`ID.fanfiction

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » `ID.fanfiction » Аниме сюжеты » Бумажная нить


Бумажная нить

Сообщений 1 страница 30 из 78

1

Название: Бумажная нить.
Автор: Nika Sand.
Бета: Nika Sand.
Жанр: экшн (action), ангст, гет, юмор, психология, романтика.
Рейтинг: PG-13.
Статус: закончен.
Варнинг: нецензурная лексика, ОЖП, ОМП, OOC, насилие.
Размещение: Где угодно, но только с разрешения автора, с данной произведению шапкой и оповещением его места размещения.
Сюжет: Эдди потеряла память вследствие странного случая. Когда она узнает, что как-то была связана с Пятым казекаге, ее мучают вопросы. Как она была связана с ним? Какого рода эта связь? Был ли вообще подобный союз? Как скрыть свои чувства к Гааре? И что, в конце концов, произошло с ней такого, о чем каге страны Ветра не может рассказать? На все эти вопросы Эдди приходится отвечать самой, без чьей-либо помощи.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 17 апреля, 2011г. 17:31:43)

0

2

Сезон I – Dead Memories
Сидя в темноте, я не могу забыть...
Даже сейчас я понимаю, что у меня больше не будет шанса...
Вот ещё одна история о горьких пилюлях Судьбы.
Я не могу вернуться назад, Я не могу вернуться назад...
Мы никогда не жили и больше не родимся...
Я не выживу, неся в сердце груз мертвых воспоминаний... (Slipknot)

Глава 1.

Девушка медленно открыла глаза. Первым ее взору предстал белый потолок. Она опустила глаза, и все вокруг поплыло. Зрачки танцуют, пытаясь зацепить что-то конкретное, но все идет кругом.
Откуда-то светит луна. Или, может быть, это солнце? Было бы солнце - было бы тепло, а здесь дубак такой.
Девушка открыла, было, рот, чтобы спросить, где она, но слов не было. Да и спрашивать, в принципе, тоже было не у кого. Девушка попыталась сесть в постели, и промучилась с этой целью минут десять. Все тело ломило, а руки не слушались. Такая слабость. Но только ей удалось сесть в постели, как на голову, будто что-то надавило. Посмотрев вверх, девушка ничего не обнаружила, кроме потолка.
"Потолок падает?" – с усмешкой подумала она, и тут боль пронзила ее голову. Еле подняв руки, девушка обхватила ими голову и чуть пригнулась. Закрыла глаза, ибо так было проще страдать (почему?). Тут дверь в палату резко открывается, и в бокс влетает парень в оранжевой куртке.
– Ты очнулась! – орет с порога и прыгает ей на кровать. – Как можно так долго спать? Я уже собирался возвращаться обратно в Коноху, как мне сказали, что ты заснула, выйдя из этой полукомы.
Девушка смотрела на парня и не понимала, о чем он говорит. Стало страшно. "Он меня знает? А я? Я его не знаю".
– Эй, ты че замерла то? Это ведь я, Наруто.
Ее глаза наполнились ужасом.
– Ты меня не узнаешь? – удивился парень, выпрямившись, сидя на кровати. Девушка не ответила, она просто смотрела на него и не понимала, что происходит.
– Нет... – Блондин обнадежено покачал головой. – Ты не могла потерять память... – Он смотрел на девушку, а она на него.

– Расскажи обо мне, – попросила девушка у блондина, когда смогла успокоиться.
– Ну, твое имя Эдди... – Смотрел в потолок. – Акимо Эдди. Ты живешь в Суне, в деревне Песка. Жила. Когда в Конохе был отборочный тур, ты вместе с Гаарой и его братом и сестрой прибыла в Коноху. Но потом, когда на Лист напали звуковики, а Гаара был ранен, вы отправились в сторону деревни Облаков, где тебя и обнаружили без сознания одну.
– Гаара... кто это?
– Ты не помнишь?
– Я ничего не помню, – ответила Эдди, намекнув на то, что Наруто жестоко тормозит.
– Я точно не знаю, как вы связаны. Но он – джинчурики Суны, откуда и ты прибыла. – О том, кто Гаара в своей сущности, Наруто решил промолчать. Девушка обнадежено вздохнула. Особо никакой информации блондин ей не представил. Тут дверь в палату открывается, и в него аккуратно заходит худощавая медсестра в коротком халате.
– Вам уже лучше? – мерзким визжащим голосом спросила она. Эдди поморщилась от противного звука.
– Лучше.
– Ну, хорошо, вам стоит у нас еще побыть около двух-трех недель.
– А поменьше нельзя? – вдруг влез Наруто.
– Не знаю, – растерянно произнесла медсестра, повернувшись. – Все вопросы к главному врачу.
– Ну, так позовите его сюда, – сказал блондин.
– Он занят, – гордо ответила медсестра, будто что-то имела против этого и вышла из палаты. Эдди и Наруто лишь переглянулись.

Так и прошло две недели. Наруто спал в палате Эдди в кресле, которое туда занесли специально для него, так как он наотрез отказывался покидать палату. Все две недели Узумаки рассказывал Эдди все, что знал о ней, чего было немного, поэтому часто разговоры о ней ее утомляли. Но после рассказа о девушке, Наруто рассказывал интересные и смешные случаи из своей жизни, что очень веселило Эдди. И вот так настал день выписки, который они не проследили. Наруто как всегда напоследок гладил свой соскучившийся по рамену живот и жаловался, что он уже полгода не ел рамена. Сначала ремонт Ичираку, потом тренировки перед туром не позволяли есть рамен, потом охота на звуковиков, а там уже и то, что в Облаках, где сейчас они находились, нет ни одного ресторана, где кормят раменом.
Легкий стук в дверь, и в палату входит на вид молодой, высокий доктор, гладко выбритый, с, до блеска, маслянисто черными вылизанными волосами (прим.: вспомните П.Фачинелли в образе д.Каллена из Сумерек). В руке у него планшетка с прикрепленными бумагами.
– Добрый день, я главврач Кадо Аса. Я следил за вашим состоянием весь месяц, и могу вам сообщить, что вы абсолютно здоровы на данный момент.
– Ура, – особо не ликуя, сказала Эдди и улыбнулась доктору.
– Будете выписываться? – спросил врач, взял ручку и приготовился что-то писать на своем листе на планшетке.
– Конечно, – более весело произнесла девушка.
– Хорошо, будьте здесь, я попрошу медсестру, чтобы она принесла вам ваши вещи.
– Спасибо, – ответила девушка, оставшись сидеть в постели.
– Всего доброго. – Доктор улыбнулся и вышел из палаты.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 17 апреля, 2011г. 17:32:06)

0

3

Глава 2.

