живут в Испании. Ну... Что еще ты хочешь услышать? - улыбнулась девушка. Виктор улыбнулся в ответ, так как рассказ Дакоты его очень впечатлил своей длиной.
- Чем ты увлекаешься? - задал парень встречный вопрос, подперев подбородок рукой.
- Мм... Я люблю слушать музыку, готовить, спать, - Дакота снова улыбнулась. - Я не очень интересна своими интересами.
- Да? - парень облокотился на стол. - А чем же, по-твоему, ты тогда интересна? - улыбнулся.
- В том то и дело, что ничем, - посмотрела в небо. - Я скучная, жизнь моя однообразная.
- Сомневаюсь, - посерьезнел Виктор. - Мне кажется, ты что-то не договариваешь, - недоверчиво улыбнулся.
- Да, я принцесса и я скрываюсь, - Ди улыбнулась так широко, насколько позволяли скулы.
- Вот именно, - парень указал на девушку. - Принцесса.
Дакота улыбнулась. "А с ним легко. Я думала, умру со стыда, разговаривая с ним".
- Знаешь, - продолжил Виктор, начав новую тему, очень мягко и нежно перебирая каждое слово в голове. - Ты очень красивая. Я все не решался сказать. Думаю, ты и так это знаешь.
Ди улыбнулась. Она знала это, но очень приятно было слышать это от Виктора.
- Спасибо, - улыбнулась. - Мне очень приятно это слышать, - повторила она мою фразу т.т.
Парень немного покраснел, но все же выдавил улыбку. Тут раздалась очередь странных глухих звуков, будто кто-то стрелял по пакету, и вдруг прямо в лицо Ди упал луч солнца. Девушка слегка поморщилась, так как, не любя эту звезду, она каждое утро проклинала ее. Эти мерзкие лучи-шпаги постоянно режут глаза своими яркими лезвиями и оставляют после себя золотые пятна в темноте. Мушкетер не оставляет девушку в покое даже в школе. Чтобы пробраться ближе к ней он режет мягкий зонт и проникает под него, падая и рассекая слегка душащий воздух, показывая каждую пылинку, летящую мимо него. Но Ди открывает глаза, добрая рыжая челка защищает глаз от луча, как щит.
Виктор стал любоваться освещенным лицом девушки. Она и правда прекрасна. Глаза будто засветились, улыбка великолепна, волосы искрятся в лучах солнца. Парень хотел было что-то еще сказать, но девушка приподняла руку и преградила лучу путь к своему лицу. А Виктор так и не нашел, что сказать. Он просто наслаждался присутствием девушки.
Вскоре солнце исчезло, его заслонило облако, чему Ди была очень благодарна. Наконец она может спокойно посмотреть на собеседника. И она смотрит на него и утопает в цвете его глаз, она пикирует в синюю бездну с таким любимым горячим запахом спирта и тонкого, еле ощущаемого, аромата каких-то горных цветов. Ди медленно к нему приближается, больше налегая уже на стол, нежели стоя на ногах. Виктор тоже приближается к девушке, он уже заметил, что все, кто сидел за соседними столиками, разошлись. Дакота уже смотрит на его губы, они необычайно красивы вблизи, так притягивают, они так желанны, так хочется их коснуться. Удивительно, но Виктор думает тоже самое, но тут переходит на глаза. Они искрятся. Парень хочет смотреть в эти глаза вечно, но снова его взгляд устремляется на губы девушки. Она что-то хочет сказать, но не может, или все же не хочет.
Виктору не хватает воздуха. Его уже раздражает запах одеколона, но помимо своего спирта и цветов он чувствует другой запах. Духи, они наполняют его легкие собою, и он с превеликим наслаждением выталкивает их наружу, давая место новому "затягу". Виктор зависим, хочется продолжать дышать этими духами, он сглатывает сладкий привкус от запаха и касается уже подсохших от ожидания губ девушки. Его губы мягко отрываются и снова соприкасаются с ее губами. Временами Ди чувствует кончик языка Виктора. Она перестает понимать, где находится и что делает. Ей кажется, что она умирает, ведь целуется в губы она в первый раз. Сердце колотит вовсю, мозг перестает функционировать, и до сих пор желание дышать одеколоном сменяется желанием касаться губ Виктора, но и это желание сменяется чем-то большим. Но Дакота не знает, что это за желание. "Нет, думать о прекрасном будущем еще рано. Нужно пользоваться тем, что дается сейчас. Ведь такое бывает только раз, в другой раз все же такого чувства не будет" - думала она, прощаясь с мыслями. Но тут слух режет звон. В мозгу что-то щелкнуло, и все шестерни завертелись. Ди понимает, что звенит школьный звонок. Урок начинается.
Девушка медленно прекращает поцелуй и смотрит в глаз Виктору, ибо в оба глаза смотреть еще ни у кого не получалось. Виктор же смотрел в ее глаз (ну как странно звучит... о.о).
Парень опускает голову, он не хочет, чтобы Ди запомнила его помидором. Они медленно слезают со стола, ибо уже почти полностью уселись на него, и медленно идут по коридору к классу немецкого.
Они заходят в класс и по немецки извиняются перед учителем мистером Финиганом. Он покрывает опоздавших немецким матом, который для них всего лишь кучка неизвестных слов, и на понятном им языке разрешает сесть на свои места. Ди садится и ловит пару странных взглядов. Она понимает, что ее внешность немного изменилась и закрывает ладонью чуть припухшие губы. Сладкие прикосновения были нежными и мягкими, но губы не терпят продолжительных процедур. Ди боится посмотреть на Виктора. Он же в свою очередь отстранился от ближнего соседа по столу, чтобы тот ничего не заметил, но тот все равно косится на парня. "Ладно. Пусть пялится, все равно ничего не увидит" - думает Виктор, и берет ручку. "У меня нет к нему интереса, я должен сделать это признание..".

Отредактировано Nika Sand (Среда, 27 октября, 2010г. 20:22:25)

0

12

Глава 5.

После уроков у Ди и Виктора была одна и та же цель: не подходить друг к другу. Они боялись раскраснеться, находясь рядом, и выдать свой статус. Поэтому сразу после уроков Ди помчалась домой. Губы пришлось закрывать рукой, ибо на девушку, как всегда, смотрели курящие в парке.
Ближе к семи часам Ди стала думать, что приготовить на ужин. Особо девушка готовить не умела, но брата накормить могла. Дакота зашла в комнату Дона и открыла его шкаф. Как всегда под его крайней рубашкой лежали деньги на еду. Ди пошла в магазин. Купив картофеля фри, бифштекса и чая, направилась домой. Зажарить лишний раз картошки и бифштекса не представляло труда для Ди.
Когда Дон пришел домой, еду разогревать не пришлось.
- Ва, вкусно пахнет, - улыбнулся Дон.
- Есть будешь? - улыбнулась в ответ Ди и взяла еще одну тарелку, не дожидаясь ответа. Она знала, что Дон не откажется. Времени у него на обед очень мало, поэтому он часто не обедает и приходит домой голодный.
- Угу, - садится за стол. - Как в школе? Все нормально?
- Ну.., - Ди вспомнила школьный завтрак. - В принципе, да, - ответила, поставив перед братом тарелку с едой.
- Почему так не уверенно? - спросил Дон, смотря в тарелку и отделяя картошку от мяса.
- Так получилось сказать, - попыталась оправдаться девушка, сев напротив Дона. Но брат не собирался оставлять ее в покое. Он поднял на сестру глаза.
- Может, все-таки, расскажешь мне, что случилось?
- Да ничего особенного, - махнула Ди рукой и начала накалывать картошку на вилку. - С учебой все в порядке - это главное. Остальное не важно, - ответила Дакота, подперев подбородок рукой и начав есть.
- Может быть, родителям остальное было бы и не важно, - положил парень вилку, - Но мне.., - он сделал понятную паузу. Ди смотрела на него, не решаясь рассказать.
- Ну? - брат взял вилку.
- Извини, я сейчас не могу тебе рассказать, сама еще не до конца в этом разобралась, - девушка опустила глаза.
- Ладно, - неожиданно для Ди ответил брат, - потом расскажешь, - и он улыбнулся сестре. Ди спокойно вздохнула.

Ди села на пол душевой кабины. Душ бил по спине интенсивно, покалывая горячей водой плечи девушки. Дакота не любила холодную воду. Все тело жутко немело, и было очень неприятно. В горячей же воде она чувствовала себя прекрасно.
Дакота заткнула водопроход, и вода медленно стала заполнять душевую кабину. Нет, Ди не хочет утопиться. Как только вода надоест девушке, та откупорит водопроход. "И зачем я залезла в душ?" - думала Ди. "Могла бы сесть в ванную, там тоже можно посидеть под горячим дождем". Но вылезать девушка не стала.
Этот горячий "дождь" бил очень сильно, но приятно. Горячие струи ударялись об голову, плечи, лопатки и медленно стекали по округлой, на данный момент, спине, по ключице. Шею приятно щекотали мокрые волосы, челка плотной стеной заслонила один глаз. В такие моменты Ди чувствовала, будто сидит в скафандре. Волосы преграждали путь любому звуку, пропуская лишь его небольшую часть. Звуки были глухие, неприятные.
Сидеть на полу надоело, и Ди поднялась на ноги, и, упершись в противоположный бортик ногами, прислонилась к стене кабины. Воды набралось по колено. "Пора бы уже откупоривать дыру, меня уже скоро здесь сварит" - подумала Дакота и опустилась на пол, сев на колени, и потянула за цепочку "затычки". К счастью, она легко вышла из отверстия, и вода стала медленно уходить вниз, оставляя с каждым миллиметром на спине Ди мурашки.
Обернувшись­ полотенцем, девушка стояла и смотрела в зеркало. Необычно было видеть в отражении покрасневшее от жара лицо. Но, тем не менее, девушка продолжала существовать с внешностью прекрасного ангела. Она восхищалась собой.
- Меня любят, - улыбнулась Ди отражению.
Нет, Ди не имела в виду какого-то конкретного человека. Она видела, за что на нее смотрят парни. Глаза, губы, волосы - все было просто идеальным. Ди не смогла выбрать себе кумира из других людей. Кумиром для себя была она сама. "Я красивая" - заключила про себя Дакота, улыбнувшись своему отражению во все 32 зуба, чем отражение и ответило ей. Девушка, убрав полотенце и надев легкий халат, выскользнула из ванной комнаты и закрылась в своей комнате.

0

13

Глава 6.

Дакота открыла глаза. "Зачем открыла вообще?" - думала она. "Все равно, что с закрытыми". И правда. В комнате была слепая темень.
Девушка повернула голову налево и посмотрела на зеленый дисплей своего будильника. Без пятнадцати минут два. Ночь.
- Почему заснуть вдруг стало проблемой? - шепотом спросила Ди у самой себя. - Никогда такого не было.
Лишь коснувшись пуховой подушки, Ди погружалась в свои сладкие цветные сны, слегка пропахшие ванилью и кориандром. Эти запахи были знакомы девушке с раннего детства. Перед тем, как познакомить спутницу сна с хозяйкой, мама всегда шприцом вводила в пух ароматные пряности. Удивительно, но за столько лет еще ни одна подушка не выветрилась, хотя каждая из них перетерпела не меньше тысячи стирок.
Этим и была странна мама Ди и Дона. С самого рождения брата, мама наполняла все подушки в доме своей ароматной любовью. Мятные подушки всегда заставляли Дона забывать о своих проблемах. Дакоту же ванильные редко выводили из стресса и депрессии, хотя бы потому, что у Ди не было серьезных проблем. Девушку подушки больше усыпляли, чем успокаивали. А дальше за ее покой отвечали лавандовые облака.
- Господи... - начала причитать Ди, закинув руку выше головы. - Я уверена, я одна такая. Я одна не могу уснуть из-за того, что притягивающе выгляжу... А может... мне выпить успокоительного? И я засну... Но тогда я разбужу Дона и он не выспится, - Ди не заметила, как застонала от отчаянья. - Может, я засну, если посчитаю баранов? - и она начала считать.
- Один баран перепрыгнул через забор. Два барана перепрыгнуло через забор. Три барана перепрыгнуло через забор, - последнюю фразу Дакота произнесла, еле сдерживаясь от смеха. - Нет, так я не усну. Что же мне делать? - снова начав ныть, спросила у себя Ди.
Прошло около часа, а девушка так и не заснула. - Может, - сминая рукой простынь, - мне спеть что нибудь? Да, я знаю одну песню.
Сложив руки на животе, закрыв глаза и напев мелодию, девушка шепотом запела.
- Казалось, она переселилась в моё тело и испытала мой стыд, страдания и боль, она насквозь пропитала и обволокла меня собой. Я бы отдал всё, чтобы заполучить её, чтобы заполучить её, - это были строки из красивой песни. К сожалению, девушка не знала исполнителя и названия. Она часто слышала мелодию и текст, проходя мимо курящих в парке.
- Она для меня всё, недостижимая мечта, забытая песня, недосягаемая... Она – миф, в который я вынужден верить. Всё, что мне нужно для осуществления мечты, это ещё одно оправдание... - конечно, низкое мужское сопрано девушка не смогла бы повторить, но текст был просто великолепным, чтобы молчать о нем ночью.
- Но я не позволю этому чувству овладеть мной... Я не позволю этому чувству овладеть мной.., - о каком именно чувстве говорится в песне ее исполнения, девушка не задумывалась. - Я хочу уснуть... - промелькнуло у нее в голове между строками.
- Она ненастоящая... Я не могу сделать её явью... - наперегонки скачущему к ней сну, проговорила Ди, медленно падая в Ваниль. Губы девушки дрогнули, и сон захватил ее в свои теплые ароматные объятия.

Утро. Солнце бросает в лицо девушке свой луч, но тут же принимает его обратно. Оно будто не хочет тревожить ее сон. Но бессовестному и беспощадному будильнику все равно. Он злится на Дакоту из-за вчерашнего, и за все 15 месяцев жизни с нею. И еще 15 месяцев он будет терпеть. И еще.
Лениво потянувшись, Ди нажала на кнопку будильника, крутящегося на тумбочке из-за стакана. "Добрый милый стакан, ты профессионал в своем деле" - думает Дакота, улыбаясь стеклянному помощнику по задержанию этого неугомонного голосистого зверя.
Поднявшись с постели, Ди, сразу надев халат, побежала в ванную комнату. Приняв душ и переодевшись, вышла в зал, а потом и на кухню. За столом с чашкой кофе, читая газету, сидел Дон. Как только за стол напротив него села сестра и взяла приготовленный братом ей кофе, Дон поднял на нее глаза.
- Как спалось, певица?
Ди поперхнулась.
- Хорошо, а ты разве не спал в то время?
- Нет, я телевизор смотрел. С каких это пор ты по ночам поешь? - улыбнулся брат.
- Со вчерашних. Я заснуть не могла.
- Выпила бы успокоительного, - предложил Дон, поднеся кружку к губам.
- Я не хотела тебя будить, думала, ты спишь.
- Ха, тебя это никогда не останавливало, - закатил парень глаза. - Ты всегда находила причину, чтобы тебя не ругали, из-за того, что я не высыпался. А ты специально скакала по мне, когда я спал.
- Да не правда, - улыбнулась Ди. - Я не специально ходила по твоей кровати.
- Да, конечно, ты случайно на нее залезала и орала во весь голос "проснись и пой". А я спать хотел, - снова улыбнулся Дон, находясь в экстазе от воспоминаний.
- Вот в следующий раз возьму и пойду за успокоительным ночью, - угрожающе заявила Дакота.
- Да хоть каждый день, - подмигнул Дон сестре и, встав из-за стола, поставил чашку в раковину, - Не проснусь.
- От чего же?
- У меня уже к этому стимул проявился, - улыбнулся счастливый брат.
- Стимул, говоришь? - зло переспросила Ди, попытавшись встать из-за стола. Она уже подумывала сделать что нибудь неприятное брату за такое обращение к ней.
- Стимул, дорогая, стимул, - не дав ей отодвинуть стул, засмеялся Дон. - Ну, все, - поцеловал сидящую сестру в лоб, - я побежал, а то опоздаю.
И ушел. А Ди еще минут 10 дулась на брата, и, взяв сумку, пошла в школу.
Зайдя в здание, Дакота втянула в себя побольше воздуха. Она жутко стеснялась встречи с Виктором. "А если и он в таком же положении, что и я? Что мы делать будем? Учились бы мы в разных классах - были бы другие ощущения на утро". И, вздрагивая на каждом повороте, девушка направилась к классу немецкого языка.
Прозвенел звонок. Ди не видела, чтобы Виктор заходил в класс. Повернуться и посмотреть девушка не решилась. Просидев весь урок в жутком любопытстве, Ди с трудом дождалась звонка. И, поднявшись и взяв учебник со стола, Ди набрала в легкие побольше воздуха и посмотрела направо. На месте Виктора никто не сидел. "Может, он пересел, чтобы не краснеть, смотря в мою спину? Но где же он тогда?" - без всякой скромности Ди осмотрела все столы.
Тут девушка заметила на выходе с площадки соседа Виктора по столу, Стива.
Стив Кэри с Виктором были хорошими друзьями. Стив - симпатичный зеленоглазый блондин, дружелюбный, с хорошим характером. Только вкусы Ди все же хватали запах горных цветов Виктора, нежели губы Стива, необычайно яркие для естественного цвета, и отличную от верхней, довольно таки, пухлую нижнюю губу. Стив так и славился в нескольких классах легкой застенчивостью и лаской губ. Но Ди, увы, не пришлось ощутить их сладость на своих. Сердце было занято другими губами.
Дакота остановила парня, взяв за локоть.
- Стив, а где Виктор?
- Не знаю, но, кажется, его сегодня не будет, - честно ответил парень.
"Интересно, а почему он не пришел?" - пронзил голову девушки интригующий вопрос.
- Ди, пойдем на естество вместе, заодно расскажешь, где вы вчера были половину урока, - улыбнулся блондин.
- Пойдем, - улыбнулась девушка в ответ, - но я ничего рассказывать не буду. Если Виктор решит нужным, он сам тебе все расскажет.
- Ка-кая, - протянул Стив, цокнув, но улыбка не исчезла с его лица. - Ладно, пойдем, - он взял Ди под руку и потащил из класса. Дакоту же очень обрадовала обида друга, и девушка поторопилась за ним.