Эдди выписали, и она с Наруто отправилась в Коноху. Узумаки решил, что Акимо должна жить рядом с ним. Она ему, безусловно, была симпатична, но как друг больше, чем как особа женского пола.
– Наруто, а меня точно примут в твоей деревне?
– Конечно, – весло ответил блондин, посмотрев на девушку. – Мы принимаем всех хороших людей. – Улыбнулся.
– Звучит странно, – с подозрением посмотрев на Наруто, ответила Акимо.
– Ну, как. Мы же не можем выгнать из деревни человека, который пришел с мирными целями. К тому же ты всем понравишься. – Снова улыбнулся.
– Ну, ладно, посмотрим, – ответила Эдди и посмотрела вперед.
Прошло два дня, и Наруто с Эдди пришли в Коноху. Вратари Изума и Котетсу поприветствовали девушку на входе и проводили взглядами, улыбаясь. Блондин повел Эдди к резиденции хокаге.

– Да, Эдди, конечно, ты сможешь жить в Конохе, это не запрещено, учитывая то, что ты потеряла память. К тому же, если ты вдруг решишь отбыть обратно в Суну – мы тебя не будем удерживать. Это твое дело.
– Да, – ответила Эдди, кивнув головой, чуть улыбнувшись.
– Ну, все, в принципе. Пока что у меня для вас заданий нет. А, и еще. Ты будешь жить в собственном доме. Он находится рядом с домом Наруто, вот чек. – Хокаге протянула девушке небольшую бумажку. – Обратишься по адресу на табличке около дома и покажешь им чек. Дом твой.
– Спасибо, – ответила Эдди и, повернувшись, направилась к двери. Наруто же не успел и повернуться, как Цунаде его остановила.
– Эдди, ты можешь подождать Наруто снаружи, у меня есть к нему недолгий разговор.
Девушка перевела на парня взгляд.
– Угу. – И вышла, закрыв за собою дверь. Узумаки повернулся к хокаге.
– Наруто, – продолжила Цунаде, – я хочу, чтобы ты не рассказывал Эдди о Гааре. Она сильная шиноби, и, думаю, будет лучше, если она останется у нас, нам как раз нужны такие, как она.
– Я и планировал ей не рассказывать. Но, вдруг, она сама как-то узнает о нем, или что-то вспомнит?
– Что ж, это будет ее выбор. Просто мы не должны рыть яму самим себе.
– Я понимаю.
– Ну, вот и молодец. Больше я тебя задерживать не намерена.
– Окей, бабуля Цунаде, я не подведу.
– Не называй меня так!
– Хы, хорошо. – Наруто улыбнулся, втянув шею в плечи. – До свидания.
– Угу. – Опустила глаза на бумаги. Наруто вышел из кабинета и спустился вниз. На улице его ждала Эдди.
– Что сказала хокаге?
– Она... эмм... попросила, чтобы я позже собрал всех для какой-то проверки. Но я сделаю вид будто забыл, – выкрутился парень. Эдди, конечно, ему не поверила, но не стала задавать лишних вопросов. Улыбнулась.

– Наруто, а не поздно ли будет потом обращаться по поводу дома?
– А, да, я совсем об этом забыл. Пойдем, надеюсь, мы еще успеем.
– "Надеюсь"? – переспросила девушка. – Наруто, мне не нравится то, как ты обходишь с вещами. Я понимаю, конечно, что тебе особого дела нет, где я буду спать. Но мне вот дело есть, веришь-нет.
– Ну, почему же все равно? Мне очень даже есть дело, где ты будешь спать.
Эдди покачала головой. Вскоре они дошли до дома. Он был просто огромным. Не смотря на то, что в нем был один этаж, второй, видимо, был своеобразным чердаком, и высокая фигурная крыша покрывала дом гигантской шапкой.
– Ого. – Эдди уставилась на дом. – Какой большой.
– Ага, – осмотрев здание, проговорил Наруто. – Мы не успеем, бежим. – И он потянул девушку за рукав.
Достаточно быстро переписали дом на Эдди, нагнав уже уходящего хозяина-феодала, и девушка спокойно заснула в своем новом доме.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:11:22)

0

4

Глава 3.

– Куда ты меня тащишь? – сонно спросила Эдди блондина, потирая глаза.
– Знакомиться со всеми, куда еще? – Наруто улыбнулся.
– Какой знакомиться? Я плохо выгляжу, я не выспалась.
– Норма-а-ально, – протянул парень.
Он притащил девушку на какую-то тренировочную площадку, но на ней никого не оказалось. Обычная тренировочная площадка, столбы, сетки, и никого.
– Где же они? – Наруто почесал затылок. Тут где-то в листве дерева зашелестело. Ну, конечно, дереву свойственно шелестеть, но ветра сейчас не было. К тому же другие деревья не переговаривались этаким способом между собой. Эдди прищурилась и всмотрелась в листву, но тут на Акимо вылетел кунай. Девушка повернула Наруто за шею к себе спиной, таким образом, спрятав его от куная, и давая ему обзор с другой стороны, а сама с легкостью перехватила кунай и бросила туда, откуда он и прилетел. Оружие скрылось в листве. Тишина. Ни один листочек не дрогнул. Тут появился новый кунай, но воткнулся перед Эдди в землю. Девушка уже, было, нагнулась за ним, смотря на место, откуда его запустили, как с дерева, бесшумно, спрыгнул длинноволосый парень с иссиня белыми глазами. Он показал Эдди ладонь, и она поднялась с корточек, не тронув кунай.
Показать ладонь – подобный жест означает любое подчинение, мирную обстановку, или же тот же самый упрек "не тронь".
– Извини.
– Да, ничего, – как-то отчужденно ответила девушка. Парень подошел и, нагнувшись. поднял кунай и сунул его в кобуру на ноге.
Еще когда он спустился с дерева, Акимо увидела у него на лбу повязку Листвы.
– Я Неджи, – представился парень и слабо улыбнулся.
– Эдди, – ответила девушка, смотря на повязку. – Рада знакомству.
– Я тоже, – произнес Неджи, уже отвлекшийся от новой знакомой. Он "обошел ее" и встал перед Наруто.
– Тебе не стыдно, тебя девушка защищает?
– Я не видел куная.
– Все с тобой ясно, – закатив глаза (или так просто показалось), ответил Неджи.
– Слушай, а где все? – Наруто осмотрелся.
– Мм... не знаю. Шикамару собирался придти, вроде, но я его сегодня не видел. Вроде, пару девчонок еще собирались. И Хината со своей командой.
– Хината? – переспросил Наруто. – Но, вы же вместе живете, почему вы не пришли вместе?
– Мы живем вместе, но не ходим. Это бывает очень редко. К тому же у меня до вас были дела.
– Не отвлекаем? – вдруг в разговор влезла Эдди.
– Нет. – Снова посмотрел на девушку, и только сейчас заметил ее глаза. Глубокие, зеленые. Холодные, но взгляд не такой. Взгляд немного растерянный, но уверенный. Но самое главное, парень уже видел эти глаза. – А, – продолжил, обращаясь к Акимо, – ты ведь была в нашей деревне на отборочном туре, так?
Девушка промолчала, так как не знала ответа.
– Да, – ответил за нее Наруто. Неджи немного замялся и посмотрел на блондина.
– Девушка не в силах ответить сама, что ты ей так уверенно помогаешь?
– Не в силах, – заступившись за друга, произнесла Эдди на столь грубый в адрес Наруто вопрос. – Я потеряла память, и, думаю, мне будет сложно ответить на какой-либо вопрос.
– Извини. – Брови парня изогнулись дугой от смущения.
– Да ничего. – Девушка улыбнулась. – Еще не один человек спросит.