0

14

Глава 7.

Прозвенел звонок. Все пошли по домам, но Ди задержалась, чтобы помочь Райли в лабораторной.
- Спасибо, что согласилась мне помочь, - улыбаясь, сказал лаборант, ставя коробку с приборами для уроков физики на верхнюю полку стеллажа. - Не знаю, что бы я без тебя делал. Я бы точно вовремя не справился.
- Да не за что, - улыбнулась в ответ Ди, подавая лаборанту очередную коробку. - Мне не сложно. А ты куда-то торопишься?
- Отец уезжает сегодня. Мы с мамой провожать его поедем. Нужно успеть все сделать.
- Понятно, - улыбнулась Ди и потянулась за следующей коробкой, которые стояли около двери.
- Подожди, - Райли выглянул из-за девушки и начал шарить глазами по полу в поисках нужной ему коробки, - не бери белую, она слишком тяжелая, я ее сам подниму.
- Да нет, не очень она и тяжелая, - ответила девушка и подняла коробку. Но, выпрямившись, Ди поняла, что парень был прав, коробка просто начала перевешивать Дакоту, и девушка чуть согнула руки в локтях. Таким образом вес коробки перешел на верхнюю часть туловища Ди, и ее стало заносить назад.
- Нет, нет, нет... - быстро заговорил Райли и сделал пару больших шагов к Ди. Ее, тем временем, занесло к стене, и когда лаборант успел подойди близко к девушке, от столкновения со стеной коробка выпала из рук Дакоты и упала парню на ногу, отчего он резко прижал Ди к стене всем телом. Если бы кто-то зашел в класс в этот момент и увидел бы их в таком положении, подумал бы, что молодые люди занимаются неприличными делами (^^). Но, к огромному счастью, никто не зашел.
И все же лаборант не очень был счастлив таковому обороту событий. От боли в ноге, парень, до сих пор прижимая девушку, уперся лбом в стену. Его сердце колотило во всю. Ди думала, что его двигатель сейчас прорвет мышцы и кожу и выпрыгнет наружу.
- Прости, - еле слышно прошептала она, проведя рукой по груди парня и поняв, что больно ударилась затылком об стену.
- Все в порядке, - сглатывая горькие ощущения, произнес Райли, - со мной и не такое бывает.
- Райли, - начала оправдываться девушка, когда парень перестал ее прижимать к стене, - я правда, не хотела. Я хотела помочь тебе... я не думала, что коробка и вправду такая тяжелая.
- Говорю же, все в порядке, - улыбнулся, сквозь медленно проходящую боль, парень. - Не волнуйся, пройдет.

Оказалось, что ничего серьезного не случилось. Коробка упала на ногу Райли, задев болевую точку. Но боль быстро ушла, чему лаборант очень обрадовался.
- Ну, вот и все, - устало улыбнувшись, подытожил он, посмотрев на стеллаж с коробками. - Сильно устала?
- Нет, - ответила Ди, - Извини, что так получилось.
- Да ничего, - улыбнулся парень. - Главное, что во время закончили. А то бы от мамы мне влетело.
- Такой взрослый, а еще мамы боишься, - засмеялась Ди.
- Женщины. Все вы такие.
- Какие это "такие"? - с подозрением посмотрела на Райли девушка.
- Командовать любите, и попадает нам за непослушание, - улыбнулся.
- Не попадало, если бы слушались, - девушка ткнула пальцем парню в грудь.
- Да попробуй только ваши капризы исполнить! - ужаснулся лаборант, закрывая дверь.
- А что, твоя мама много от тебя требует? - с тем же подозрением спросила Дакота.
- Ну да. Отец уезжает на неделю. С ним я могу и через неделю увидеться. А за мамой я и так приеду.
- А вот она, например, хочет, чтобы ты с ней постоял, пока отец будет отъезжать.
- Вот именно. Она хочет, - выделил лаборант и закинул рюкзак за спину.
Ди рассмеялась. Доказать свою точку зрения не получилось. "Ладно, пусть думает, что прав. Не поверит, если узнает, что о мужчинах женщины так же думают".

Проводив Райли взглядом, Ди собралась было уже выходить за пределы школы, как вдруг навстречу ей из-за угла вышел Виктор. У девушки сразу перехватило дыхание. "Что он здесь делает?" - думала она. Парень тоже уже заметил Дакоту.
- Привет, - не без улыбки поздоровался он. - Почему ты еще здесь?
- Я помогала Райли. А..
- Лаборант? - будто обидевшись, осуждено произнес парень, посмотрев в сторону. - Ясно.
Ди не обратила на это внимания.
- А ты что здесь делаешь? Почему ты не был сегодня на занятиях?
- Мне нужно взять больничный.
- Ты заболел?
- Не совсем. Но это не важно. Мне нужно идти. Извини, но я не могу тебя проводить, - сказал Виктор, будто прочитав мысли Ди.
- Я и не думала об этом, - грустно ответила девушка.
- Извини. Пока, - и он пошел дальше.
"Интересно, что с ним случилось?" - подумала Ди, оглянувшись на поднимающегося по лестнице парня. Как только она отвернулась, он же обернулся и посмотрел ей в след.
"Извини" - сказал про себя Виктор девушке. "Обещаю, я еще тебе во всем признаюсь".

Ди вернулась домой к пяти. Как только она сняла кеды, в коридор выскакивает Дон.
- Привет, - улыбается брат.
- Ты уже дома?
- Да, я ушел пораньше, чтобы заглянуть в магазин, - гордо ответил парень, сделав ударение в слове "магазин" на "ма".
- И что ты купил? - без всякого интереса спросила Ди, закинув сумку в шкаф.
- Красивое, красное, сексуальное, - он берет с дивана что-то в желтом пакете и, взяв это "что-то", специально роняет пакет. Дон, без лишней помощи рук, легко встряхивает предмет, и вещь элегантно разворачивается, медленно превращаясь в платье.
- Боже! - вскрикивает Ди, закрывая рот руками. - Господи, ты купил его!
- Да, - гордо отвечает сестре, прижимая платье к себе, и делает танцевальное па в сторону. - Лишь для любимой сестренки.
Дакота прыгает на брата и, уже полулежа на нем, лежащем на диване, обнимает и целует в щеку.
- Дон, я люблю тебя, - чуть тише кричит Ди, чтобы не оглушить брата, и чуть не роняет вазу с, купленными недавно, розами.
- Тише, тише, - смеется брат. - Ты любишь меня только на кануне своего дня рождения, так?
- Нет! Я тебя всегда люблю, - произносит Дакота глупую фразу своего беспечного детства и, душа в объятиях Дона, целует.
- Я понял, понял, - зажато говорит парень. - Ты ж меня задушишь.
Девушка садится брату на колени и прикладывает платье к себе, чуть поглаживая в области груди и живота, и смотрит на себя.
- Может, пойдешь, примеришь? - предлагает брат, уже полусидя, тяжело дыша. Он не привык к тому, чтобы его тискали. Чтобы привыкнуть - нужна ежедневная подготовка, так же как и к тренировкам, но кто ж его будет ежедневно тискать?
- Уже бегу, - улыбнулась Ди и, соскочив с брата, помчалась в свою комнату. Дон, рассмеявшись, сел на диване и посмотрел на одну из 17 роз.
"Скоро ты совсем вырастешь, сестренка. Но повадки твои не изменятся" - подумал Дон над последним, потирая правый бок. "Всегда ты прыгала на меня за подарки и всегда зажимала мои бока коленками. Это, несомненно, не очень приятно, но когда это делаешь ты... я готов терпеть".
Тут из-за угла выглянула Ди и, спрятавшись за углом, улыбнулась.
- Ну? - улыбнулся брат. - Иди сюда.
Девушка вышла из-за угла. У брата сил и слов не хватило, чтобы выразить свое мнение. Платье сидело прекрасно, было точно по фигуре Дакоте. Черные кружева на груди и на подоле говорили о том, что дама может постоять за себя эффектно, так же как и пройти мимо представителей мужского пола. Темно-красные ленточки, переплетавшие бока платья сзади, не могли скрыть изящную белую спину, также, как и не могли скрыть от восхищенного взгляда нераскрывшиеся худые крылья-лопатки.
Круж­евной подол платья был чуть ниже коленок, раскрывая резкий переход от кроваво-красной юбки до маслянисто-черных кружев. Также на красной юбке было еле видно черную сетку.
Ди покружилась в обновке перед братом, как в детстве кружилась, меряя свое первое платье.
- Ты в нем прекрасна, - на одном дыхании выдавил из себя Дон, не знавший, что еще сказать. Девушка улыбнулась и, подпрыгнув к брату, села ему на колени и обняла.
- Спасибо, - еще раз сказала она и поцеловала в щеку, отчего брат весь засиял, в ответ обняв любимую сестренку.

Отредактировано Nika Sand (Среда, 27 октября, 2010г. 20:27:59)

0

15

Глава 8.

Весь вечер Ди любовалась подарком брата. В свете люстры платье казалось менее привлекательным, нежели в свете дня или в полутьме.
Как правило, день был наполнен светом свежести, солнечного блика и, еле видных, песчинок цветочной пыльцы, летящей в вечно открытые окна. Ночью же в свете неполной луны платье кажется живым, развивая свои полы на мягком вечернем ветерке.
Ди сидела на своей постели и смотрела на платье, висящее у зеркала. Увидев в отражении обновку, девушка сразу представляла, как она будет снова смотреться в этом платье в стеклянную гладь любимого образа.
Тут в дверь раздался тихий стук, и в комнату, улыбнувшись, заглянул Дон.
- Можно поговорить с тобой?
- Да, конечно, - улыбнулась брату Ди, и села дальше на кровать, приглашая Дона сесть рядом. Брат послушно вошел в комнату, и, встав около кровати на колени, налег животом на край, облокотившись, подался чуть вперед, почти улегшись на руки.
- Ты будешь кого-нибудь приглашать завтра? - посмотрев сестре в глаза.
- Мм... Да, я приглашу половину класса. С кем общаюсь.
- Угу, - кивнул Дон, почти улегшись на кровать, согнулся под прямым углом (его верхняя часть туловища лежала на кровати). - Я попросил у начальника отгул, завтра буду весь день дома сидеть. Буду принимать заказные блюда из ресторанов.
- Ты решил нас накормить суши и пиццей? - улыбнулась Дакота, улегшись напротив брата.
- Да, будете довольствоваться самым дорогим, - произнес такое нелюбимое ими бабушкино выражение. Они сразу поморщились, вспомнив странные выражения своей бабки. Они, несомненно, любили ее, но ее фразы просто заставляли прятаться в шкаф.
- Кстати, я зачем еще пришел. Расскажи мне, что тогда случилось?
- Дон, ну я не могу, мне неудобно.
- Почему? Я тебя только поддержу.
- Ты не одобришь этого.
- Ты куришь? - брови брата смешно поднялись, а глаза округлились.
- Нет, - протянула Ди, замахав руками. - Нет, нет.
- Ну не пьешь же? - парень положил голову на кровать, посмотрев на сестру снизу.
- Нет, - замотала головой Дакота.
- Тогда в чем проблема? Остальное вполне адекватно, в любом случае, в твоем возрасте.
- Ну.., - Ди отвернулась и, надув нижнюю губу, будто обидевшись, посмотрела в окно. Брат нежно коснулся рукой ее щеки и повернул лицо на себя.
- Ты можешь мне все рассказать. Мы ведь всегда с тобой делились всем друг с другом. У нас с тобой даже от родителей были общие секреты. Ты можешь мне доверять, я ведь никому не расскажу. Да мне даже не кому, - выпалил Дон, вспомнив, что у него нет ни девушки, хотя она ему была и не нужна, ни друзей, только коллеги по работе, которым он не мог даже рассказать о своих проблемах.
- Ну.., - Дакота посмотрела в такие любимые карие глаза, которые теперь были наполнены любовью, нежели строгими мыслями. - Хорошо, - выдохнула девушка и рассказала Дону, как прошел вчерашний день.
- Так это же хорошо, - улыбнулся брат, внимательно выслушав рассказ сеcтры, и взяв ее за руку. - Он ведь не сказал тебе сегодня, что это была шутка или ошибка?
- Нет, сегодня его даже в школе не было. Когда я уходила из школы, мы встретились. Он шел за справкой о больничном, но ничего мне не рассказал, - обиженно ответила Ди, сжав в своей руке руку брата.
- Мм.. Может, у него есть какие-нибудь важные дела вне школы, для которых нужно время, и школа ему мешает. Я ведь тоже брал больничные в школе из-за тренировок, - вспомнил Дон свое беспокойное боксерское прошлое. - Конечно, мои отгулы и тренировки ни к чему хорошему не привели, - в приступе ностальгии возмутился парень, - но я не могу предположить, чем конкретно занимается Виктор.
- Я понимаю, просто я была в неописуемой радости, что его не было в школе, я могла дышать спокойно, потому что понимала, что никакие разговоры об этом меня не тронут сегодня. Я очень боялась встречи с Виктором.
- Я тебя понимаю, - нежно произнес брат, и Ди вспомнила песню, которую пела ночью.
Голос Дона очень походил на голос солиста из оригинального исполнения песни. Это, конечно, не означает, что в оригинале пел брат, но голос, так же как и песня, успокаивал Дакоту.
- Главное, чтобы ты на счет этого не волновалась. За тобой парни ходят парадом, сомневаюсь, что Виктор сможет от тебя отказаться. В любом случае, если такое и случиться, то это на время. Главное, не переживай. Все преобразуется. А на счет поцелуя ты не беспокойся, это хорошее явление, первое настоящее проявление чувств друг к другу. Когда я в первый раз целовался, это было на втором курсе, я просто не мог поверить, что Келли вообще подпустила меня к себе. Она была такой робкой, стеснительной, с парнями не общалась лишь потому, что стеснялась их, но, тем не менее, была такой милой, доброй, отзывчивой. Со мной она общалась лишь потому, что у нее были проблемы с физикой, и я ей помогал. Она на меня, в прямом смысле, не смотрела. А когда я, наконец, решил ей признаться, что она мне нравится, когда нас стали распределять по разрядам, она, ничего не сказав, просто прижалась ко мне и поцеловала.
Ди смотрела на брата с полными глазами интереса и понимания. "А что, если Виктор думал то же самое? Я, как аллерген огромного парада, подпускаю к себе одного из рядов. Так это можно описать?"
- А что дальше? - спросила Ди, с любовью смотря на Дона.
- Мы расстались, - опустил он глаза, - Но я не жалел. Я был счастлив за нее, ведь после нашего поцелуя она стала более доступной и менее стеснительной, - он улыбнулся.
- Это так красиво, - с небольшой тревогой в голосе сказала Ди.
- Только пойми, - Дон сел на кровать рядом с сестрой и обнял ее, смотря в потолок, - когда тебе нравится человек, ты ищешь в нем всевозможные плюсы. Незаметно для себя, ты проявляешь к этому человеку все большую симпатию, отчего он начинает проявлять взаимность к тебе. И тогда ты уже минусов не видишь. Это как привыкание, допустим, к кофе, - упомянул в объяснении брат свой любимый напиток. - Когда ты не можешь проснуться, ты начинаешь пить кофе. Тебе не нравится его вкус, потому что он горький, монотонный. Но когда подобная процедура проходит каждый день, ты постепенно привыкаешь к специфичному вкусу, и уже странного и необычного в кофе не видишь. Так же с часами-ходиками, нашими подушками и так далее. Приходя в новое место, ты замечаешь вещи, которые иногда делают твою жизнь не комфортной. Но стоит тебе не отрываться от этих вещей хотя бы дня два-три, как ты привыкаешь к ним, и уже не замечаешь.
- Я понимаю, - ответила Дакота, взяв брата за руку, - Спасибо.
- Я рад помочь тебе, Ди, - тепло улыбнулся Дон и чуть крепче обнял сестру. - Ты всегда можешь положиться на меня, я всегда тебе помогу.
- Я люблю тебя, - тихо произнесла Ди, будто боялась, что кто-то это услышит. Дон поцеловал Дакоту в затылок.
- Я тоже тебя люблю, - ответил он взаимностью, и, обнимая Ди, начал шептать детскую песню о шоколаде, которую они вместе всегда напевали, когда им было хорошо.

0

16

Глава 9.

Утром Ди быстро собралась, и пошла в школу. Дон предлагал ей надеть новое платье, но девушка отказалась.
- Я его на сам праздник надену, - с улыбкой произнесла она, взяв сумку. - Пока, - сказала она, поцеловав три пальца и помахав рукой брату на прощание.
Погода в этот прекрасный день была ветреная, но настроение девушки от этого хуже не стало. Через парк Ди шла быстро, ветер свистел в ушах, но даже он не смог заглушить любимую песню, доносящуюся из чьего-то телефона. Напевая любимые мягкие строки, вспоминая голос брата, Ди зашла в школу. Не успела девушка пройти мимо кабинета физики, как из класса вышел Райли с красной подарочной коробкой в руках, и преградил девушке дорогу. Ди чуть не врезалась в лаборанта.
На нем была ее любимая красная рубашка, которую она забросала комплиментами, как только парень пришел работать в школу.
- Райли, извини, не сейчас, - сказала Ди, мягко толкнув лаборанта к стене.
- Подожди, но я потом буду занят, - сказал он вслед девушке.
- Вечером ко мне приходи, будем праздновать, - крикнула Ди, обернувшись вокруг себя и махнув парню рукой. А он, слегка прищурившись, посмотрел на, быстро удаляющегося, ангела.
Забежав в класс, Ди поднялась на свою площадку, положила на стул сумку и осмотрелась. Виктора в классе не было, зато по другой стороне площадок к своему столу поднимался Стив.
- Сти-ив! - протянув, позвала девушка парня. Блондин обернулся, и, улыбнувшись и не дойдя до своего стола, залез рукой в рюкзак за спиной. Дакота сразу кинулась к нему, и когда он уже наполовину достал что-то угольное в зеленой блестящей обертке, остановила его.
- Нет, - сунув подарок обратно в сумку, - потом.
- На следующей перемене? - весело спросил парень, косо смотря в глаза девушки, которая, в свою очередь, была слишком близко к нему.
- Нет. У меня дома, - улыбнулась она, - Праздновать будем. Приходи, - улыбка не сходила с ее лица.
- Хорошо, - с ноткой смеха в голосе произнес блондин.
- А Виктор сегодня будет? - с интересом спросила Ди.
- Нет, - ответил блондин, - ему куда-то за город съездить нужно было.
"За город?" - задала девушка себе вопрос. "Интересно, зачем?"
Тут раздался звонок.
- Со мной садись, - хлопнула Ди по соседнему стулу, приглашая Стива сесть. Парень послушно бесшумно опустился на стул и так же бесшумно кинул на стол пару учебников.
- А кто еще будет? - спросил он, прилегший на стол.
- Пока что знаю, что ты, Райли, я и Дон. Надеюсь, ты ничего против Райли не имеешь?
- Против лаборанта? - светлые брови парня поднялись, - Не-ет, - улыбнулся. - Кстати, тебя, кажется, собираются подарками закидать.
- М? - спросила девушка, склонившись и посмотрев другу в глаза. Он указал вправо от Дакоты. Она посмотрела, куда показывал Стив. На площадках около стены, где и сидела одна треть одноклассников, показалось несколько веселых улыбок, и в руках заблестела оберточная бумага.
- Э, - произнесла очень "многозначительный"­­ звук Ди. - Я так понимаю, я приглашаю больше половины класса? - задала она вопрос другу, на который он с трудом смог ответить. Тем временем она успела посмотреть влево от блондина, где ей предстала такая же картина, как и справа.
- Ой-ой-ой, - произнесла Ди, откинувшись на спинку стула. - Ты мне поможешь пригласить ребят?
- Конечно, - улыбнулся Стив и снова, пригнувшись к столу, положил голову на руки.
- Спасибо, - улыбнулась Ди, пригнувшись рядом с ним и оставаясь лежать на столе в таком положении.

Уроки прошли быстро, из 35 одноклассников на праздник придут 23 человека со Стивом в их числе, и того на Дне Рождения будет 26 человек. Ди и Стив объяснили всем план действий: после школы все идут по домам, собираются и к пяти приходят к Ди. Она, тем временем, готовится дома.
Придя домой, Дакота первым делом решила посмотреть на блюда, которые все утро брат заказывал с разных ресторанов. Выбор был просто великолепным, прям шведский стол! Огромное количество салатов, около 250 видов суши, не говоря уже об общем их количестве, индейка (индейка?!оО на ДР?), курица, гусь и прочая дичь, пироги, торты, шоколад.
- Ммм.. - Ди пальцем зачерпнула с краю у одного из салатов. - Боже. Дон! - зовя брата, - Где ты все это заказал?
- Из разных ресторанов, - вышел парень из коридора, который вел в спальни. - Нравится? - улыбнулся.
- Безумно, - в полном восторге произнесла девушка. - А это что? Страусятина? - удивилась она.
- Да, еле нашел.
- Она, наверное, дорого стоит, - забеспокоилась Ди, посмотрев на брата. - Не жалко денег то?
- Для сестренки ничего не жалко, - ответил Дон, обняв сестру.
Но тут до Дакоты донесся чуть ощущаемый сквозь духи и одеколон запах горького шоколада.
- Пахнет шоколадом? - спросила Ди, чуть отпрянув от обнимающего ее брата.
- Да-а, - протянул Дон. - Я заказал небольшой фонтан из шоколада, он на кухне, - и отпустил сестру. Он знал, что, услышав о шоколаде, девушка просто с ума сойдет и побежит смотреть. Так и произошло. Не успел парень убрать с талии девушки руки, как она полетела в кухню.
- А-а-а! - в экстазе заорала Ди. - Дон, как ты его сюда затащил?
- С помощью скейта, - рассмеялся брат, увидевший Дакоту на коленях, аккуратно ловящую языком струи черного горького шоколада, такого любимого ею и братом, льющегося через край с верхней чаши.
- Так. Так. Гостям оставь, - еле сдерживая смех, сказал Дон и, встав на колени, потянул на себя сестру, обхватив ее бедра руками. Девушка по-детски рассмеялась. - Иди, переодевайся, - сказал Дон, стерев салфеткой оставшийся, не слизанный шоколад, с губ сестры. Она, сидя на брате, поцеловала его и послушно побежала переодеваться, а Дон, сев и, улыбнувшись, покачав головой, поднялся с пола и тоже пошел переодеваться.

Около сорока минут ушло на подготовление праздничного образа, как раз до прихода гостей. И только Ди закончила осмотр себя со вех сторон, пытаясь найти изъян во внешности, прозвенел звонок в дверь. Тут в комнату раздался стук и открылась дверь.
- Иди открывай, красотка, - весело произнес невероятно красивый, зализанный Дон.
Обычно он не выглядел, как сейчас. Волосы на затылке вечно торчали, как будто его кто-то вылизывал против роста волос (против шерсти ага). Но в рабочие дни он их усердно приглаживал. Так же в обе стороны торчали локоны челки, разделенные ровным пробором. Теперь же он был просто великолепно зализан. Челка плотно прилегала к голове, зачесанная назад. На затылке не торчало ни одного волоска (Примечание от автора: вспомните Хидана (Naruto)*__*).
- Ну же, - поторопил самый родной Дакоте человек, подмигнув глазом, и белоснежно улыбнулся.
Да. У Дона всегда была невероятно красивая белоснежная улыбка. У семьи Риддлов была какая-то особенность челюсти. Правильный прикус и идеально ровные 32 зуба выстраивались двумя ровными полукругами, что сильно отличало их от других семей.
Родителей девушка давно не видела, поэтому для нее существовало лишь четыре идеальные улыбки: голливудская улыбка Дона, Виктора, несомненно улыбка своего отражения и улыбка Стива. Да, улыбка Стива нравилась Дакоте не меньше улыбки Виктора, к тому же эффекта улыбке блондина придавала пухлая алая нижняя губа, что не пропускала взглядом ни одна девушка. Но любовно Ди готова была улыбаться лишь двум особам мужского пола.
Дакота быстро выбежала в коридор и открыла дверь. На пороге стояли все 24 человека. Первыми зашли все одноклассники Ди, кроме Стива. Парни дарили цветы, девушки подарки, кто вместе, кто по отдельности. Все восхищались подарком Дона, чему Ди был очень рада. Предпоследним зашел Райли, сказав пару нежных слов поздравления, вручил подарок и обнял девушку. Последним на пороге оказался блондин с двумя коробками и букетом роз.
- С Днем Рождения, Ди, - счастливо улыбнулся Стив и отдал ей по одной коробке.
- Это от меня, - протянул зеленую. - А это от Виктора, - чуть погрустнев, протянул ярко красную коробку и букет. - Он не смог придти, но попросил передать тебе, что он тебя поздравляет и желает тебе всего самого наилучшего.
Ди, конечно, расстроилась, что Виктор не пришел, но не подала виду. Поцеловав Стива в щеку, девушка поблагодарила его за помощь себе и Виктору и пригласила к столу.
Сначала все сели есть и по кругу каждый стал подниматься и произносить тост с поздравлением.
- Ди, - последним начал говорить Дон, - поздравляю с Днем Рождения. Мне, в принципе, пожелать тебе нечего, ибо у тебя уже все есть: хорошие друзья, красота, данная тебе Богом от рождения, личная жизнь, успехи. Мне остается пожелать тебе лишь, чтобы ты оставалась такой, какая ты есть. Чтобы ты никогда не расстраивалась, чтобы все люди приносили тебе только счастье и радость. И чтобы ты продолжала дарить людям чувство Прекрасного, ведь ты это делаешь с самого своего рождения. И главное, ты должна знать, что счастье, оно всегда рядом, просто нужно привыкнуть к необыкновенному чувству и открыть глаза миру Прекрасного. С Днем Рождения, сестренка! - и он нагнулся, к сестре и поцеловал. Девушка немного покраснела, ибо брат никогда не целовал ее на людях.
После того как все поели и выпили, Дон включил музыку, и все пошли танцевать. Зал был огромным, и места было достаточно, чтобы все веселились, не обращая внимания, что все же они находятся не в клубе, а в доме. Через каждые пять минут Дакоту приглашал новый кавалер. Случилось Дакоте и с братом потанцевать, и с Райли, и, в конце концов, последним подошел чуть поддатый Стив.
- Давай потанцуем? - спросил он, взяв Ди за руку. На вид не скажешь, что он был пьян. Улыбается и смотрит трезвым в взглядом, но его походка быстро выдает лишние глотки вина, шампанского и 30 грамм коньяка. Но Ди согласилась с ним потанцевать не раздумывая.
После танцев все снова сели есть, но на этот раз без спиртного. Все, кто успел налиться спиртом, начали потихоньку приходить в себя под действием разных вкусов сока.
Потом Дон прикатил на скейте в зал фонтан, и вместе с Райли они опустили его на пол. Оказалось, фонтан был достаточно большим, чтобы вокруг него вместилось 26 человек и все стали играть в "правда-неправда". Правила игры заключались в том, что сидящие по кругу игроки говорили соседу по часовой стрелке, что они делали хотя бы раз в жизни, а если соседу не случалось провернуть то же самое действие, он делал глоток шоколада. Проиграл бы тот, кто отказался пить шоколад. Но, к сожалению, "шоколадоненавистни­­ков" на празднике не оказалось. Игра длилась долго. Все смеялись, один круг до Ди шел минут 40. Игра продолжалась, пока один из игроков, Сид, не заснул, прислонившись к Шону. Было уже за полночь и все решили лечь спать.
Все было так круто продумано. День Рождения Ди намечался с пятницы на субботу, а, как правило, в субботу школа не работала. Все легли спать прямо у Ди дома.

Дон стоял у окна и пил кофе. С того момента, как все улеглись, прошло около часа.
- Спасибо, Дон, - услышал парень позади себя. Он обернулся. Перед ним стояла уставшая Ди и мило улыбалась. - Спасибо, что устроил все это. Я очень тебе благодарна, - он подошла к брату и посмотрела на него.
- Да не за что, - ответил Дон, улыбнувшись. - А почему ты еще не спишь? Ты же устала.
- Не хочется. Сначала думала, выпить успокоительного, но тебя не оказалось в комнате. Я поняла, что ты здесь. А ты почему не спишь?
- Не знаю. Просто не хочу ложиться.
- Ясно, - ответила Ди, и встала рядом с братом, взяв его под руку. - Спасибо за подарок, Дон, я думала, что никогда больше не увижу это платье.
- Я же обещал, что куплю тебе его, - сказал Дон, поставив кружку на подоконник и обняв Ди. - Ты ведь не так много просишь всегда, я решил, что пора бы побаловать сестренку, - сказал он ласково и, зарывшись в волосы девушки, поцеловал в макушку.
Ди была ниже его, поэтому вставать на носочки ему не пришлось.
Дакота, в свою очередь, обняла брата крепче. Его красная атласная рубашка пахла хлором, немного цветами, одеколоном и мятой. Ди любила подушки Дона, они всегда напоминали ей о нем, когда в особенные минуты дня она находилась дома одна и немного скучала по брату, заходя в его комнату.
Ди ценила детские воспоминания, когда она была еще маленькая, и утром, забегая в комнату брата, нежно гладила его по голове и просила "милого енотика" проснуться. Девочка всегда знала из детских книжек, что еноты любят лесную мяту. Но на то время для маленькой Дакоты не имел различия запах полевой мяты и лесной.
С этими словами Дон всегда просыпался и, нежно улыбаясь сестренке, обнимал ее.
Ах, детские воспоминания. Они так прекрасны, когда близкие родственники понимают тебя с полуслова и верят каждому твоему слову, как это было у малышки Ди и Дона.

0

17

Глава 10.