Позже пришли остальные. Шикамару не очень впечатлил Эдди, но она поняла, что нужен другой подход, чтобы раскачать этого ленивца. С Хинатой девушка быстро подружилась, так же как и с Шино и с Кибой с Акамару. Потом пришла еще одна, Ино, как выяснилось. Она сразу начала рассказывать Эдди про какого-то Саске, закатывая глаза в экстазе от мыслей. Ино быстро наскучила Эдди своими рассказами, какой Саске красивый, смелый, умный, элегантный, прям настоящий "мальчик-мечта". Эдди сложно было поверить в слова блондинки.
Было такое чувство, что Эдди была с кем-то очень связана при жизни в памяти, с тем, о ком уже она слышала. Но с кем? Эдди не помнила, чтобы Наруто говорил что-то подобное.
С примерными мыслями Эдди глухо слушала Ино, не понимая, о чем она говорит, но тут блондинка резко заткнулась.
– Все, что ли? – спросила Эдди, поняв, что сейчас от этого "муси-пусечки" Саске у нее взорвется мозг. Влюбленный взгляд Ино был устремлен вперед. Эдди посмотрела в том же направлении, и, кажись, поняла, о ком говорила Ино. "Это Саске?" – подумалось Эдди, и она поморщилась. Иссиня "брюнетте", не настолько красив, как говорила Ино. Смел, умен – возможно. А еще горд. Видно, что слишком своенравен, любвеобилен к себе.
– Чем он увлекается? – спросила Эдди у блондинки, не отрывая глаз от Саске.
– Я же тебе уже говорила, – обиженно произнесла Ино, также смотря на парня. – Он хочет отомстить своему брату из акацуки, Итачи Учихе.
– Убийца ранга S?
– Да. Саске убьет брата за всю семью, и, наконец, успокоится.
– Удачи, – произнесла Эдди и улыбнулась. "Куда ему? Этот петух даже Наруто не уложит" .
– Он ведь такой краси-и-ивый, – мечтательно произнесла Ино.
– Ну не скажи, – почти шепотом ответила Эдди.
– Что? – Ужаснулась. – Как ты можешь? У тебя плохой вкус.
– Да прям.
– Да за ним все девчонки Конохи ходят.
– Допустим, не все.
– Ах да, Хината не ходит. Ее больше этот дурачок, Наруто вдохновляет.
– Да и не только Хината.
– А кто еще?
"Вот туповка..."
– Я, – спокойно ответила Эдди, несмотря на свои бурные эмоции. – Ино, я живу в вашей деревне.
– Я знаю. Но, как так получилось, что он тебе не нравится? Это не возможно.
Эдди обнадежено перевела взгляд на компанию парней, стоящих неподалеку. "Пойти с ними, что ли, постоять? Вон, рядом Хината, с ней и то интереснее".

– Саске, познакомься, это Эдди, – сказал Наруто, дернув, уже подошедшею к ним, девушку за руку. Руку сразу свело, и как-то быстро оказавшись перед брюнетом, девушка съежилась и посмотрела на парня. Он был выше ее, так же как и остальные. Но ей он определенно не нравился. "Как стремно" – подумала про себя Акимо и напряглась.
– Я Эдди.
– Саске, – равнодушно ответил парень, смотря девушке в глаза.
– Приятно познакомиться, – незаметно соврала Акимо.
– Угу, – кивнул Саске, не отрывая глаз от лица Эдди.
"Меня сейчас стошнит" – подумала девушка, посмотрев в его пустые черные глаза. "Вытащите меня кто-нибудь отсюда". Тут появилась Ино и оттолкнула Эдди от Учихи.
– Саске, что же ты даже не поздоровался? Я только сейчас заметила, что ты пришел.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:52:43)

0

5

Глава 4.

Так прошло три года. Эдди повзрослела, похорошела, влилась в коноховскую компанию, жизнь. Она стала частью деревни, такой же, как Наруто и другие. Со всеми подружилась.
Чтобы обеспечить девушке достаточное привыкание к деревне и обществу, хокаге не отправляла ее на задания вне деревни. Однажды Цунаде позвала к себе Наруто.
– Наруто, ты же еще общаешься с Эдди?
– Конечно, – удивился блондин вопросу хокаге.
– Чудно. Слушай, мне не хватает человека для одной миссии вне деревни.
– Мы можем, – засиял парень. – Я уверен, Эдди согласится.
– Не сомневаюсь, – ответила хокаге. – Миссия ранга С.
– Мы справимся.
– Я и в этом не сомневаюсь. Проблема в том, что миссия в Песках.
– Что?
– Да. Мне нужно, чтобы вы отправились в Суну.
– Но мы же можем потерять возможность вернуть Эдди обратно...
– Я понимаю, – огорченно ответила Цунаде. – Но иначе нельзя. Это задание очень важно.
– Хорошо, – отчужденно ответил Наруто. – А в чем, собственно, состоит миссия?
– Вы должны будете доставить казекаге послание от меня, а там выполнить несколько несложных миссий по его поручениям.
Парень вздохнул. Это рискованно. Ему не хотелось отпускать Эдди. А если она все вспомнит? Она останется в Суне, ведь там ее дом, настоящие друзья в памяти.
– Хорошо...
– Извини, Наруто. Но мне больше некого отправить.
– Ничего. Если Эдди и вспомнит что-то, то это будет ее выбором, остаться там или вернуться к нам.
– Молодец, поэт, – похвалила блондина хокаге, улыбнувшись. Чуть растянув губы в улыбке, Наруто ответил Цунаде взаимностью.

– Эдди, – обратился к девушке Наруто.
– М?
– Бабуля Цунаде отправляет нас на миссию.
– Ура, – спокойно ответила Акимо, улыбнувшись.
– Ага, – не особо радостно ответил Наруто. Девушка поднесла чашку к губам.
– А тебе не интересно, куда нас отправляют?
– Да, не особо. Главное, что отправляют. А это, разве, должно быть важно?
– Нет, ты права. Просто, думал, тебе будет интересно, – будто обидевшись, ответил блондин.
– Ну, давай, давай, похвастайся мне. – Толкнула друга в плечо плечом.
– Да не хвастаюсь я, – улыбнувшись, потер плечо блондин. – В Суну мы идем.
– В деревню Песка? – уточнила Акимо.
– Угу, – ответил парень, хлебнув чаю.
– Неплохо, – повернувшись к своей чашке, ответила девушка. – Развеюсь. Может, там хоть что-то вспомню, - она улыбнулась. – А, когда отправляемся?
– Завтра утром. Не рано?
– Не-ет, – улыбка не покидала лица Акимо. - В самый раз. Через день-два дойдем, думаю.
– А что делать будем – не интересно?
Девушка аж поперхнулась чаем.
- Ты издеваешься?
- Да уж. - Узумаки рассмеялся.