И снова утро.
Интересно, кто приспособил Великое светило подниматься так рано? Ведь не один человек в мире поднимается вместе с ним. Особенно в деревнях. Как люди занимаются хозяйством, если ложатся спать поздно а просыпаются очень рано? Хотя, вроде бы деревня, не у всех есть работа, многие зарабатывают на домашнем скоте. Зачем же они поднимаются рано? Чтобы накормить животных. Но будильники есть не у всех. Птица. Да, именно птица, такая гордая, вспыльчивая. Во всех детских книжках описывают эту птицу как атамана, цветастым, с гребнем и бородкой. Ну что сказать? Петух. Деревенский будильник. "Слава Богу, люди не додумались и в городе держать петухов" - подумала Ди сквозь, медленно уходящий, сон. "Глаз я не открывала, но вижу солнце. Какое же оно все-таки мерзкое. Я хочу спать. Вчера я легла слишком поздно. Хочу. Спать. Но сон уходит. Стой! Куда ты? Он не слышит. Или не хочет слышать. Да. Я должна проснуться окончательно и привести в порядок дом" - с этими мыслями девушка открыла глаза. Прямо перед ней оказался гладкий на вид воротник, тонкая шея, явно выделяющийся кадык. Ди посмотрела выше. Прямо ей в глаза смотрели два таких любимых, темных, теплых глаза.
- Дон?
- Доброе утро, - неловко улыбнулся парень. - Извини, что я у тебя, в моей комнате заснули девчонки.
- Ничего, - Ди чуть-чуть приподнялась на локтях, и одеяло скользнуло с нее. Но у девушки была хорошо развита реакция, и она быстро прикрыла грудь одеялом. Брат улыбнулся и покачал головой.
- Ты в платье.
Дакота подняла одеяло и осмотрела себя. И правда. Ди легла спать в платье, ибо в их доме ночевало 24 неродных человека, половина из них были парни, которые бы даже не отвернулись, если бы что-то увидели. Девушка вздохнула с облегчением.
- Кажется, кто-то уже проснулся, - озабочено сказал Дон то ли себе, то ли сестре, посмотрев на дверь. - Еще полчаса назад я слышал голоса.
- Звучит угрожающе, - сонно сказала Ди, потянувшись, и встав на кровать в полный рост. Обсуждать следующие действия не пришлось. Дон уже давно слез с кровати сестры, так как, в принципе, в порядке вещей было то, что брат с сестрой спят на одной кровати (отбросьте все дурные мысли в сторону!).
Осмотрев две комнаты по коридору, в которых спало, порядком, до 20 человек, Ди и Дон вышли в зал. На диване сидели Райли, Стив, Сид, первый заснувший на празднике, и Мэтт и что-то активно (ужасный термин) обсуждали. То есть Стив, Сид и Мэтт спорили, а Райли просто смотрел на них и явно не понимал причин спора.
- Всем доброе утро, - "поздоровался" Дон. - В чем дело?
- Доброе, - тут Стив посмотрел на Ди и улыбнулся, - Ди, ты такая смешная.
Девушка вспомнила, что была вся помята, как кусок картонки и, ужаснувшись в правоте друга, побежала в ванную комнату. Парни рассмеялись.
- Так, в чем дело? - снова спросил Дон.
- Только Ди не говори, - предупредил друга Стив. - У Виктора, нашего одноклассника, проблемы с сердцем. Кажется, Ди привязалась к Виктору, и, думаю, она будет переживать.
- Проблемы с сердцем? - Дон чуть-чуть прищурился.
- Да, но, в принципе, как он говорил, ничего серьезного. Главное, чтобы Ди не узнала.
- Хорошо, я ей говорить не буду. Но все же, мне кажется...
- Да, - продолжил за Дона Райли, - Дон прав, если я правильно понял, - вспомнил лаборант, что перебил, - думаю, лучше сказать Ди об этом. Иначе если она узнает сама, и поймет, что вы знали об этом, у вас будут проблемы.
- Ты о нас думаешь? А о Ди ты подумал? - развернувшись к парню, спросил Сид.
- Лучше будет, если мы все ей расскажем, - продолжил Дон. - В конце концов, такое не скрывают от близких людей. Я говорю об отношениях Ди и Виктора.
- Дон, у Виктора пока все нормально, - продолжил идею Стива Мэтт. - Лучше, если Ди не будет пока что знать об этом. Она просто будет зря волноваться, а кому это нужно?
- Возможно. А это Виктор сказал вам, что пока все нормально?
- Да, - ответил на вопрос Стив.
- А ты не подумал, что он мог сказать это специально, чтобы ты не волновался? Или, может, он все заранее продумал. Если ты будешь знать, что у него все хорошо, то и Ди отгородишь от ненужных волнений.
- Не знаю, но раз Виктор сказал, что у него все нормально, значит он не хочет, чтобы мы знали о его проблеме больше, чем он говорит, - Стив отстранился от спинки дивана и уперся локтями в колени.
- Ладно. Пока что говорить об этом Ди мы не будем. Но как только положение Виктора ухудшится, нужно будет ей все рассказать.
- Не буду спорить с твоим решением, - спокойно ответил Стив, подняв глаза на Дона. Тут из-за угла выходит уже ухоженная Ди.
- Ну? Так о чем вы спорили?
Все сразу растерянно посмотрели на девушку.
- Эмм.. - начал придумывать Сид, - мы... ну... спорили, чей подарок дороже.
- Не глупо ли спорить об этом? - с усмешкой спросила Ди, уперев правый кулак в бок, а левой рукой ущипнув брата за бок, с целью вывести его на "чистую воду".
- Они правду говорят, - закрыв бок от руки сестры, сказал Дон. Дакота, в свою очередь, смотря на парней, покачала головой, улыбнувшись, и пошла на кухню.

Вскоре все проснулись и пошли по домам.
- Может, мы вам поможем? - спросил Стив, стоя рядом с Райли. Из всех 24 человек остались только они.
- Да нет, не нужно, мы сами справимся, - улыбнулся Дон. - Но все равно спасибо.
- Ну, нет, я обязан помочь, - возмутился Райли, указав на себя. - Ди всегда мне помогала в лаборатории, не могу просто так уйти.
- Вот, - Стив показал пальцем на лаборанта. - А мне стыдно уйти и не помочь. Поэтому мы остаемся.
Ди рассмеялась и продолжила вытирать стол от крошек и того, что пролили.
- Ладно, - улыбнулся Дон, вынимая очередную тарелку из посудомойки и ставя в сушилку. - Тогда поднимите весь мусор и помогите Ди разнести еду по холодильникам.
Вчетв­ером быстро справились, но достаточно устали и сели на диван.
- Спасибо вам, - устало дыша, поблагодарила друзей Ди. - Что бы мы без вас делали, - повторила она ранее сказанную Райли фразу.
- Мы всегда рады помочь, - ответил, улыбнувшись, Райли.
- Поддерживаю, - поддержал (хд) лаборанта Стив, и они оба, сидя на диване, обняли девушку.
"Меня любят" - сказала про себя Ди, улыбнувшись.

- Ладно, мы пойдем, - сказал Стив, когда ему позвонили, и потянул Райли за рукав. Ди улыбнулась. Когда дверь за ними закрылась, девушка снова села на диван.
- Они, случаем, не братья? - спросил Дон, смотря на сестру.
- Нет, просто хорошие друзья, - улыбнулась Ди и, подсев к брату, легла на его плечо.
- Устала? - Дон взял сестру за руку.
- Да не очень. Может, сходим, погуляем?
- Пойдем, - улыбнулся Дон.
Еще в детстве, когда Ди было не больше 10 лет, они вместе ходили гулять. Особо они ничем не занимались, не ходили на площадки, на аттракционы, они просто шли по аллее и разговаривали ни о чем. Так и в этот раз. Вроде уже взрослые, а поговорить все равно не о чем. Просто шли и разговаривали, о детстве, о родителях, о проведенном празднике, о том, какой же Дон умница, что все же купил сестренке это платье. Но в основном об этом говорил Дон, а Ди лишь смеялась и поддакивала.
Мечтой Дакоты и Дона было съездить в Италию, а точнее в Милан. Милан находился на Севере Италии и был крупнейшим экономическим и культурным центром. Ди и Дон хотели увидеть в живую все достопримечательнос­­ти города. Дуомо - кафедральный собор, Ла Скала - здание оперного театра, Пьяцца дель Думо, галерея Витторио Эмануэля II. Все это оставалось для них несбывшейся мечтой. Но выбраться в Италию было проблемно. Ни один самолет не шел одним рейсом, а авиакомпании обещали до десяти пересадок с отдельной платой за каждую. Пару пересадок семья Риддлов еще могла оплатить, но не десять и больше. Тем не менее, авиакомпании обещали в скором времени построить маршруты так, что можно было бы доставить пассажиров в нужную им точку мира без пересадок.
Но Ди и Дон особо не расстраивались. Главное, быть вместе, а где и в какое время - не важно. Такая вот сложилась семейная любовь. Но мечта не покидала обоих ни днем ни ночью.
Пока не стемнело, Ди и Дон обсуждали, куда бы они в первую очередь отправились, если бы все же удалось попасть в Милан.
- Сначала в готический собор, потом галерею Эмануэля II?
- Может, сначала лучше в Галерею, потом в оперный театр, а потом, когда солнце начнет заходить, в собор?
- А не боишься? - улыбнулась сестра. Она знала ответ брата.
- Куда мне, - улыбнулся он в ответ.

0

18

Глава 11.

Воскресенье прошло очень быстро и скучно.
Взяв отгул в пятницу, Дон согласился прийти на работу в воскресенье. Дакоте пришлось же весь день сидеть дома одной.
Провалявшись полдня перед телевизором, остальные полдня Ди сидела за чтением кулинарной книги, в поисках чего-нибудь несложного на ужин. Найдя подходящий рецепт, Ди стала искать ингредиенты.
Для приготовления макарон по-американски нужны были тонкие макароны, сыр, колбаса, яйца и приправы. Дома нашлось все, кроме колбасы и макарон. Тогда Ди, взяв из комнаты брата денег, сходила в магазин и все купила. Поход в магазин занял не меньше часа, ибо всем нужно было запастись на неделю.
Ди пришла домой позднее, чем предполагала прийти. Быстро закинув в духовку наваленные в кучу макароны, колбасу, сыр и, мелко порезанные, яйца, Ди стала ждать, пока "блюдо" запечется. Но тут раздался звонок в дверь.
Ди опешила. "Дон всегда ходит со своими ключами. Почему он звонит в дверь?" - с этими мыслями Дакота пошла к двери. Открыв дверь, девушка остолбенела. Перед ней стоял Виктор.
- Привет, - улыбнулся парень.
- Привет, - Ди не смогла улыбнуться, ибо была в шоке.
- Мне бы хотелось поговорить, - продолжил Виктор, виновато посмотрев в пол.
- Да, конечно, - пришла в себя девушка. - Пройдешь? Может, тебе чаю?
Парень зашел в коридор.
- Нет, спасибо, я ненадолго.
Ди закрыла за ним дверь и посмотрела на "ухажера".
- Как прошел День Рождения? - спросил он.
- Отлично. А...
- Ясно, - перебил ее Виктор, улыбнувшись Ди и посмотрев ей в глаза, будто извиняясь. - Стив тебе передал мой подарок?
- Да, - улыбнулась девушка.
- Понравился?
- Конечно, - мечтательно ответила девушка, вспоминая кулон сердечком, держащийся на цепочке с помощью маленького, блестящего, явно дорогого, камушка.
- Я рад, - улыбнувшись, ответил парень. Ди улыбнулась в ответ, но тут улыбка исчезла с ее лица.
- А зачем тебе нужно было за город ездить?
- У меня с родственниками проблемы, - без всякого смущения ответил парень. Но сердце его просто скакало по всей груди.
Его чувства сейчас танцевали в тайфуне эмоций. "Нужно ей все рассказать" - говорило, стучащее извне в стенки грудной клетки, Сердце. "Но тогда она будет волноваться" - рядом с Сердцем появилась, уступающая ему по размерам, субстанция, каждую долю секунды меняющая свою форму, - Волнение. "Но если она как-то узнает..." - говорило Сердце, смотря сквозь мышцы и кожу своего укрытия. Оно попыталось увидеть Сердце собеседника своего хозяина, но не увидел хрупкого девичьего Сердечка. "Она слишком хрупкая, чтобы понять это" - сообщило Волнение, так же смотря сквозь стену груди. "Я понимаю" - вроде бы успокоилось Сердце. "Но я не могу ей врать". "Я не хочу, чтобы она волновалась" - сказало Волнение за весь организм. "Да" - ответило Сердце успокоившись. "Пока что не нужно..."
- Ясно, - сказала девушка через пару секунд молчания.
- Извини.
- Я понимаю, - соврав, ответила девушка. Тут замок в двери зазвучал, и дверь открылась.
- Привет, - в дом зашел Дон, - а что вы в коридоре стоите? - он посмотрел на Виктора. - Дон, - протянул парню руку.
- Виктор, - ответил "ухажер" Дакоты. - Я уже ухожу.
- Может, пройдешь? - спросил Дон, зафутболив туфли в шкаф.
- Нет, я на ужин дома быть должен.
- А, ну тогда до встречи, - Дон улыбнулся и, на ходу снимая пиджак, пошел в свою комнату.
- Я пойду, - Виктор посмотрел на Ди.
- Ты завтра в школу придешь?
- Да. Скорее всего, - честно ответил парень. - До завтра, - и он, аккуратно открыв дверь, вышел.
- До завтра, - ответила Ди и улыбнулась Виктору, затем закрыла дверь.

Дон с аппетитом набивал рот макаронами.
- Мм... Вкусно, - с восхищением хрустел он сыром. - Готовила по рецепту?
- Да, - улыбнулась сестра. - Я думала, ты это есть вообще не станешь.
- Почему? - наколов на вилку до десяти макаронин, Дон сунул "четырехзубый" прибор в рот. - Очень вкусно ведь.
- Ну, так я откуда могу знать, какого на вкус? - улыбнулась Дакота, сев за стол. Брат улыбнулся.
- Ты будешь хорошей женой.
- Ой, сомневаюсь, - засмеялась девушка, проведя рукой по столу.
- Почему? - удивился брат. Пара макаронин соскользнули с вилки, будто так же удивившись. - Ты чистоплотна, готовить умеешь... Что еще нужно мужчине?
- Лучше быть хорошей сестрой, - уныло улыбнулась Дакота.
- Хотя да, - парень выпрямил спину и стал тыкать вилкой в ускользающие, явно жаждущие жить, макароны, - одинокому мужчине нужна хорошая сестра, - мило улыбнулся сестре и сунул уже не пустую вилку в рот.
Ди улыбнулась. Понятно было, почему Дон не хочет ее отпускать. Она ему опора для жизни, хотя ничего не может остановить его ужинать в кафе и ресторанах. "Ну куда он денется от меня" - думала девушка, наблюдая за довольным ужином братом.

- Кстати, а зачем приходил Виктор? Он что-то хотел? - спросил Дон, наливая себе кофе.
- Нет, он приходил спросить, как прошел праздник, - ответила Ди, доставая посуду из посудомойки.
- А что еще он говорил? - спросил парень, сев за стол.
- Мм... Да ничего особенного, про подарок спросил, а что?
- Да нет, ничего. Просто интересно.

На следующее утро Ди быстро собралась и пошла в школу. Когда Виктор успел зайти в класс, девушка не заметила. Просидя первый урок в ожидании перемены, Дакота решила пригласить Виктора позавтракать вместе, но не нашла его. Когда прозвенел звонок, Ди зашла в класс и не обнаружила парня. Сев за стол, она повернулась к Стиву.
- А где Виктор?
- Сейчас придет. Он... мм... попить вышел.
Ди успокоилась. Вскоре в дверном проеме показался Виктор. Вид у него был болезненный - кожа стала бледнее, но на лице появился легкий румянец. Шел парень твердо. Еле поднимая ноги, он поднялся на свою площадку и тяжело но тихо сел на стул рядом со Стивом и обе руки сложил на столе. "Не прилично пялиться на человека" - думала Дакота, сжавшись и заняв на стуле как можно меньше места. "Тебе, Ди, несомненно, любопытно, что с ним, но это не прилично. Подожди перемены". Тут сзади нее раздался резкий глухой "удар", она обернулась.
- Виктор. Виктор! - громко звал друга Стив, тряся парня за плечо. Сам Виктор лежал на своем локте и не поднимал головы.
- Виктор! - с ужасом в голосе крикнул блондин, и подскочил из-за стола. - Он без сознания!

0

19

Глава 12.

Остаток дня Ди с трудом передвигалась. Как только прозвенел звонок с урока, девушка шла в другой класс, не дожидаясь звонка, садилась на свое место и, не двигаясь, сидела и смотрела в одну точку. Так же проходили и сами уроки.
И вот урок немецкого. Учитель что-то говорит, но Ди его абсолютно не понимает. Даже самые простые выражения.
- Also, ich beeile mich, Ihnen mitzuteilen, dass nach der Woche die Kontrollanrechnung wird. Bereiten Sie sich wie vor es ist besser m glich, - сказал учитель и спрятал план в стол. Любому в этот момент стало понятно, что мистер Финиган предупредил о тесте через неделю. Но только не Ди. Ей с огромнейшим трудом удавалось вообще слышать, о чем говорит учитель.
Стив не уступал девушке в состоянии, но понимал, о чем говорят окружающие. Он без всякого интереса смотрел на учителя но, сквозь волнение и страх, пытался вникнуть в слова мистера Финигана. Он боялся за Виктора.
На уроке Ведения Бизнеса (ох с каким трудом я нашла такой урок в американском расписании!), когда и случился инсульт, пульс Виктора сложно было прочувствовать, а сердцебиение было слишком редким и резким. Не прошло и пятнадцати минут как приехала скорая, и его увезли в больницу. Сказать сразу, что с парнем, врачи не смогли.