Наутро (на-утро!) друзья двинулись в путь. Проскакав по деревьям полдня, решили перекусить, ибо живот Наруто рычал похлеще льва. Разогрев на костре часть от всех запасов блондина, принялись обедать.
– Ты куда так много набрал? Считаешь, что в Суне нас не покормят? – спросила Эдди, уплетая рамен из ведрышка за обе щеки (доширак ага).
– А вдруг мы будем больше двух дней идти?
– А, да, если ты собираешься впредь так останавливаться да почаще – мы дойдем до Суны только по окончанию твоих запасов.
– А то! – Улыбнулся. Быстро доев, собрались идти, но тут Наруто приспичило.
– Зов природы! – Это все, что успела услышать Эдди, пока блондин не скрылся в кустах. "Все понятно" – подумала девушка и села около костра. Тут листья на всех деревьях зашумели и, как по команде, затихли. "М-да" – подумала Акимо, осмотревшись. Тут послышался свист воздуха. Девушка поняла, в чем дело, и успела отпрыгнуть. Скорость была невероятной. В то место, на котором она сидела секунду назад, воткнулся кунай с печатью бомбы. С той же огромной скоростью девушка подпрыгнула обратно к кунаю, перевернувшись через голову, и, схватив кунай, кинула в ту сторону, откуда он был запущен. В полете печать бомбы взорвалась, вызвав огромный клуб дыма с пылью, и оттуда вылетел новый кунай. Эдди сидела на пятой точке, и отпрыгнуть бы она не успела. Она схватила первый попавшийся камень и, отбив им летящее оружие, кинула в сторону запуска этот самый камень. В дыму и пыли раздался глухой удар и кто-то тут же вскрикнул. Голос был девчачий. Тут из кустов выбежал Наруто.
– В чем дело? – Подбежал. И тут из кустов снова вылетел кунай, но Эдди успела его перехватить, и, подскочив с оружием в руке, побежала в сторону "обидчика". Там до сих пор вился дым. Как только он стал рассеиваться, и стали видны очертания соперников, Акимо зачерпнула носком кроссовка земли с оседлой пылью и пнула зачерпнутым в сторону кунаеметателей.
– Мои глаза! – вскрикнул кто-то с более низким, чем другой, голосом. – Мои любимые глаза!
– Сейчас я тебе их повыкалываю, – шепотом угрожающе сказала Эдди и бросилась на обидчиков.
Нападение произошло настолько быстро, что нападающие ничего не успели сделать. Это и был один из козырей Эдди. Откуда она помнила о своем главном козыре, девушка не знала. Но это ей очень помогало.
Эдди осмотрела "пойманных на живца". Генины лет четырнадцати, мальчик и девочка. Мальчишку Эдди прижала к дереву, подставив ему генинский кунай к горлу, а девочку прижала к своему плечу, так же подставив к горлу кунай, но уже свой. Ребята были напуганы. У каждого на лбу был знак Скрытого Тумана.
– Что вам нужно? – спросила Акимо, нажав на кунаи на обоих генинах.
– Ничего нам не нужно от вас, – грубо ответил мальчик. – Нам тренироваться нужно.
– А что, уже со столбами не интересно? – сильнее нажав кунаями, спросила Эдди. Девчонка всхлипнула и стала ныть в голос, а по щеке скользнула слеза.
– Не реви, – грубо сказал ей парень. – Она нас не тронет.
– Считаешь? – Эдди оттолкнула от себя девчонку и налегла на мальчика, вытерев об штанину кунай и подставив уголок лезвия к самому его только начавшему развиваться кадыку, проведя вертикально.
– Сафи (ударение на "а"), что стоишь? Возьми кунай! – заорал мальчишка, почувствовав опасность. Но девчонка не двинулась, так как увидела позади себя высокого парня в оранжевой кофте.
– Дура! – крикнул ей мальчик и сглотнул.
– Боишься, – прошептала Эдди.
– Не боюсь, ты слабачка и не сможешь меня убить.
– Сможет, – влез в разговор Наруто. – Тебе лучше заткнуться и уйти отсюда.
– Уже бегу!
– Смотри, штаны не потеряй, – ответила Акимо и, взмахнув рукой с кунаем, обрезала половину рубашки мальчика и ремень вместе с куском брюк. Штаны упали, и он, вздохнув, покраснел.
– Иди домой, – убеждающим тоном сказал Наруто и покачал головой. Мальчик смотрел на Наруто, потом перевел взгляд на Эдди.
– Ладно, отпустите меня. – Опустил глаза. Девчонка пустила несколько слез, закрыв глаза кулачками.
– Все, уходите, – сказала Эдди и, отойдя от мальчишки, проследила за генинами. Туманник, натянув штаны и что-то бурча, направился в сторону девчонки и, грубо взяв ее за локоть и толкнув, пошел за ней.
– Нет, ты посмотри на него... – Акимо качнула головой. Мальчик съежился, не поворачиваясь, руганулся и пошел дальше. Наруто и Эдди переглянулись.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:27:08)

0

6

Глава 5.

Прошел еще день. С редкими остановками Эдди и Наруто все же дошли до Суны.
– Ну, скоро ты увидишь Гаару. Он уже почти два года как казекаге. К нему-то мы сейчас и отправляемся.
Эдди промолчала. Разве ей должно быть дело до того, кто ей будет давать указания? Не считая, конечно, того, что Наруто говорил, что с Гаарой Акимо была как-то связана. Но как? Они всего лишь вместе прибыли на отборочный тур. Эдди сомневалась, что с Гаарой она была связана лично. Иначе бы он уже вернулся за ней. Разве не так люди поступают?
– Эй, ты чего такая грустная? – спросил Наруто, посмотрев на девушку.
– Не грустная, задумалась просто.
– А. Пытаешься что нибудь вспомнить?
– Возможно.
Парень не ответил.
Вот и резиденция казекаге. Высокое собранное здание с округлой крышей под стать всем остальным домам деревни. Достаточно стильно.
Как только стали подниматься по лестнице, Эдди замедлилась. "А что я скажу казекаге? Он, наверняка, меня знал при моей памяти. "Я не помнила, откуда я, но притом, что мне рассказали, я не вернулась" – так что ли? Так не пойдет, это не нужный казекаге ответ. Но другой причины у меня нет" – взволновано размышляла Акимо, медленно ступая по ступеням.
– Эдди, давай быстрее. – Узумаки махнул рукой, добравшись до конца ступенек. – Ты чего затормозила то?
– Извини, – как ни в чем не бывало, ответила девушка и побежала по лестнице. Быстро добравшись до блондина, Акимо кивнула парню и пошла за ним. Наруто вел Эдди по длинному, плавно заворачивающему направо, коридору. Очень редко попадались двери, что стало раздражать Узумаки, а Эдди было все равно. Она как будто ожидала этого. Вскоре показалась большая черная дверь. Наруто остановился перед нею.
– Вот мы и пришли, – посмотрел он на девушку. – Идем?
Эдди странно посмотрела на парня. "Он так готовится, будто там что-то страшное" – размышляла она, не понимая поведения друга, но инстинктивно кивнула ему. Наруто чуть заметно улыбнулся и постучал. Спустя две-три секунды молчания за дверью раздалось тихое "войдите", и Наруто повернул ручку.