Вечером Ди и Стив поехали в больницу. Но их не пропустили.
- Кем вы являетесь пациенту? - спросила, явно зазнавшаяся, доктор.
- Я четвертый раз вам повторяю, мы друзья! - раздраженно, повышая голос, сказал Стив. - Пропустите нас к нему.
- Нельзя, - спокойно ответила докторша, будто не заметив грубости. - У молодого человека очень тяжелое состояние, и мы не можем вас к нему пропустить. Он до сих пор находится без сознания.
У Ди подкосились ноги, но Стив взял ее за руку.
- Вы не имеете права нам запрещать видеться с ним, пока он находится в больнице, - грубо продолжил парень.
- Молодой человек, много вы знаете о лечебницах, - чуть грубее ответила врачиха. - Пока пациент находится без сознания, мы не можем пропускать вас к нему. От лишних звуков и контактов состояние может ухудшится. Так всегда было и ничего не изменить.
- А может, вы хотите сказать, что он уже не поправиться? - спросил блондин, поняв, что сморосил такое, отчего самому стало не по себе. Руки задрожали, сердце заколотило во всю, отчего Ди тоже бросило в жар.
- Уважаемый, успокойтесь, - с ноткой нежности в голосе произнесла доктор. - Все будет в порядке с вашим другом. Мы внимательно следим за его состоянием, пока что, конечно, изменений в какую либо сторону не наблюдается, но вскоре его состояние нормализуется, наша техника дает человеку новую жизнь, новое дыхание. Когда он поправится, вы его не узнаете, будет цвести похлеще любой сирени, - употребила врачиха современный жаргон. Но ее слова не успокоили Стива. Он зло посмотрел в ее серые глаза и, развернувшись и потянув за собою Ди, пошел на выход.
- До свидания, - успела сказать девушка, посмотрев на врачиху. Та ничего не ответила.

Проводя Дакоту до дома, Стив уныло и медленно побрел домой.
Ди, не дойдя до своей комнаты, остановилась и села около шкафа с книгами. "Я так и не знаю, что с ним..." - думала она, обхватив коленки руками. Девушке сейчас очень хотелось заплакать, но слез не было. Глаза горели от набегающих ощущений. "Какие ощущения? Что я чувствую? Боль? Обиду? Может, одиночество? Мне страшно. Мне очень страшно" - с этими мыслями Ди уткнулась носом в коленки и стала вспоминать самые плохие моменты своей жизни, чтобы заплакать. Но таких моментов было очень мало. Самые обидные случаи были в детстве, на то время это было просто катастрофой. Теперь же Ди не может заплакать от оторванной пуговицы, или же от синяка на руке. Хочется плакать о Викторе... Но слез нет. Почему? Может, потому что симпатия к парню была ошибкой? Может, это чья-то злая шутка? Кто-то посмеялся над чувствами Ди, и когда ему надоело, он, как марионетку, бросил Виктора на пол, оторвав все нити. Виктор? Может быть, это правда он был несчастной игрушкой в чьей-то жизни? Ди была приманкой для него. И когда он смог почувствовать свободу, его снова отдернули, дав понять, что не все так прекрасно. Но Виктор... он ведь не просто в обиде. Он в пустоте, внезапно окутавшей его прямо на уроке. Кто-то решил его уничтожить... Сначала его семья, а теперь это.
"Я чувствую обман" - думала Ди, рассчитывая разжалобиться. "Виктор... я не знаю, что с тобой произошло. Кто-то решил над нами поиздеваться. Я чувствую это. Неужели, когда все прекрасно, кому-то захотелось повеселиться? Этот кто-то просто садист. Он старается только для себя, живет также только для себя. Он любит только себя. Он считает себя лучшим. Я такая же... Но, я поняла, что ты мне дорог, Виктор. Я хочу, чтобы ты был рядом со мной" - кричало сердце Ди, стуча слабыми ручонками извне груди. Но никто, кроме девушки не слышал этого и не чувствовал. Сердце плакало, на него что-то давило, черная пластина. Она скребет своим краем по Сердцу, отдавая организму мурашки, но Сердце бьется все чаще и с каждым разом все сильнее, пытаясь оттолкнуть черный диск от себя, но пластина идет по тылу Сердца все ниже и ниже, делая все больнее и больнее. И тут, дойдя до самого низа, пластина медленно перетекает в правый бок, задевая все встречные ей органы, и, медленно растворяясь, обтекает собою печень. Боль не уходит, Сердце до сих пор бьется в истерике от боли, а в правом боку что-то закололо.
- С тобой все в порядке? - услышала Ди мягкий, заботливый, с ноткой тревоги, голос. Девушка подняла глаза и увидела брата. Да, она сначала не узнала голоса. Ди забылась со своим страхом, и не различала особо ярких цветов в полутьме, не смогла по началу сориентироваться и смотрела на Дона запуганным взглядом, медленно разбирая в собеседнике знакомого и близкого человека.
- Да, - соврала девушка и тяжело вздохнула.
- Как он там? - не меняя тона голоса, спросил брат, сев перед сестрой.
- Доктор сказала, что его состояние очень тяжелое, но оно не ухудшается и не улучшается. Дон, мне не хорошо, - с ужасом в голосе прошептала Ди и прильнула к брату. Он ее обнял и погладил по руке.
- Все будет хорошо, он поправится, - Дон уперся в голову сестры щекой и посмотрел в бок. - Я уверен.

0

20

Глава 13.

Полночи Ди не могла заснуть. Она пробовала петь, брат приносил ей стаканы со снотворным, но ничего не помогало. Ди сидела с широко раскрытыми глазами. Совсем не хотелось спать.
Когда Дон, сидя рядом с сестрой, стал медленно засыпать, временами вздрагивая для пробуждения, Ди сказала, чтобы он шел спать.
- Но как... Ты же...
- Ну и пусть. Сомневаюсь, что я засну и в школе. Иди спать, я справлюсь с собой.
И вот, уже солнце взошло. Ди, полулежа, сидит в зале на диване, и смотрит на светило. "Конечно, я ненавижу его" - думает девушка. "Но сегодня оно какое-то милое... Такое чувство, что что-то произойдет. Хорошее? Или плохое? Хорошее, надеюсь."
Позже проснулся Дон.
- Ну, ты как? - спросил он.
- Хорошо, - ответила девушка, не поднимая с подлокотника дивана головы.
- Чувствуешь себя нормально? - поинтересовался брат, приложив руку ко лбу сестры.
- Да.
- Хорошо, - с облегчением вздохнул Дон. - Ты всю ночь не спала?
- Угу, - издала Ди монотонный звук.
- Ну, смотри не засни в школе. Придешь домой, попробуй поспать.
- Хорошо, - девушка поднялась, потянулась и побрела в ванную комнату.

В школу у Ди получилось придти раньше обычного. Но Стив уже сидел за столом.
- Привет, - поздоровалась с ним Ди.
- Привет, ты как? - ответил взаимностью Стив, чуть налегший на стол.
- Вчера не очень, но сегодня получше, а ты как?
- Да тоже. Меня сегодня единственный раз порадовал с утра солнечный свет, - блондин провел рукой по волосам на затылке.
- Да вот меня тоже, - сев на свой стол лицом к парню , ответила Ди. - Странно как-то.
- Ага. Мм... можно я с тобой сяду?
- Конечно, - ответила Дакота, показав рукой на стул рядом со своим. Парень спустился со своей площадки и, положив рюкзак на стул, сел рядом с Ди на парту.
- Интересно, как он там? - парень сразу погрустнел.
- У него все хорошо, - ответила девушка, чуть улыбнувшись. - Я, конечно, точно не могу знать, но я знаю, что у него все хорошо. Мне кажется, ему лучше.
- Да я тоже всегда готов верить в его состояние, - не менее грустно ответил Стив. - Но все же... Как-то не понятно...
- Просто думай о хорошем, и все будет хорошо, - Ди понимала, что бессовестно врет, ведь от одной веры ничего не будет. Но так на самом деле было лучше, по крайней мере ей. Она убеждала сама себя, что будет хорошо, и это прибавляло ей уверенности, чтобы убеждать в этом Стива. И, кажется, у нее что-то получилось. Блондин посмотрел в зеленые глаза подруги и улыбнулся.
Тут прозвенел звонок.

Так, без всякой информации о Викторе прошло три дня. Ди и Стив каждый день после школы ходили в больницу в надежде, что парень очнулся, и ему стало легче. Но тщетно. И тут, спустя четыре дня после инцидента врачи поспешили обрадовать ребят. Виктору постепенно становится лучше! Сердце бьет в нормальном темпе, пульс стало проще прощупывать. Но он все никак не приходил в себя.
- Для того, чтобы человек пришел в себя после происшествия, нужно много времени. Но, так как состояние улучшается, пусть и не очень быстро, он скоро должен очнуться. Сначала он станет слышать звуки, потом понимать от чего они исходят и что значат, потом откроет глаза и постепенно придет в себя окончательно, - заверяли Стива доктора, но Ди и так все было понятно. Ему лучше, и это главное. Скоро он придет в себя, потом поправится и снова будет жить прежней жизнью.
Сердце Дакоты трепетало. Оно танцевало вальс в груди девушки в быстром веселом ритме. Оно видело так же танцующее сердце друга. Обрадованные новостью, друзья кинулись на врачей со словами благодарности. Медсестры весело смеялись, доктора-мужчины дружелюбно кивали головами и улыбались. Доктора-женщины пытались сохранить гордость, но все же у каждой на лице появилась улыбка.
Один. Один человек может сделать счастливым множество людей. А ведь эти люди меньше недели назад готовы были рыдать от горя по этому человеку. Он ангел. Ведь ангелы заставляют людей верить в чудо, улыбаться, смеяться. Такому ангелу, в принципе, и до Бога не далеко. Но Ангелы и Бог - это наивысшие произведения человеческого разума, человеческого существа. Чтобы стать ангелом, нужно быть хорошим человеком, в первую очередь. Но и еще нужно пересечь границу двух миров. Для этого стоит умереть.
Иногда люди стремятся умереть, зная, что станут ангелами. Другие люди просто во все это не верят. Ангелы. Они светлые. Добрые.
Успокоившись­ и вздохнув полной грудью, разогнав черные пластины над сердцами, Ди и Стив пошли из больницы, на ходу разговаривая о Викторе. О том, какой он сильный, что смог побороть свою слабость, о том, как он заставляет самого себя в "нигде" вернуть себе свое существо, к которому так привыкли Дакота и Стив.

0

21

Глава 14.

Вечером Ди заснула как убитая, так еще и раньше, чем обычно и за кухонным столом. Дон, рассмеявшись, взял сестру на руки и отнес в ее комнату. Положив девушку на кровать, он накрыл ее одеялом и, сев рядом, взял за руку.
- Хм... Ты мне так и не рассказала, как там Виктор. Но, чувствую, с ним все в порядке, - улыбнулся Дон. - Хочу, чтобы у ты всегда была счастлива, чтобы ты была независима от чего либо, - и он поцеловал сестру в лоб. На это Ди лишь сжала в руке одеяло. Затем Дон выключил свет и вышел из комнаты сестры, напоследок посмотрев на его милого домашнего ангела.
- Спокойной ночи, - прошептал парень и тихо закрыл дверь.
Утром Ди проснулась в прекрасном настроении. Напевая песенку про шоколад, пришедшую во сне после моментального тепла на лбу, выскочила в коридор и поскакала в ванную комнату. После ванной на кухню. За столом сидел брат с газетой в руке и пил кофе. Ди подбежала к нему, обняла и поцеловала в щеку. Дон опешил. "Что с ней случилось?" - думал он, смотря как Дакота, пританцовывая, наливает себе кофе. Потом, сев напротив брата, девушка, улыбнувшись ему во все 32 зуба, сделала два больших глотка, и тут ее рука резко опустилась на стол, кружка звякнула, сама Дакота зажмурилась от горечи напитка. Дон рассмеялся и достал из шкафа сахарницу и вазу с конфетами.
- Поешь конфет, что ли, - улыбнулся он, сев на место.
- Нет, - сквозь горькое послевкусие сказала Ди, - я привыкну к его вкусу и без конфет.
- Ты решила привыкать к кофе? Но ты же вроде высыпаешься. Зачем тебе это?
- Хочу. Хочу быть как все. Все пьют по утрам кофе.
"Что?" - подумал Дон. "Как так? Вчера я пожелал обратное, чтобы она была независима. И что из этого вышло?"
- Ну.., - замялся парень, потупив взгляд. - Ты можешь по утрам пить чай, раз тебе кофе не нравится.
- Понравится, - Ди открыла один глаз и улыбнулась брату. Дон вздохнул с облегчением. "Ладно. Ничего плохого в кофе нет. Я тоже сначала не сразу вступил в ровные ряды любителей кофе. Но теперь я не могу без него. Я, кажется, стал зависим. Может, поэтому я беспокоюсь о том, что Ди привыкнет к кофе? Но ведь и в этой зависимости нет ничего особенно плохого. Просто это единственное, отчего я сейчас могу реально взбодриться" - думал Дон, смотря на медленно приходящую в себя Ди. "Такая смешная" - улыбнулся парень, смотря на сестру и поднеся кружку к губам. "Да. Без нее жизнь была бы уже не той. Похоже, я и от нее зависим" - улыбнулся Дон своим мыслям.

Уроки закончились очень быстро, но в конце учебного дня учитель Дарен попросил Ди остаться на пару минут. Стив решил подождать девушку в коридоре.
- Дакота, твоя успеваемость в последнее время опустилась с 90 до 60, - строго, но мягко проговорил учитель, посмотрев в журнал.
- Личные проблемы, мистер Дарен. Но они, в принципе, уже решились, и я постараюсь восстановить свою успеваемость.
- Я верю, Дакота, у тебя все получится. Но меня интересует вопрос. Твои "личные" проблемы как-то связаны с Виктором?
- Эмм.., - Ди замялась, но глаз с учителя не опустила.
Рассел Дарен был примерно того же возраста, что и Дон, может чуть-чуть постарше. Высокий, хорошего, но не плотного телосложения. Внешне был приятен - коротко подстрижен, челка имела некий Гитлеровский зачес, всегда до блеска выбритые скулы и щеки, тонкая длинная шея, хорошо видный кадык.

У Ди с раннего детства появился фетиш. Девушка всегда обращала внимания на шею того или иного парня, с которым общалась. У Дарена, Виктора, Дона, Стива и Райли были, на взгляд Ди, самые красивые и, так сказать, сексуальные шеи. Они так и притягивали.
Как-то в детстве, лежа на плече брата в поле за городом, Ди заметила, что у Дона очень красивая шея. Худая, длинная, опрятные шейные мышцы видно с каждой стороны. В такие моменты малышке Ди так хотелось на секунду стать вампиром и поддаться искушению.
Ди вспоминала свои детские мысли, стоя перед обожаемым всеми мистером Дареном, но кроме шеи ее в нем особо ничего не привлекало. Красивый молодой учитель. Но он образован, слишком взрослый для учениц и для старших классов тоже. Да вдобавок в его тылу имеется невеста и парочка поклонниц, еще готовых встать на место его "единственной".

- Я понимаю, это не мое дело, но ты одна из лучших моих учеников, и я просто обязан знать, что повлияло на ухудшение твоей успеваемости.
- Я понимаю, мистер Дарен. Но Виктор здесь не при чем. Я в последнее время не высыпаюсь. Скорее всего, это единственная проблема.
- Раз так, я могу дать тебе пару дней на отдых...
- Нет, - не раздумывая, ответила девушка. - Не нужно. Я справлюсь.
- Уверена?
- Да, - кивнула Ди.
- Ну хорошо, - с облегчением ответил учитель и сровнял несколько документов, сложив их вместе и постучав по столу. - Больше я тебя задерживать не намерен. И так уже прошло пятнадцать минут.
- Пятнадцать? - удивилась Ди.
- Да, - поднял учитель глаза на девушку. - Я не хотел тебя задерживать, но после моего вопроса ты задумалась и долго не отвечала. Я подумал, что ты что-то вспоминаешь, и решил не мешать тебе. Если ты куда-то торопилась, извини, я не подумал, и это моя вина. Я уверен, ты еще успеешь туда, куда собиралась.
- Да, - Ди схватила сумку. - Спасибо. До свидания.
- До завтра, - поправил девушку учитель и сел за стол. А Ди выскочила.