Наруто зашел внутрь первым, за ним и Эдди, закрыв за собой дверь. Девушка осмотрела кабинет. Полукруглый, теплые тона, мебель из темного дерева. Уютно.
За столом сидел рыжий парень в костюме казекаге и подписывал какие-то документы, подперев голову рукой.
– Гаара, мы прибыли, чтобы доставить тебе послание от бабули Цунаде, – весело проговорил Наруто.
– Наруто, – тихо начал казекаге, – ты должен с уважением относиться к должности каге.
– Да, извините, – продолжил блондин, закатив глаза. – Прошу меня простить, владыка казекаге, если я вас чем-то оскорбил или обидел...
– Я не о себе, – раздраженно ответил Гаара, положив ручку и подняв на блондина глаза. Наруто не ответил, лишь посмотрел в пол. Гаара вздохнул и покачал головой.
– Свиток, – сказал он спокойно, посмотрев на Узумаки, но тут перевел взгляд на Эдди. "Где я видел ее? – думал он, всматриваясь в знакомые черты. – Может, на экзамене?"
Наруто стал рыться в сумке. – Сейчас...
"На отборочном? – все никак не унимался Гаара. – Глаза... где же я их видел...?"
Эдди смотрела на Гаару и не могла понять, почему казекаге так смотрит на нее.
– Вот, – Наруто нашел свиток и подошел к столу.
"Эдди... – подумал без причины Гаара, переведя взгляд на Наруто, но тут резко снова на девушку. – Эдди?". Акимо смотрела на казекаге.
Ей понравились его глаза. Такие необычные. Глубокий взгляд. Высокий цвет. Чуть отдающие холодом, скучающие. В них можно было увидеть боль от одиночества, тоску. Хотелось смотреть в эти глаза вечно.
Гаара, все еще смотря на Эдди, поднялся из кресла. Девушку немного смутило его действие. Она сделала робкий шаг назад и сжала руку в кулак. Нет, это не было ни угрозой, ни попыткой самозащиты. Лишь давало уверенности.
Гаара не отрывал глаз от Эдди. Взгляд был полон льда и удивления. "Почему он так смотрит на меня?" – спросила себя Акимо, поджав губы. Гаара перевел вопросительный взгляд на Наруто.
– Да, Гаара, это Эдди...
Казекаге чуть прищурился и перевел спокойный взгляд на девушку.
– Только она ничего не помнит... – заключил Наруто, посмотрев в пол.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:27:55)

0

7

Глава 6.

Гаара откинулся на спинку кресла.
– Шиноби Молнии нашли ее без сознания около своей деревни, – сообщил Наруто, дождавшись, пока девушка выйдет из кабинета. Казекаге попросил ее выйти.
– А что с ней произошло, никто не знает, так? – утвердил Гаара.
– Да. – Узумаки опустил глаза. – Вы были как-то связаны? Между вами что-то было?
– Не важно, – отрезал каге, сев ровно. – Между нами ничего не было и не могло быть.
– Но...
– Нет, – повысив тон, посмотрев на Наруто, ответил Гаара. – Ты можешь идти.
– Хорошо, уйду. – Выставил вперед ладони. – Только нам сказали, что ты дашь нам какие-нибудь задания...
– Не сегодня, – опустив глаза, ответил казекаге. – Иди.
– Ладно, – спокойно ответил Наруто. – До встречи, - и вышел. Гаара вздохнул и закрыл лицо руками. Его сердце бешено ломилось наружу. Он был в незнании. В незнании того, что делать дальше.

– О чем вы говорили? – поинтересовалась Эдди, когда Наруто подошел к ней.
– О тебе. Он спросил, что с тобой случилось.
– И что ты ответил?
– Только то, что знал. То, как тебя нашли без сознания, и как никто понятия не имел, почему ты оказалась посреди леса в таком состоянии.
– Ясно, – произнесла с огорчением.
– Угу, – ответил Наруто, и слабо похлопал подругу по спине. – Все будет хорошо.
– Знаю, – девушка подняла на него глаза и улыбнулась. Узумаки ответил ей взаимностью.
Вскоре они нашли гостиницу, в которой были свободные номера рядом. Узумаки остался в своем номере, а Эдди взобралась на крышу одного из домов на краю деревни и остановилась на ней. Она хотела посмотреть на закат. Все говорят, что закат в Суне самый красивый.

Не успело светило и краем зайти за горизонт, как рядом с девушкой на крышу опустилась чужая тень.

Акимо обернулась, перед ней стоял казекаге, держа руки за спиной. Он смотрел на Эдди, но ничего не говорил. Не отрывая взгляда, он подошел к ней, встав с ней на одной линии, и перевел взгляд на солнце. Девушка смотрела на каге и не могла оторвать глаз. В лучах заходящего солнца его лицо было просто невероятно красивым. Округлые черты лица, аккуратные, чуть поджатые губы, задумчивый спокойный взгляд. Все это казалось каким-то знакомым. "Может, мы правда были знакомы при моей памяти" – подумала Акимо и перевела взгляд на солнце. Оно уже наполовину село. Время, оказывается, идет так быстро, когда смотришь и анализируешь что-то конкретное, например, чувство, или идею.
– Ты очень изменилась, – тихо сказал казекаге, и солнце последний раз окинуло его лицо своим лучом, отчего парень чуть поморщился.
– Возможно, – ответила девушка, опустив глаза. Ей было сложно понять чужие воспоминания о ней. – Казекаге-сама,..
– Гаара.
– Что, простите? – Эдди удивленно уставилась на молодого каге.
– Мое имя – Гаара. Называй меня так, – произнес, не отрывая взгляда от солнечной верхушки.
– Не могу, – она снова опустила глаза.
– Продолжай. – Решил смириться с ее "привычкой".
– Вы... то есть мы... мы были как-то связаны? Мне показалось, вы с крайним удивлением смотрели на меня днем.
– Это не важно, ты все равно ничего не помнишь, – отчужденно произнес парень.
– Вы не должны так спокойно и открыто говорить мне об этом. Вы понимаете, что я не виновата. В любом случае, я не осознаю своей вины. Проще сказать, я не помню...
– Именно, – нескромно ответил Гаара. – Ты не помнишь, а значит, и говорить нам об этом не нужно.
– Казекаге-сама, вы... вы ведь первый напомнили мне о потере памяти...
– И что? – грубо перебил девушку Гаара, повернувшись к ней. Она смотрела на него и не знала, что сказать. Ей было обидно, что он так груб к ней. Все ведь было хорошо.
– Казекаге-сама... я вас чем-то... раздражаю? – Эдди не успела договорить при парне. Он развернулся и ушел. Акимо чуть сжалась. Замерзла или же просто было очень обидно? Девушка сама не знала ответа на этот вопрос.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:33:25)

0

8

Глава 7.

Всю ночь Эдди смотрела в окно. На небе светился ровный месяц, и сотни, тысячи, миллионы и миллиарды звезд. Они так далеко, такие мелкие. Но если подобраться к ним ближе, маленькими они уже не покажутся.
Девушка, не моргая, смотрела на одну из звезд. Акимо показалось, что именно эта звезда была этой ночью ярче всех. Что-то манило наружу, из дома.
Наруто спал. Спал в своем номере детским ненавязчивым сном. И снился ему рамен, ведь после прихода в Суну он так и не поел.
Эдди вышла из номера, не одевшись, и побежала по коридору. Казалось, он никогда не закончится, хотя девушка бежала со своей необычной для людей скоростью. И вот показалась дверь в холл. Тусклый свет от настольной лампы освещал комнату наполовину, за стойкой сидел пожилой мужчина в очках и читал какую-то книгу. Это был сторож. Дневные вахтеры иногда нанимали на ночь сторожа, когда за день особо уставали. Сторожиле запрещено было кого-либо выпускать, а впускать только с пропусками.
Эдди, не останавливаясь около двери в холл, присев, бесшумно проскользнула под стойкой и выбежала на улицу. Побег удался девушке без труда, что очень ее обрадовало.
Акимо шла по деревне. Все уже спали, на улице никого не было. В некоторых домах еще горел свет, где-то потухал. Девушка шла по улицам. Как же ей хотелось все вспомнить. Как она была связана с казекаге? Может, она когда-то его оскорбила, иначе, почему он так груб с ней? "Хочу все вспомнить" – подумала Эдди и вздохнула.

Пару раз свернув направо, пройдя вперед, свернув налево, потом снова вперед и направо, девушка поняла, что заблудилась. "Я могу взобраться на крышу и осмотреться. Но тогда я разбужу тех, кто спит под этой крышей. Неужели, придется бродить по улицам, ища гостиницу?" – с этими мыслями Эдди побрела дальше, часто осматриваясь, в надежде не пропустить нужное ей здание. Так прошло около получаса, но Акимо так и не нашла свою гостиницу. К тому же она жутко замерзла, находясь в облачении прямой светло серой кофты с рукавами в три четверти и черных прямых бридж. Губы посинели, щеки и нос порозовели, в глазах от ветра застоялись слезы. Эдди медленно шла вдоль очереди домов, потирая руки. Дойдя до невысокого столба, девушка остановилась и дохнула в сложенные вместе ладони. Но вдруг она услышала, как сзади нее кто-то тяжело вздохнул. Она повернулась, но никого не увидела. Возможности не было. Фонарь освещал одну пятую часть всей улицы, и в трех метрах от девушки уже была невозможная темень. Эдди не знала, чего ожидать от незнакомца, которого она даже не видела. От холода и, промелькнувшего мимо девушки, страха колени задрожали. Еще раз дохнув в ладони, смотря в темноту, откуда ранее услышала вздох, думала, что стоит спросить, кто там, но этого делать не пришлось. Как будто услышав ее мысли, этот "незнакомец" медленно шагнул на свет. Это был Гаара. На нем уже не было костюма казекаге. Парень стоял перед Эдди в черных брюках и кофте.
– Пойдем, – тихо произнес, поманив за собою девушку. Акимо, недолго думая, робко шагнула к нему.

– Ночью гулять не безопасно, – спустя минут десять молчаливой ходьбы проговорил Гаара, смотря вперед. Эдди чуть слышно всхлипнула от холода, и застучала зубами. Парень перевел на нее взгляд:
– Да еще и раздетой, – тихо проговорил он, не сводя с Акимо взгляда. Она же в этот момент посмотрела на него и удивилась его взгляду. В свете далеких фонарей глаза были мрачны, холодны, но взгляд грел, хоть и был осуждающим, строгим. Гаара же в этот момент видел явно напуганные, замерзшие глаза, наполненные слезами. Потом он перевел взгляд на губы девушки. Такие опухшие от мороза и покусывания для разогрева, чуть отдают естественным цветом и чуть подмерзшим блеском. Сердце казекаге сжалось, и он, взяв девушку за предплечье, подтянул и прижал к себе, второй рукой обхватив ее спину. Эдди не ожидала такого действия, и растеряно смотрела вбок. Но, почувствовав щекой тепло, сама сильнее прижалась к груди парня и закрыла глаза.
Если бы сейчас они не стояли, Акимо бы уже заснула.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:33:54)

0

9

Глава 8.

Прошло от силы минут 15, а Эдди и Гаара все еще стояли посреди улицы в обнимку. Акимо поняла, что поступила неправильно, поддавшись подобному "искушению". Девушка понимала, что таким образом не согревают, что казекаге мог воспользоваться случаем. Набрав в легкие побольше воздуха, Эдди чуть отстранилась от Гаары, не смотря ему в глаза. Но парень не стал ее удерживать. Он спокойно убрал от Акимо руки и, повернувшись, пошел в ту сторону, куда они и шли первоначально. Сделав порядком до пятнадцати шагов, парень остановился и обернулся. Эдди все еще стояла на месте, потирая моментально замерзший локоть и смотря на Гаару.
– Ты идешь?
Эдди не знала, что ответить. "Иду" в этом случае звучало бы глупо, потому что она по своей воле остановилась. А возмущаться, как ей показалось, не стоило. Акимо, ничего не сказав, сделала неуверенный шаг вперед, потом второй, и третий. Дождавшись, пока девушка дойдет до него, Гаара пошел вперед.
"Почему он так себя ведет со мной? Что я ему сделала? – спрашивала себя Эдди, смотря в спину парню. – Может, он злится из-за того, что произошло вечером? Но я ведь ничего такого не сказала..."
– Эдди, – вдруг заговорил казекаге, не поворачиваясь. – Я хотел попросить прощения за то, что наговорил тебе сегодня вечером.
Акимо стало очень неудобно перед парнем.
– Вы не должны просить прощения, казекаге-сама. Вы ведь были правы.
– Снова ты меня так называешь. – Резко остановился и повернулся к девушке, повысив тон. – Я не в форме. Уже давно за полночь. Мой рабочий день закончился. Сейчас я такой же человек, как и ты, – он подошел к Эдди и грубо взял ее за локоть, чуть потянув на себя. – Неужели, мои просьбы так сложно выполнять? Или, мне уже начать приказывать называть меня по имени?
У девушки на глаза навернулись слезы. От боли в руке, от обиды, от холода. "Почему он меня так ненавидит?" – думала Акимо, испуганно смотря в глаза Гаары, пока это было возможно. Слезы в глазах загородили собою все вокруг, и тут расступились. Точнее, потекли по щекам, медленно уходя из глаз на "нет". Зрачки Гаары задрожали, он с какой-то тревогой посмотрел на Эдди. Отпустил руку Акимо.
– Не плачь, – проговорил тихо, спокойно, и сделал шаг назад. Эдди послушно попыталась успокоиться, стерев с щек мокрые дорожки.
– Извини... – Смял край своей рубашки в руке. – Я не знаю, что на меня нашло...
– Ничего. – Стерла новую слезу, неизвестно откуда взявшуюся. Стало очень стыдно, когда парень вдруг начал извиняться. – Я сама во всем виновата. Нужно было лучше себя вести при памяти.
Гаара удивленно посмотрел на девушку.
– В каком смысле?
Эдди замялась, испуганно посмотрев на казекаге, и утерев мокрые от слез щеки:
– Не важно. Не слушайте меня, я не хочу вас оскорблять... (и тут я инстинктивно сматекнулась >.>)
Гаара с непониманием смотрел на Акимо.
– Пойдем. – Не став возмущаться на счет этакой "тайны" от него, пошел вперед. Эдди направилась следом за ним.