- Почему так долго? - спросил Стив, когда Дакота оказалась около него.
- Не знаю, так получилось, - виновато ответила Ди.
- Мы уже не успеем, - продолжил Стив, поднявшись со скамейки.
- Извини, я не думала, что задержусь на пятнадцать минут...
- Да ничего, ты не виновата. Пойдем, просто прогуляемся.
И они медленно поплелись из школы. По дороге Стив взял Ди под руку, потому что она немного отставала от него.
Стив не был таким же как все парни. Ди ему нравилась, но только как друг. Да, он видел, она была очень красивой, но больше его в ней привлекал ее характер. Такой спокойный, ветреный, не задумчивый. Он и сам, в принципе, был таким. Спокойный, но очень редко когда над чем-нибудь задумывался серьезно.
Общаться с Ди он начал раньше Виктора, и многое ему рассказывал о девушке. Возможно, поэтому Виктор попался в эту ловушку страсти, которая кипела между ним и девушкой со времени того первого завтрака вместе. Ди была искренне благодарна Стиву за, своего рода, знакомство.
И вот, вместо того, чтобы расстроено идти из больницы в обиде на врачей, они шли вдоль школьного забора молча, намечая на следующий день новую попытку похода к Виктору.

0

22

Глава 15.

Есть такой закон подлости: когда ты чего-то ждешь, время, будто резиновое, тянется и тянется. Такие моменты сводят людей с ума. По-настоящему терпеливых в мире слишком мало. Все всегда торопятся сделать что-то быстро. Во многих случаях люди интересуются результатом, и только единицы - процессом. Людей, жаждущих достигнуть результата, чаще всего и движет эта жажда. Ведь древний рефлекс говорит об вознаграждении за труд. Самые бессмысленные действия люди производят лишь для того, чтобы добиться своего. Таких людей даже лень не может побороть. Процессом же могут наслаждаться только те, кто ничего особого в конце не ждет. Такие люди обычно вдумываются в корень действия или того, с чем они контактируют.
Увы, Ди была из тех людей, которых бессмысленный процесс угнетал, а вознаграждение было желанным. Но к великому счастью девушки, вечер после неудачного похода в больницу прошел очень быстро. Накормив брата, Ди залезла в душ, просидев там не меньше часа, и сразу легла спать.
Когда ты спишь, время мчится незаметно. И иногда у человека бывает такие чувство на утро, что он только что лег и приходится уже подниматься. Это связано с замедление функционирования мозга. Если говорить проще, мозг отдыхает. И время проходит очень быстро.
Утром Ди как всегда спокойно умылась, допила горький кофе Дона, который казался ей уже менее противным, и проводила снова спешащего брата.
- Куда он спешит постоянно? - спросила у себя Ди. - Рабочий день у него начинается в девять, так же как и у меня урок, но сейчас еще и восьми нет, - не успокоилась девушка, смотря на закинувшего в машину портфель брата. Но тут он повернулся и посмотрел в окно кухни, откуда сейчас на него смотрела Ди, и, улыбнувшись, помахал рукой. Дакота ответила ему взаимностью, и тогда Дон сел в машину и, спустя минуты три, уехал. А Ди, поставив кружку брата в посудомойку, пошла в школу.

Уроки тянулись как назло невыносимо долго. И вот звонок с последнего урока.
- Ну, мы пойдем к Виктору? - спросил Стив, наблюдая за, кладущей в сумку учебники, Дакотой.
- Извини, иди один, - грустно сказала Ди, - мне немного нехорошо, такое чувство, что я сейчас упаду. Я пойду домой, а завтра сходим к нему вместе.
- Может, тебя проводить? - озабочено спросил блондин, остановив свои мысли на "такое чувство, ... упаду".
- Нет, не нужно. Еще в больницу из-за меня снова опоздаешь, - Ди повернулась к нему. - Я сама дойду.
- Ну, ладно, - с ноткой тревоги в голосе сказал Стив, и они вместе с Ди пошли на выход.
Расставшись на выходе со школьного двора, они разошлись в разные стороны. Придя домой, Ди завалилась на диван и уснула. Голова болела, кружилась, ноги и руки немели и не слушались. Проспав около двух часов, Ди проснулась в хорошем настроении и состоянии. Налив себе кофе, и сделав глоток, она поморщилась. Тут раздался звонок в дверь. Поставив кружку на стол, девушка поспешила в коридор и открыла дверь. на пороге стоял радостный Стив и улыбался.
- Ди, он очнулся, - весело пропел парень.
- Не может быть, - от радости закричала девушка. - Господи, слава Богу, - она посмотрела на блондина. Он был не менее счастлив.
- Проходи, - вспомнила Дакота. Парень прошел и сел на диван.
- Кофе будешь? Или чай?
- Чай, если не сложно.
Ди быстро налила парню чай и села рядом.
- Ну, рассказывай, как он?
- Чувствует себя не очень, помято, даже сказал, но выглядит значительно лучше, да и состояние тоже хорошее.
- Боже, - улыбнулась Ди и тяжело вздохнула, смотря куда-то в сторону. - Все налаживается.
- Да, - улыбнулся в ответ Стив, сделав глоток. - Кстати, он спрашивал, почему ты не пришла. Я сказал, что тебе нездоровилось. Больше он о тебе не говорил, да и вообще, замолчал как-то, иногда смотря на меня, кивая и кратко отвечая на мои вопросы "Да", "Нет", "Возможно" или "Не знаю". Мне кажется, он за тебя волнуется.
- Ну ничего, завтра я смогу пойти к нему, - улыбнулась девушка.
- Угу, - кивнул парень. - Завтра у нас еще контрольная.
- Контрольная? - девушка удивилась.
- Да, по немецкому. Учитель говорил, в тот день, когда Виктора забрали в больницу.
- А. Я в тот день вообще ничего не слышала...
- Понимаю, я с трудом, но слышал.
- Угу. Но главное, что у Виктора все в порядке, - Ди улыбнулась. Стив ответил ей взаимностью.
Допив чай и поблагодарив Ди за "прием", блондин пошел домой. У девушки оставалось не много времени на приготовление ужина. Да и в магазин времени то уже не было идти, поэтому Дакота решила приготовить что-нибудь из того, что было в холодильнике. Зажарив пару маленьких бифштексов и риса, девушка оставила на, еще горячей, сковородке. Вскоре пришел брат и с удовольствием сел есть то, что приготовила Ди.
"Как он может есть эту дрянь?" - подумала девушка, облокотившись об кухонную раковину спиной, надкусывая яблоко и смотря на брата. "Никогда с удовольствием не ела что-либо своего приготовления. Уверена, он давится". Но брат не жаловался. Он всегда любил то, что готовила его сестра. Поваром она, конечно, не была, но готовила хорошо. На вид приготовленное всегда было аппетитным, да и на вкус представлениям не уступало.
После того как брат поел и благодарственно поцеловал Ди, она пошла в ванную, а потом сразу легла спать. Заснула быстро.

0

23

Глава 16.

Утром, проснувшись, Ди приняла ванную и пошла на кухню. Дон сидел за столом, положив голову на руки. Девушка очень удивилась.
- До-он, - обратилась Дакота к брату, легко дернув его за плечо. Дон поднял голову и посмотрел сонными глазами на сестру.
- Доброе утро, - поздоровался он, потерев левый глаз.
- Ты не выспался? - удивленно спросила Ди.
- Ну, возможно.
- Но почему? У тебя ведь никогда не было проблем со сном.
- Не знаю. Я выпил три стакана снотворного, считал овец...
- А петь не пробовал? - улыбнувшись, спросила Ди.
- Да, еще я не пел, - с сарказмом ответил Дон, осуждающе посмотрев на сестру.
- Извини.
На это парень ничего не ответил. Ди, налив себе и Дону кофе, села напротив брата.
- Может, дома останешься?
- Чтобы в воскресенье снова переться на работу?
- Считаешь, лучше на работе заснуть?
Дон не ответил. А что? С его начальником все лучше, чем заснуть на рабочем месте.
- Да, ты права. Нужно взять отгул, - бездейственно согласился с сестрой парень, оставшийся сидеть на месте.
- Эмм... ты собираешься взять отгул у начальника с помощью телепатии? - смущенно спросила Ди, посмотрев на брата.
- Нет, - Дон тронулся со стула, и, пошатнувшись, побрел за телефоном.

- Да, мистер Сайкс. Да. Да, я буду. Да. Спасибо, всего хорошего! - с этими словами Дон повесил трубку. - Все, могу сидеть дома, зато в воскресенье должен быть чуть пораньше, - сказал он, но уже сестре.
- Ну вот и хорошо, - ласково подытожила Ди, коснувшись щеки брата. - Попробуй заснуть.
- Угу, - устало и сонно проговорил Дон и поцеловал сестру в щеку. - Удачи в школе, - и он, развернувшись, пошел в комнату. А Ди, взяв сумку, в школу.

Первым уроком был немецкий. Контрольная. Ди хорошо подготовилась к ней.
Контрольная состояла из одного задания. Давался огромный текст, размещенный на десяти листах. Нужно было выписать в табель с цифрами предложения со следующими темами: предложения, действия в которых происходят в настоящем; предложения, действия в которых происходило в прошлом; предложения, действия в которых будет происходить в будущем; предложения с модальными глаголами; вопросы к выделенным словам; ответы на вопросы; перевод сложных существительных; числительные прописью; перевод первых двух абзацев текста; перевод предложения, правильно отражающего смысл текста. В принципе, особого труда это не составляло. Но программа выставления балла была слишком сложной. По правилам, учитель не имеет права говорить ученикам о том, сколько баллов дается за тот или иной вопрос. Из всех десяти вопросов пропустить можно было только три, так как их баллы почти не учитываются, но о том, какие именно это вопросы, учителям не разрешалось говорить.
Это и усложняло задачу. Конечно, любой решит пропустить те вопросы, на которые он больше всего затрудняется ответить. А если это не те? Тогда все. Завал.
На вопросы от первого до четвертого и седьмой Ди ответила. С остальными началась заморочка. И тут как назло еще и голова заболела, стало немного душно, ноги налились свинцом, пальцы на руках стали неметь, не давая писать нормальным почерком. Ди отбросила в сторону ручку и схватилась за голову.
"Господи, да прекрати же ты" - шепотом говорила Ди своей голове. В стенки черепной коробки что-то стучало, отдавая дрожью по всему телу. "Это страх? Или же я просто не знаю ответов? Вроде знаю. Но, может, они не правильные?" - Ди лихорадочно соображала. Ей сейчас хотелось услышать ту песню, из парка. "Ну, давай. Зазвони у кого нибудь" - в надежде услышать песню, стала шепотом умолять Ди чей-либо телефон. Она вертела головой вправо и влево, в надежде, что от ее взгляда все же раздастся чей нибудь звонок. Но ничего не происходило. Девушка слышала лишь шелест листов, звук пишущей ручки и свое сердце. Казалось, оно било в такт "чему-то" в голове. Ди даже не заметила, что ее нога стала выбивать ритм мелодии песни. Про себя напев ее, девушка начала медленно успокаиваться. "Ой, а нервничала-то, нервничала..." - начала себя угнетать Дакота. "Так, давай, соберись. Ты знаешь ответы на вопросы. Ты знаешь." И тут снова Ди затрясло. "Да что же это творится?" - кричала про себя девушка на саму себя. "Ты можешь успокоиться, или нет?!" Успокоилась. "Сейчас опять начнется, как только ручку в руки возьму" - с этими словами девушка потянулась за ручкой. Тут прозвенел звонок с урока.
После уроков все ученики, как всегда, должны были зайти к мистеру Финигану за результатами. Из всех одноклассников учитель попросил остаться Дакоту и еще троих.
- Общий балл вашей работы составлял не больше 60%, что очень плохо. Вам дается час на пересдачу.
- Ди, - позвал с порога класса Стив. - Мне снова одному идти?
- Стив, в чем проблема? - строго спросил учитель, давая понять, что парень мешает.
- Извините, мне на секунду, - сказал он и подошел к Ди.
- Я не могу уйти, иначе я конкретно провалюсь.
- Ладно, тогда я пошел к нему, скажу, что ты на немецком.
- Угу, - согласилась девушка. - Спасибо, и извини.
- Да ничего, - и парень вышел из класса.
Сдав за час контрольную на 93%, Ди, не очень то и веселая, направилась домой.
- Ну вот, снова я к нему не смогла пойти. Он ведь со мной не захочет больше иметь ничего общего, - грустно подумала Дакота и представила, как она приходит к Виктору на следующий день, а он с ней не хочет разговаривать и зло смотрит на нее. От этой мысли ее всю передернуло. - Завтра контрольная по математике, нужно хорошенько подготовиться, чтобы точно сдать и пойти к Виктору.

Вечером, когда Ди измеряла температуру у брата, который не болел, а лишь не выспался, к ним пришел Стив.
- Пройдешь? - спросила Ди, закрывая крышечку на футляре для градусника.
- Нет, - улыбнулся парень, махнув рукой Дону, - болеешь?
- Неа, - сложа руки на груди, лежа на диване, ответил Дон. - Просто кому-то понадобилось проверить температуру у человека, который всего лишь не выспался утром.
- Не рычи, - строго сказала Ди. - Нужно знать точно.
- Да-да... - протянул Дон и перевернулся со спины на живот.
Стив улыбнулся.
- А Виктор уже ходит, - будто хвастаясь, сказал блондин. - Его заставляют лежать, а он даже садиться отказывается. Ему антибиотики вкалывают стоя, - еле сдерживая смех, проговорил Стив. Ди поддержала друга, чуть не рассмеявшись, но прикрыла рот рукой.
- Завтра я пойду с тобой к нему, - весело сказала девушка.
- Ага, только ты помнишь? Завтра математика.
- Да, помню, я уже к ней подготовилась.
- Ну, смотри, - улыбнулся Стив. - Виктор не очень то и страдает, когда тебя нет, но и веселее ему от этого не становится, поэтому, думаю, тебе стоит поскорее его навестить.
- Знаю, - мило улыбнулась Ди.
- Ну хорошо, тогда я домой пошел, а то, вроде, дождь начинается.
- Может, тебе зонт дать? - побеспокоилась девушка, выглянув в уже открытую дверь.
- Не-ет, - протянул Стив, махнув рукой. - У меня капюшон есть, а своего зонта ты потом не дождешься, - с усмешкой проговорил он. - До завтра! - и вышел.
- До завтра, - ответила ему Дакота и закрыла дверь.

- Точно готова к контрольной? - спросил Дон, сев на диване.
- Угу, - ответила Ди, улыбнувшись. - Сдам без пересдач!

0

24

Глава 17.

"Когда же я врать то научилась?" - с этими мыслями Ди лежала в постели, смотря в потолок. ""Сдам без пересдач" - ха-ха! Как же?"
Девушка злилась на саму себя. "Я ведь не смогу написать с первого раза. Меня снова всю заколотит. И с чем это связано? Я не понимаю. Например, тот же самый немецкий. Второй ведь раз я написала на 93%. Выходит, ответы я знаю. Да и второй раз меня не трясло. И никогда такого не было. Ладно. Может, это просто так у меня с немецким. Может, с математикой будет лучше?"

Прозвенел звонок на урок. Все расселись.
- Итак, - пропела учительница, - в контрольную работу входят: десять задач и двадцать примеров разной сложности. Я уверена, что все задачи и примеры за один урок вы не решите. Поэтому поступим следующим образом - вы решаете столько номеров, сколько успеваете, и если в вашем репертуаре будет до двадцати-двадцати пяти верно решенных заданий, я ставлю вам отлично. Если будет меньше двадцати правильно решенных заданий - вы останетесь на пересдачу. Приступайте.
"Я знаю правильные ответы" - прошептала Ди про себя и улыбнулась. "Осталось только держать себя в руках".

До конца урока осталось не больше пятнадцати минут. За сорок пять минут Дакота успела решить семнадцать заданий. "Осталось три, я успею." И тут руки задрожали. "Нет..." - прошептала раздраженно себе девушка. "Осталось так мало. И заданий и минут до конца. Я должна успеть" - взяв ручку в руку, стала усердно пытаться писать, но вдруг закружилась голова, и рука перестала слушаться, ровный зажатый почерк стал кривым, буквы стали похожи на арабские иероглифы со всеми своими завитушками, прочесть написанное было очень сложно. Ди не смогла совладать с собой. Просидев так, в своеобразной ломке, девушка услышала звонок с урока.
- Я не сдала этот тест, - опустив глаза, сообщила Ди, уже севшему рядом, Стиву.
- В смысле? - удивленно спросил парень. - Ты же мне вчера сказала, что готова?
- Я и была готова, - девушка подняла глаза на друга. - Но меня уже второй день как цепями сковывают. Я будто наркоманка. Тело ломит, голова кружится, руки дрожат.
- Может, ты заболела? - озабочено спросил блондин.
- Нет, это только когда я что-то пишу в роде контрольных.
- А ты уверена, что знаешь правильные решения?
- Уверена. И вот теперь мне снова придется остаться на пересдачу, и к Виктору я снова не попаду.
- Да... Не повезло, так не повезло. Ну, я скажу ему, что ты не смогла придти.
- Он ведь со мной уже, наверное, ничего общего иметь не хочет, - Ди обхватила голову руками.
- Ошибаешься, каждый раз, когда я к нему прихожу, он спрашивает, где ты и причину, почему ты не пришла. Он понимает твои проблемы. И он ждет, когда ты его навестишь.
- Ты уверен в этом?
- Угу, - кивнул блондин, - могу слово дать.
- Да не нужно, - чуть веселее сказала Ди, слабо улыбнувшись. - Спасибо, что понимаешь меня. Я думала, ты уже обидишься.
- Да что ты, - улыбнулся Стив и приобнял девушку за плечи. - Чтобы я, да обиделся.. Тем более на тебя? Ха-ха! - и он рассмеялся. Ди смотрела на друга и была благодарна.

- Дакота, в чем проблема? - спросила учительница, смотря в таблицу успеваемости Ди. - Ты стала хуже учиться, что с тобой происходит?
- Я не знаю, мисс МакКолинз, но я постараюсь исправиться.
- Мне не нужно, чтобы ты исправлялась. Мне нужно, чтобы ты хорошо училась, - нескромно продолжила учительница. - Это ж надо так скатиться в середине года, - повысила она тон. - И почему именно по математике? Я смотрю, ты и по немецкому со второго раза сдала тест. Что мне думать теперь? Неужели математика вдруг стала для тебя проблемой? Или, что на это влияет? Мальчики?
- Нет, - обиженно протянула девушка. - Я...
- А что тогда? - не унималась математичка. - Дакота, у тебя есть брат, который всегда сдавал тесты по математике на одни пятерки. Неужели проблемно попросить его помочь тебе? Или он настолько занят, что не может найти время для любимой сестры?
- Мисс МакКолинз, Дон здесь ни причем. Я все понимаю по нашей программе.
- Ну, тогда в чем проблема?
- Мисс МакКолинз, я не высыпаюсь, возможно, даже, заболела. У меня руки дрожат, когда я писать начинаю.
- Тогда возьми больничный. Отдохни.
- Я не хочу отдыхать. Это лишь догадки. Я не понимаю, почему у меня во время урока начинает болеть голова, дрожат руки.
- Так сходи к врачу, он скажет, что с тобой.
- Мисс МакКолинз, я не больная. И вообще это мои проблемы, я их сама решу, а пока вы можете дать мне лист с задачами? Я немного тороплюсь.
- Нахалка, - проговорила раздраженно учительница и, развернувшись и подойдя ко столу, взяла с него лист и протянула девушке.

Меньше чем за час Ди без дрожи и стука в голове написала этот тест.
- 97% как минимум, я ничего не понимаю, - протирая очки, проговорила математичка. - Не могу поверить.
- Извините, мисс МакКолинз, за то, что нагрубила вам.
- Не извиняйся, Дакота, ты меня прости. Я была вне себя от злости, что ты так плохо написала этот чертов тест. Я ставлю тебе "отлично" и можешь иди, куда торопилась.
- Спасибо, мисс МакКолинз, и еще раз извините, - и она выбежала из кабинета. А математичка, поднимая и опуская на нос очки, продолжала смотреть на контрольную Дакоты.

0

25

Глава 18.

Выскочив из кабинета математики, Ди в спешке закрыла дверь, но дальше ее действия были нормальными. Правда, что больше она не торопилась. Может быть, во время разговора с математичкой, она еще могла бы выбежать из школы и понестись в больницу, но не теперь. "Торопиться больше некуда" - думала Ди, стойко ступая по квадратикам школьной плитки. "Хоть бы он меня простил за это. Надеюсь, он и правда понимает мои проблемы" - с этими мыслями девушка направилась к выходу. Но не дойдя до него, Ди услышала позади себя звук открывшейся двери.
- Ди, - услышала девушка позади себя знакомый до боли голос. От неожиданности она не сразу поняла, кто ее звал. Обернувшись, она увидела Райли, выглядывающего из класса физики.
- Ты куда-то торопишься? Я бы хотел с тобой поговорить.
- Я не тороплюсь, - отрезала Ди и пошла в сторону лаборанта.

- В каком смысле "вы его отпустили"?
- В прямом. Мы узнали, что в вашей школе проводятся контрольные зачеты, и он отпросился на пару часов в школу, чтобы написать их, - растерянно отвечала блондину молодая медсестра. - Он ушел пятнадцать минут назад.
- Но, он только несколько дней назад поднялся с постели. Ему еще рано ходить, - не унимался Стив.
- Ну, не скажите. Ходит молодой человек твердо, он ведь практически два дня на ногах был. К тому же эти ваши тесты не разрешают ждать. Сомневаюсь, что парню хотелось бы остаться на второй год.
- Да это понятно. Но ваш главный врач, разве он отпустил бы пациента, очнувшегося от бессознательности меньше недели назад, из больницы?
- В том то и дело, уважаемый, что отпустил. В конце концов, вы же сможете еще его встретить, он уже, наверняка, в школе.
- Да уж, - расстроено ответил Стив. - Ладно, спасибо, - лишь услышала медсестра перед тем, как блондин вышел из больницы.

- О чем ты хотел поговорить? - спросила Ди, положив сумку на первую парту.
- О Викторе, - сухо ответил Райли.
- О Викторе? - удивленно переспросила Ди. - Вы ведь даже с ним не общались, у тебя есть, что мне рассказать о нем? - уже недоверчиво улыбнулась девушка.
- Есть, - отрезал парень. - Сомневаюсь, что тебе уже рассказали... Но, ты знаешь, почему Виктор лежит в больнице?
- Нет, - поморщившись, ответила Ди. Ей было неприятно слышать от другого человека о том, что Виктор все еще в больнице. - А кто-то еще знал об этом?
- На твоем Дне Рождения обсуждали не подарки, а Виктора.
- И что вы вывели для себя? - недоверчиво, с ноткой наглости, спросила у лаборанта Ди, забыв про замечание на счет того, что она подозревала, что парни говорят неправду.
- Я провел пару вечеров в библиотеке и понял, что у Виктора ишемическая болезнь сердца.
- Болезнь сердца? - глаза Ди округлились.
- Было бы лучше, если бы болезнь сердца была простой. Но...
- А "ишемическая" - это какая? - с испугом в голосе, перебила парня Дакота.
- Это смертельная, Ди. Если состояние человека не улучшается, значит, его коронарные артерии становятся менее эластичными и слабо снабжают сердце кровью. В конце концов, кровь может вообще перестать поступать в сердце, и Виктор умрет.
- Не говори так! - закричала Дакота, зажав уши. - Виктору лучше, и он уже ходит! Ты говоришь о том, чего сам не знаешь!
- Ди, пойми, это неспроста. Я хочу помочь тебе.
- Мне помощь не нужна. Тем более такая, - девушка сделала акцент на то, что Райли не очень то и помогает ей своими убеждениями в черствости сердца Виктора.
- Ты к нему слишком привязалась, - лаборант сделал шаг к Дакоте, - ты с ним будешь мучиться, он своим положением заставит тебя страдать.
- А может мне нравится страдать так, ты об этом не подумал? - уперла девушка руки в грудную клетку. - Я рада, что с ним все в порядке, и каждый день я могла бы навещать его, если бы не эти зачеты.
- Вот именно, ты за него беспокоишься, тянешься к нему, и это мешает тебе нормально сдавать зачеты, вследствие чего ты и не попадаешь к Виктору.
- А вот это уже не твое дело, как я пишу зачеты. И вообще, зря я тебя послушала и осталась, ничего хорошего ты мне сказать не смог, - с этими словами Ди направилась в сторону сумки.
- Как ты не понимаешь, - повышая тон, начал говорить Райли, - я люблю тебя и беспокоюсь за твои нервы, - соврал он про "любовь". Он хотел как лучше для Ди, но не знал, как ей вдолбить это. Пошел на крайние меры.

Виктор зашел на порог школы. Он очень устал, пока шел. "В первый раз чувствую такую слабость" - думал парень, идя через классы биологии, химии, географии и посматривая в окошки на дверях. "Так пусто. Я никогда не был в школе позднее трех часов дня".

- Что? - Ди остановилась и, прищурившись, посмотрела на парня.
- Да, - снова соврал Райли, - люблю я тебя, давно люблю, и в порядке вещей то, что я хочу отбить тебя у Виктора, ведь он еще тебе не признался. Но больше я хочу, чтобы ты не беспокоилась из-за таких вещей, ведь это вредно для психики.
- Об этом мы поговорим позже, - как-то по-взрослому подытожила Ди и сделала шаг к сумке. Райли, не зная, что делать наблюдал за девушкой, как она, подойдя к парте, взяла сумку и направилась к двери. "Я должен ее как-то остановить и все объяснить" - лихорадочно соображал лаборант, каждую секунду приходя к одному и тому же выводу. И тут решился.
Райли преодолевает расстояние в три метра между ним и Ди и, повернув девушку к себе лицом, целует в губы. Ее глаза округлились, она не ожидала такого поворота событий. Руки Дакоты задрожали. Она почувствовала язык Райли, и ей показалось, что этот поцелуй был по-настоящему чувственным. Она поверила, что лаборант влюбился в нее, хотя на самом деле это было не так.
Тут синие глаза направили свой взгляд через стекло в класс физики. В сердце Виктора что-то щелкнуло, кольнуло. Все мысли моментально выветрились из его головы, а тоска окинула его синие глаза черной волной. Цвета она не изменила, но блеск смыла с грустного взгляда. Не решив идти дальше, парень развернулся и пошел на выход, в больницу.
Выходя со школьного двора, Виктору навстречу попался Стив.
- Виктор, - громко удивился блондин. - Мне сказали, что ты в школу пошел, чтобы написать зачеты. Уже написал? - посмотрев на часы на руке, спросил Стив.
- Нет, - грустно ответил Виктор.
- А в чем дело? - озабочено спросил друг, посмотрев на школьное крыльцо.
- Не важно, - сухо ответил Виктор. - Я в больницу.
- Я с тобой, - Стив дернул друга за куртку.
- Нет, я один, - и он направился в сторону больницы, так и не сказав ничего Стиву.

0

26

Глава 19.

Придя в больницу, Виктор зашел в свою палату и сел на кровать. Парень ничего не успел сделать, к нему зашла медсестра.
- О, вы уже вернулись. Как самочувствие?
- Нормальное, - соврал Виктор, решив, что его моральная боль сильнее.
- Хорошо, - улыбнулась медсестра.
- Можно вас кое о чем попросить?
- Да, конечно, - девушка засветилась от нагрянувшей, пусть и маленькой, работы.
- Мне нужен конверт и два листа бумаги. И ручка.
- Мм... Бумага и ручка у нас найдется, а вот на счет конверта я не знаю. Я посмотрю, - она снова улыбнулась. Виктор кивнул ей и посмотрел в пол перед собой. "Я сам во всем виноват. Я не признался ей. Уверен, этого бы не было, если бы я решился. Но если она захотела так, так и будет" - мысли Виктора пронзали голову громкими щелчками. Тут в палату снова зашла медсестра.
- Вот, я нашла конверт, но он без марок и без рисунка. Может...
- Пойдет, - посмотрел на девушку Виктор.
- Вы отправить хотели? Может, я схожу, куплю марок?
- Нет, я не собираюсь его отправлять. Мне нужно будет, чтобы это передали.
- А, ну хорошо, тогда вы подпишите где-нибудь, а мы уж кого-нибудь попросим.
- Угу, - парень кивнул и подсел ближе к тумбочке. Отложив один из листов и конверт в сторону, он стал что-то судорожно писать, часто отрывая ручку от листа. Медсестру немного смутили его движения, но она не придала этому значения. "Парень еще не до конца поправился, вот ему и сложно" - рассуждая не как медсестра, подумала она и вышла из палаты.
Дописав записку, Виктор аккуратно сложил ее, положил в конверт и принялся писать направление этого конверта. Он тяжело дышал, ведь за такое время отрыва отвык торопиться. Давление и температура поднимаются. Виктору становится жарко. "Я должен дописать это" - думает он и изо всех сил давит на ручку. Казалось, что ручка уже не пишет чернилами, а царапает бумагу, но черный след все еще был виден. Дописав последнее слово "просьба", Виктор выронил ручку из руки и быстро лег на кровать, продолжая тяжело дышать. Голова кружилась, цвета поплыли, очертания предметов стали двоиться, троиться. "Это усталость" - думал парень. "Сильная усталость. Но чувства реальны. Хочется спать. Но что будет, если я засну? Я погружусь в мир, в котором я всегда находился, будучи в спокойном состоянии. Спать" - с этими мыслями парень закрыл глаза и моментально заснул. Ведь сон - это единственное состояние, которое может украсить дряхлую серую жизнь человека.

Вечером Дакота пришла домой злая. Кинув в шкаф сумку, она поспешила на кухню в надежде найти что нибудь съестное себе и брату на ужин. Открыв холодильник, нашла там пару сырых отбивных, картошку. Закинув все это в духовку, Ди успела разбить пару стаканов в глубокой жажде и сушняке.
- Идиот, - ругалась на лаборанта девушка. - Мозгосос. Высосал из меня все хорошие мысли. И чего он добился? - продолжала злиться на Райли Дакота, стоя, подперев холодильник собою и, дрожащими руками, поднося к "горящему" виску холодный стакан. - Тоже мне, Ромео... - рыкнув, проговорила девушка.
Как только духовка пикнула от перегрева, домой пришел Дон. Он тоже был очень злой.
- Надоел, - бурчал он, снимая туфли. - На-до-ел... - зайдя на кухню и предварительно кинув на диван в зале портфель, подошел к сушилке и не обнаружил там ни одного стакана.
- Где еще два стакана? - растеряно и раздраженно спросил Дон.
- В мусорке, - как ни в чем не бывало ответила Ди. После ее слов Дон заглянул в мусорку.
- Могла бы и поаккуратнее быть, - так же раздраженно произнес парень.
- Давай, еще ты меня жить учи! - громко грубо ответила девушка.
- В каком смысле? - нахмурив брови, спросил Дон и подошел к сестре.
- Ни в каком, - ответила она, чуть толкнув брата в бок, с этакой просьбой отойти, и нагнулась за приготовленным. Еда дымилась, но пахла хорошо, да и, в принципе, на вкус получилась неплоха, как выяснилось.
- Ты мне ничего не хочешь рассказать? - спросил брат, не отходя от Ди и скрестив руки на груди.
- Не хочу.
- А по-моему есть что.
- Есть, но не хочу, - грубо ответила Дакота.
- Знаешь, - продолжил Дон, - если у тебя плохое настроение, это не значит, что его нужно и мне портить.
- Да? Это ты вообще-то пришел домой и сразу наехал на меня.
- Потому что и правда нужно быть аккуратнее. Деньги на деревьях не растут, так же как и стаканы, - грубо сказал Дон, сев за стол.
- Это единственный раз в моей жизни, когда я разбила стакан. А ты мне говоришь быть аккуратнее, как будто я их вечно бью.
- Если не будешь аккуратнее, вечно они и будут разбиваться.
- А знаешь что? Раз ты такой аккуратный - готовь себе сам, - грубо подытожила Ди, кинув полотенце и прихватку в сторону, и вышла из кухни.
Зайдя в свою комнату, девушка громко хлопнула дверью, и, упав на кровать и уткнувшись в подушку, заплакала. Всегда ссоры с братом ее очень огорчали. Их было не так много, но они травмировали обоих надолго. Ди сейчас плакала, уткнувшись в подушку, а у Дона полностью пропал аппетит. Он сидел за столом и смотрел в тарелку, зажав кисти рук между коленей.
- Не нужно было с ней так грубо, - прошептал себе Дон, посмотрев в пол вправо. - Она ведь и правда не каждый день разбивает стаканы. Да и, в принципе, они не так уж и дорого стоят. Она и так была чем-то расстроена, а я пришел и еще ей добавил. Нужно пойти, извиниться, - и он встал из-за стола и пошел в сторону комнат.
Ди продолжала плакать.
- Ну почему со мной все это происходит? Во всем всегда я виновата. "Я не сдала тест", "я не сдала тест", "я общаюсь с Виктором", "я не понимаю происходящего", "я разбила стаканы". Бла-бла-бла, - еле выдавливая из себя оставшуюся злость, подавленно бурчала девушка. Тут раздался слабый стук в ее дверь, и в комнату зашел Дон.
- Ди, прости меня, - он сел на кровать и погладил ее по спине. - Я домой злой пришел, и как-то все так сразу навалилось. Извини, - он лег на локтях, одной рукой приобняв сестру. - Пожалуйста, не плачь, я не хотел с тобой ссориться. Я был не прав, извини, - он прижался к сестре и поцеловал в плечо. Она подняла голову с подушки. Лицо было все красное от нехватки воздуха и от слез. Она уже не плакала, хотя тяжесть дыхания еще была сильной.
- Извини меня, - Дон сел на колени и приобнял, тоже уже севшую, сестру. Ди уткнулась лицом брату в плечо и всем телом прижалась к нему.
- Извини, - еще раз произнес Дон.
- Угу, - издала Ди монотонный звук и вдохнула мятно-одеколонный запах рубашки брата. Он же отвечал взаимностью сестре, дыша ароматом ее волос, пропитавшимися корицей, кориандром и ванилью. Им нравилось так сидеть, чувствовать родное тепло, такие родные запахи, напоминающие о том, кто все это породил. Кто приспособил их жить вместе, душа в душу, дышать ароматными травами даже во сне. Мама. Поистине Святая женщина для них. Им ее не хватало, но любовь друг к другу немного заглушала эту жажду, жажду прикосновений к таким нежным рукам, мягким волосам. Дону Ди всегда напоминала мать, а иногда ему казалось, что сестра даже ее ему заменяет.