Прошло около 20 минут, как они подошли к гостинице. Эдди не чувствовала ни рук, ни ног, ничего.
Подойдя к двери, она остановилась, повернулась к парню, и хотела, было, поблагодарить его за то, что проводил до гостиницы, как он взял ее за локоть, отвел от дверного проема и подтолкнул к стене. Эдди ничего не поняв, повернулась к казекаге, но он, положив руку ей на плечо, чуть прижал к стене и пригнулся, ибо был выше на полторы головы (хд расчленила уже).
– Слушай меня и ничего не говори. Мне очень жаль, что так все получилось. Что ты потеряла память, и что я не могу с этим смириться. Я не хотел делать тебе больно. Я хочу, чтобы ты все поняла и без моих объяснений.
Эдди кивнула. Что-то подсказало, что сейчас нужно согласиться с Гаарой. Парень кивнул в ответ, и, отпустив плечо девушки, выпрямился.
– Я не буду отправлять вас на задания. Отдыхайте, – сказал он и сделал шаг назад. – И зайди завтра с утра ко мне в кабинет.
Эдди снова кивнула, но теперь зная, на что. Гаара, чуть поджав губы в расстроенной улыбке, посмотрел на Эдди, потом влево, и прыгнул на крышу гостиницы, и исчез. Эдди еще минуты две стояла в ступоре, не понимая, что произошло. Потом, до конца не придя в себя, зашла в холл гостиницы и тихо прошла мимо спящего сторожа.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:34:45)

0

10

Глава 9.

Эдди открыла глаза. Солнце светило в правый глаз, а левый заслоняла оконная рама, но Эдди любила солнце. Всегда такое теплое, оно ей о чем-то напоминало. Но о чем? Она не знала.
Поднявшись, умывшись и одевшись, Эдди посмотрела на часы. 09:26. Странно, что Акимо спала так мало. Ведь вчера она вернулась за полночь, а то и позже.
Локоть болел. На нем после вчерашнего даже остался небольшой, чуть видный синяк. "За что он так со мной? – подумала девушка и потерла локоть. – Он попросил зайти к нему. – И она побрела из номера, по дороге заглянув к Наруто. Он все еще спал. – Боже, лег раньше меня, а еще не проснулся". – Улыбнулась и, закрыв в номер Узумаки дверь, направилась на выход. Поздоровавшись с вахтерами, девушка вышла и пошла в резиденцию. В свете лучей невозможно было заблудиться. Пройдя медленным шагом минут 10, Эдди вышла на резиденцию, поднялась по лестнице и пошла по коридору. Невероятно длинный, нескончаемый коридор. Наконец, заметив справа гигантскую черную дверь, девушка, как и прошлым днем Наруто, вздохнула и постучалась. Услышав знакомое "войдите", она повернула ручку.
Зайдя в кабинет, обратила внимание на крайне знакомого, но не узнаваемого ею, человека. Одет он был во все черное, лицо было расписано фиолетовым.
– Не верю, что это и правда ты. – Незнакомец поднялся с дивана и сделал шаг к девушке. Он был знаком Эдди, но она его в упор не помнила.
– Я слышал, что ты потеряла память, – сказал он и обошел вокруг Акимо. – Но это не страшно, ведь мы все равно рядом. – Парень улыбнулся как-то недобро.
– Канкуро, оставь нас. – Гаара убрал руку от лица. Но тот будто его не слышал, хотя это было невозможно.
– Давай, как-нибудь поужинаем вместе? – На этот раз улыбка была искренней, доброй, как показалось. Эдди растеряно пожала плечами.
– Ну что тебе стоит? Я оплачу ужин сам.
– Канкуро, я попросил нас оставить, – раздраженно сказал Гаара, сжав руку, лежащую на столе, в кулак.
– Ладно, – громко сказал "расписанный", резко повернувшись к казекаге. Потом он снова к девушке. – Ну, что, кукла, я жду тебя сегодня около семи в нашем ресторане. Не опаздывай. – И он, подмигнув, вышел из кабинета. Гаара вздохнул.
– Ты ведь его не помнишь, так?
Эдди обреченно покачала головой, опустив глаза.
– Я не сомневался, – нахально ответил казекаге. – Это мой брат, Канкуро. Будь осторожна рядом с ним.
Эдди кивнула и сделала шаг в сторону стола.
– Вы хотели о чем-то поговорить со мной?
Гаара поморщился. Ему жутко надоело, что Акимо обращается к нему на "вы", но возмущаться не стал. Боялся снова сделать что-то не то.
– Да. Думаю, тебе лучше будет присесть. – Он поднял глаза на девушку, а потом кинул взгляд на диван. Эдди, удивленно посмотрев на Гаару, сделала так, как сказал он: села на диван. Казекаге поднялся с кресла и вышел из-за стола, встав от Эдди в двух метрах.
– Вследствие того, что ты потеряла память, я решил рассказать тебе о себе то, что ты знала до амнезии.
Эдди сглотнула. "Неужели в жизни Гаары было что-то такое грандиозное?"
– Итак. Слушай и ничего не говори. – Вздохнул и посмотрел на солнце, потом перевел взгляд снова на девушку. – Я был убийцей вследствие того, что в меня еще до рождения был заточен однохвостый биджу Шукаку. До сих пор я являюсь джинчурики, но силой своей, управлением песком, не злоупотребляю. Возможно, Наруто рассказал тебе, что ты родилась и выросла в Суне?
Девушка кивнула, смотря парню в глаза.
– Мы с тобой росли, в буквальном смысле, вместе. Твои родители и весь твой клан были почетными людьми в нашей деревне. Но когда от твоего клана в Суне осталась только твоя семья, ты и твои родители, их отправили на задание, но, к великому сожалению, они не смогли вернуться.
У Эдди что-то щелкнуло внутри. Нет, она ничего не вспомнила, просто было очень больно слышать такое о своей семье.
– Это произошло, когда тебе было около девяти лет. – Снова посмотрел на солнце. – С тех пор мы общались чаще. Так вот. Я убивал. Мне не было покоя от того, что на меня постоянно нападали с целью убить из-за того, что я стал неудержим и слишком опасен. Я убивал всех без разбору – детей, сверстников, женщин, мужчин, пожилых людей. И я не мог остановиться. Я считал, что за душой демона и за мной следит моя мать, умершая при моем рождении. – Перевел взгляд на Эдди. – Меня никто не мог остановить, только ты. Я доверял только тебе. Ты, несомненно, была против убийств мною, и как-то я пообещал тебе не убивать людей по своей прихоти, и не смог сдержать обещания, но ты от меня не отвернулась. Я дорожил тобою и отгораживал тебя от всех опасностей, которые тебя подстерегали. Ты защищала мое право на жизнь перед моим отцом, который твердил тебе, что меня нужно убить. Но ты была против этого, что и останавливало его. Но потом я встретил Наруто, и он сказал мне, что жизнь – это нормальное явление, что в жизни можно делать все, что угодно, кроме убийства. Я изменился, но после этого еще раз нарушил обещание тебе. И больше я тебя тогда не видел, – замолчал, опустив глаза и начав шарить ими по полу, будто стараясь что-то найти. Эдди дышала ровно, но сердце колотило вовсю. "Он всю жизнь убивал. Ему ничего не стоит и меня убить. Мне страшно, – подумала Эдди, но тут посмотрела в опущенные глаза казекаге. – Он был ребенком без детства, его таким сделал его отец. Хочу верить, что так и было. Я ведь уже сотню раз успела пораздражать его, но он меня еще не убил, хотя мог. Значит, мне нечего бояться".
– Ты можешь меня бояться, – будто услышав мысли Акимо, тихо проговорил Гаара. – Но, я прошу не винить меня за то, что со мной происходило.
– Мне вас бояться нечего. – Эдди поднялась с дивана. – В любом случае, я верю вашим словам. Я хочу верить вам. – Девушка подошла к казекаге как можно близко и чуть прижалась к нему, смотря на него. Его глаза чуть округлились. Он смотрел на девушку, бегая от глаз до губ и обратно.
Он не знал, что ему делать. "Она верит каждому моему слову. Я не вру ей, но и не договариваю главного. Она так легко относится ко мне. А я с ней груб. Но, по другому нельзя, иначе, если она все вспомнит..".
Девушка приблизилась к лицу парня, и, робко взглянув в его глаза, чуть коснулась губами его губ. Сердце Гаары заколотило. Первый поцелуй, неожиданный. "Это нужно прекратить! – говорила Гордость Гаары. – Но это приятно" – отвечали Губы и Сердце. – Это то, что нужно, ведь... – Нет!" – снова заорала Гордость в голос Испугу. Гаара резко отстранился от девушки, и, сглотнув, посмотрел на нее и забегал глазами по кабинету.
– Тебе нужно уйти... – тихо проговорил он, растерянно посмотрев на нее. – Это неправильно, уходи...
Эдди впала в ступор. В первый раз в шоке он, а не она. "Наверное, слишком поторопилась" – подумала и, раскрасневшись, выбежала из кабинета.
Гаара, держась за стол, медленно дошел до кресла и рухнул в него. Он обхватил голову руками, и его бросило в жар. "Зачем я остановился? – думал он. – Она была ведь так близко... А если она все вспомнит с этим? Ведь бывают такие случаи. Это слишком сложно для меня".