Спокойно без приключений прошла эта ночь. Суббота. Как и ночь, утро и день тоже прошли обычно. И вот к вечеру Ди начала собираться к Виктору в больницу.
- Наконец-то, я смогу его увидеть, - ища, что надеть, пела девушка. - Пф, где же она? - спрашивала у себя Ди в поисках клетчатой голубой рубашки. - На балконе, - вспомнила Дакота и пошла на балкон, который начинался в кухне. Дон сидел на диване и читал какой-то журнал.
- Ты куда? - спросил он, не отрывая глаз от журнала, когда Ди вышла из кухни с рубашкой.
- К Виктору. Спустя столько дней я смогу его увидеть, - радостно пропела она. Тут зазвонил телефон.
- Возьми, это тебе, наверное, - улыбнулась девушка и пошла в комнату. Дон нажал на кнопку приема.
- Да, - ответил он, не отрываясь от журнала. - Что? - его глаза округлились, журнал выпал из руки. Парень побледнел и положил трубку, так и не ответив на ответ на его вопрос "что?". Дыхание участилось, так же как и сердцебиение и пульс. Тут в зал входит Ди, уже переодевшись.
- Кто звонил? - спросила она, посмотрев на брата. - Что случилось?
- Ты куда? - будто не слыша ее вопросов и забыв, что уже спрашивал.
- К Виктору, - как-то странно улыбнулась девушка. - Я же говорила. А что случилось то?
Дон открыл, было, рот, чтобы ответить, но у него, будто пропал голос. Он открывал и закрывал рот, но слов не было. И все же парень набрался сил и с такой необыкновенной резью во всем теле, чуть дыша, попытался ответить.
- Виктор... он... умер.

0

27

Глава 20.

Ди смотрела на брата, и ее голова не могла переработать в готовую информацию такое непривычное сочетание слов.
- Что? - так и не поняв того, что сказал брат.
- Ди...
Девушка посмотрела на брата с испугом.
- Нет... - она замотала головой.
- Ди...
- Нет, - сделав неуверенный шаг назад, снова прошептала она. Дон смотрел на сестру с неимоверной болью. Ему казалось, что сейчас он, взрослый человек, повидавший достаточно в своей жизни, обронит слезу. Соленую, горькую слезу, и не одну.
- Не может быть... - схватившись за голову, произнесла Ди. - Господи, я не верю, - и она, прыгнув в кеды, понеслась из дому по направлению в больницу.
- Ди! - крикнул ей вслед брат и побежал следом за ней, предварительно надев обувь.

Забежав в больницу, Ди увидела Стива. Он сидел у палаты Виктора, наклонившись вперед и обхватив голову руками. Ди не знала, чего сейчас хотела. Она хотела увидеть Виктора, удостовериться, что это была злая шутка. Стив увидел девушку и успел подняться, он понял, что сейчас она забежит в бывшую палату его друга.
- Ди, нет, не нужно, успокойся, - пытался остановить девушку парень.
- Стив, отпусти, я должна его увидеть.
- Его там нет, - пытался объяснить девушке блондин. Ди остановилась и, буквально, повисла на друге. Почти без сил она стояла перед ним, уткнувшись лицом ему в плечо, как прошлым вечером с братом. Друг приобнял ее и положил голову ей на плечо, поглаживая спину девушки, пытаясь ее успокоить.
- Стив, это не может быть правдой, - горько прошептала Ди, сжав на спине блондина рубашку. Он ей ничего не ответил, лишь чуть крепче обнял. Слезы полились из глаз девушки, и будто дали команду "давай" глазам Стива. По правой щеке парня скользнула слеза. В первый раз за последние десять лет Стив плакал. Он уткнулся в шею подруги и тяжело вздохнул, подхватив аромат ее волос, отдающих ванилью и чуть-чуть духами. Так они простояли долго, а Дон, сев на скамейку рядом с ними, тоже пустил слезу, но тут же ее смахнул. Всегда Дон был чувственным парнем. Он, конечно, не плакал, но после стольких лет без слез плакать ему не позволял мужской инстинкт, к его двадцати пяти годам очень хорошо развившийся. Так они втроем просидели в больнице до утра воскресенья, где потом их просто с горькими словами обнадежили.
- У него внутренний разрыв сердца, - грустно сообщила главный доктор.

Настал день похорон. Ди никогда еще не была на похоронах, и данное событие просто не давало ей спокойно дышать. Похороны проходили в церкви.
Девушка сидела в первом ряду по правую сторону от гроба. Впереди нее была высокая стойка. За ней висели красные ткани, во всем зале стояло множество паникадило, свечи горели не угасая. Ди сидела и смотрела на одну из свечей пустым взглядом, не моргая. Одной рукой сжимала вторую. В зале было очень мало человек, все только заходили. Тут рядом с Ди с одной стороны опустился брат и положил свою руку на ее, посмотрев сестре в глаза. С другой стороны рядом с Дакотой сел Стив. Он был не менее подавлен.
- Ты как? - еле шепча, спросил он. Девушка не ответила. Она продолжала слепо смотреть куда-то вперед. Стив вздохнул.
- Я тебя понимаю.. - чуть слышно прошептал он.
Вскоре все расселись, и началась прощальная церемония. За стойкой появился Святой отец, а по сторонам от стойки пара монашек. Они сложили руки вместе и опустили головы.
- Дети мои, - начал свою речь Святой отец Алан, - вы все, присутствующие в зале, прекрасно знали Виктора Крафта. Вы любили его, он был для вас частичкой вас. И он останется с вами.
По левую сторону от гроба в первом ряду сидели родители Виктора в обнимку. Мама парня, Ирена Крафт, рыдала в плечо своего мужа, отца Виктора, Седрика Крафта. Ди, посмотрев на них, стала дальше слушать речь Святого отца.
- Виктор оставил вам частичку себя, хорошие воспоминания, счастливые минуты. Все это останется с вами, и пусть теперь это будет навевать плохие воспоминания о сегодняшнем дне. Вы должны помнить, что пока вы помните и любите Виктора, он всегда рядом с вами. А теперь вы можете попрощаться с молодым человеком, - закончил Святой отец, и, дождавшись, пока кто-нибудь поднимется со своего места, чтобы попрощаться, достал из кармана своей накидки платок и вытер проступивший пот на лбу.
Первой поднялась мисс Крафт и подошла к гробу. Она что-то хотела сказать, но слезы снова полились из ее глаз. Она поцеловала "сына" в щеку и, уткнувшись в свои руки, побежала к мужу. Успокоив и усадив жену на место, мистер Крафт так же подошел к гробу и пригнулся к лицу "сына". Он что-то прошептал "ему" и сжал в своей руке его руку, буквально повисши на гробу. Когда он отошел, все родственники и друзья семьи встали в очередь и по одному или по несколько человек стали подходить и что-то горестно говорить Виктору. Когда все родственники прошли, к "другу" подошел Стив. Он долго переступал с ноги на ногу, сложив руки на бортик гроба и смотря на Виктора. Потом почти шепотом, но слышно, стал причитать.
- Я ведь думал, что с тобой все будет в порядке. Я знал о твоих проблемах со здоровьем, но не знал, что могу сделать. Я и сейчас не знаю, но считаю, что мог бы быть к тебе еще ближе. Надеюсь, там тебе больше понравится, чем здесь, с нами, - будто осуждающе произнес он дрожащим голосом. - И прости за такие грубые слова, я слишком расстроен. Лучше бы ты сейчас был рядом... душой, - были его последние слова.
Дальше подошел Дон.
- Виктор, мы с тобой были мало знакомы. Но тем не менее... Я всегда хотел, чтобы Ди была счастлива. Те моменты счастья, которые ты подарил ей... Для нее они были незабываемыми, и, боюсь, о тебе она будет помнить жарко и более чувственно, чем, даже, твои родители. Ты был хорошим человеком, и я верил тебе. Ты оставил Ди, ты оставил все. Но теперь ты свободен. Больше мне сказать нечего... - еле дыша, произнес Дон, помяв холодную руку Виктора в своей руке. Второй раз он ощущает эту руку, но чувство все равно уже не то.
Последней к гробу подошла Ди. Он стояла и смотрела на Виктора. Он будто спал. Такой красивый. Аккуратные губы, такие, кажется, любимые, уже никогда не коснуться с тем жаром губ Ди. Глаза. Пусть и закрыты, но девушка чувствует их синюю волну под вечным льдом. Кожа белая. Чуть отдает естественным оттенком.
Глаза Дакоты наполнились слезами. "Почему ты оставил меня?" - думала она, покусывая, раскрасневшиеся от прилива крови, губы.
- Я не могла все это время придти к тебе. У меня были большие проблемы. Но когда я вдруг избавилась от этих проблем... - по щеке скользнула слеза.
- Райли поцеловал меня. Это было больно. Не губы, не руки, ничего не болело, кроме сердца. Мне кажется, если бы ты это увидел... Ты бы никогда больше не посмотрел бы в мою сторону. И это правильно, - Ди тяжело вздохнула, немного всхлипнув. Две слезы поочередно скатились по светлым щекам девушки.
- Как бы я сейчас хотела, чтобы ты меня обнял. Чтобы ты увидел мои слезы. Я изменюсь. Я перестану охотиться за мечтой. И никогда ни с кем не останусь. Я умру в одиночестве, чтобы встретиться с тобой. И, надеюсь, ты меня простишь, - крупные горькие слезы побежали по ее щекам, и она коснулась лбом груди Виктора.
- Почему так? - громко спросила она, будто хотела, чтобы Виктор с небес услышал ее. - Почему ты бросил всех нас так рано?
Из последних сил и минут Ди просунула руку под подушку, чтобы приобнять Виктора в последний раз, и нащупала под подушкой что-то плоское и угольное. Он вытащила из под подушки это "что-то". В руке она держала конверт. Повертев конверт в руках, Ди увидела надпись в углу "Дакоте Риддл". Глаза Ди округлились. "Это почерк Виктора?" - удивилась она и без проблем вскрыла конверт. В нем оказалась записка. Ди развернула ее и принялась читать.
"Ди, ты молодец, что нашла конверт. Я рад, что все пошло по моему плану.
Когда я пришел в школу, я видел, как лаборант тебя поцеловал. Я не смог пережить такого удара. Прости меня за это. Мне было невыносимо больно. В сердце сразу что-то щелкнуло, и все.
Ди, я не хочу, чтобы ты плакала. Я знаю, что сейчас ты стоишь около гроба и плачешь, читая эту записку. ..."

В глазах Ди появился новый прилив слез, и она не смогла исполнить "просьбы" Виктора. Но она, пытаясь сдерживаться, продолжила читать.
"Не плачь. ..." - требовали слова в записке. "Возможно, ты помнишь, я иногда что-то писал на обрывках бумаги. Так вот, чтобы ты знала, я искал грамотное и понятное признание. Всю свою жизнь, как увидел тебя, я мечтал лишь о том, чтобы поскорее признаться тебе, но не мог. Боялся быть отвергнутым, ведь ты всегда была такая красивая, чувственная, и для меня отказ был бы просто концом света. И теперь, когда я чувствую, что слабею с каждой секундой, пишу это и понимаю, что на самом деле я слабохарактерный. Ведь теперь, когда я чувствую, что медленно умираю, могу признаться тебе, не боясь, что ты откажешь. Ди, я люблю тебя, и моей последней несбывшейся мечтой было бы наше с тобой общее счастье. Больше мне нечего написать, да и силы уже на исходе. Прости меня за все. За то, что я был так холоден при жизни, что ничего тебе не рассказывал. Я лишь не хотел, чтобы ты волновалась.
Я хочу, чтобы ты была счастлива. Я искренне надеюсь на твое счастье. И еще много раз могу повторить. Я люблю тебя, милая. И хотел бы быть с тобой. Прости меня."

Ди села на пол. Слезы лились из глаз водопадом, губы искривились в горькой улыбке. Она счастлива.
Ей не хватает Виктора, да и солнце светит прямо в глаз сбоку. Но оно ее не раздражает. Оно жжет глаз, но теперь его луч больше похож на руку. Теплая рука, такая родная. Ди поднимается на ноги и поворачивается к солнцу, и будто по какой-то команде тучи сходят со светила, и Ди всю покрывает солнечный свет. Он слепит, жжет и обнимает.
- Я тоже люблю тебя, Виктор - шепча, говорит девушка солнцу. - И не брошу свои слова на ветер.
Это конец.
Спасибо за прочтение.

Отредактировано Nika Sand (Среда, 27 октября, 2010г. 21:02:18)

0

28

прочла новую главу*
чтож мне нравится, но ваш рассказ, в отличии от красоты девушки, не идеален.Опять же наигранность и поразили слова:

Смотрел в глаз

.Ужасно звучит*
Ещё как-то пошловасто описан поцелуй, но в общем красиво.И вообще манера написания достаточна яркая, много эпитетов и сравнений*Мне это нравится* :)

0

29

MaryDreams
прочла новую главу*
чтож мне нравится, но ваш рассказ, в отличии от красоты девушки, не идеален.Опять же наигранность и поразили слова:
    Смотрел в глаз
.Ужасно звучит*

Я и не тянулась к тому, чтобы рассказ был идеальным. Именно в этом рассказе моей целью было описать сюжет в его настоящем "быстром полете". Ошибки есть, орфографические, грамматические, синтаксические и пунктуационные.

Ещё как-то пошловасто описан поцелуй, но в общем красиво.И вообще манера написания достаточна яркая, много эпитетов и сравнений*Мне это нравится*

Какие-то конкретные действия, типа поцелуев, и, того же самого полового акта, я описываю лишь так, как принято видеть изнутри, так сказать. Как это чувствую я, как хочу, чтобы чувствовали читатели. Конечно, пошловато, конкретно этим фрагментом я пыталась вызвать ревность к парню (Виктору) у моей подруги. Это личное, но, тем не менее, аллерген возможно было описать в рассказе.
И, к тому же, рассказ, в конце концов, не для детей написан, а исключительно для людей, достигших 15-16 лет, хотя бы (детьми я в данном случае называю тех, кто не попадает под категорию - ниже). Сюжет для перегнувших 14-тилетие.
Спасибо, мне приятно, что вам нравится мой стиль.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 7 ноября, 2010г. 15:52:52)

0


Вы здесь » `ID.fanfiction » Романтические истории » Вермилион


Создать форум © iboard.ws