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:35:25)

0

11

Глава 10.

Эдди зашла в свой номер и упала на кровать. Захотелось сразу обнять кого-нибудь, вспомнила ту ночь, когда она заблудилась в деревне, и Гаара сам обнял ее. Снова захотелось оказаться рядом с ним, но не целовать. Захотелось обнять его, чтобы он прижал ее к себе. Но, это уже невозможно. Он выгнал Эдди из своего кабинета за беспардонное поведение. И правильно. Что уж, нужно возвращаться в Коноху, пока он ее не убил за это. С подобными мыслями Эдди решила отправиться в Лист на следующее утро. "А пока нужно поспать, – стерев проступившую от жалости к себе слезу, подумала Эдди. – Вечером в ресторан. Интересно, чего этот Канкуро хочет от меня?" – И она заснула.
Проснувшись через часа два, Эдди начала собираться. Приведя себя в порядок, девушка отправилась в ресторан. Был он по пути между гостиницей и резиденцией. Увидев впереди над домами верхушку крыши резиденции, Эдди погладила себя по руке, пытаясь прогнать незваные мурашки, и тут прямо перед ней появился Канкуро. Сейчас он, казалось, стал еще выше. "Зачем подошел так близко?" – Эдди поморщилась и попыталась выдавить ложную улыбку.
– Привет. – Разукрашенный улыбнулся и взял девушку за больной локоть. – Пойдем скорее. – И он затащил ее в ресторан.
В помещении играла мягкая приятная музыка, свет исходил от парочки ламп и свечей. Обстановка, несомненно, романтическая, но Эдди не рассчитывала на такую. Усадив даму, Канкуро сам сел перед ней и попросил у пробежавшего мимо официанта меню.
– Что ты будешь? – спросил Канкуро, посмотрев на Акимо с интересом.
– Даже не знаю, – ответила она, увидев, что цены блюд совсем недетские. Канкуро облизнул уголки губ и улыбнулся.
– Заказывай все, что хочешь.
– Но.., – Эдди хотела, было, уже возразить, но парень странно улыбнулся.
– Я оплачу, – спокойно сказал он и посмотрел в свое меню.
– Вы готовы сделать заказ? – К столику подошел официант. Так как Эдди так и не смогла ничего выбрать, Канкуро сам сделал заказ.
– Ты очень изменилась, тебе говорили это? – Парень улыбнулся, чуть налегши на стол.
– Говорили, – четко ответила Акимо, посмотрев на него. С этими словами она зажала ладони между коленок.
– Да. – Канкуро откинулся на спинку стула. – Красивая очень стала.
– Спасибо, – проговорила отчужденно, чуть покраснев. Канкуро успел заметить это и довольно улыбнулся.

Вскоре принесли заказ, и молодые люди принялись за еду.
– Ты пьешь? – спросил Канкуро, оторвав глаза от тарелки.
– Нет. – Эдди покачала головой.
– Ну что же, может, выпьем немного?
– Нет, спасибо.
– Почему? Давай. Немного же.
– Я не пью.
– Я понял. Но все же. Пожалуйста.
– Нет. – Эдди поняла, что скоро сдастся.
– Ну... за знакомство. Раз уж ты меня не помнишь... пожа-а-алуйста. – Канкуро сделал невинные глазки и как-то мило улыбнулся. Эдди смотрела на него и, как показалось, немного поморщилась. "Соглашаться или нет? Я ведь еще ни разу не пила, а вдруг меня сразу унесет? Что я тогда делать буду?"
– Ну... Я не знаю...
– Я серьезно. – Канкуро выпрямился. – Что тебе стоит? Мы ведь выпьем совсем немного.
– Хорошо. – Эдди вздохнула, опустив глаза. Парень улыбнулся. "Это было сложно". – Поднял руку, показывая, что у него есть заказ. Моментально к ужинающим подошел официант.
– Желаете что-нибудь заказать?
– Рисовое вино, пожалуйста. – Парень улыбнулся.
– Сакэ? Не слишком ли крепко?
– Ну, мы же немного, – ответил он Акимо и кивнул официанту. Кивок – признак того, что заказ сделан.

Вот и сакэ. Канкуро разлил по маленьким сакадзуки чудо-напиток (хд).
– Неплохо, – сказала Эдди, поставив уже пустую сакадзуки на стол.
– Быстро ты. – Парень потянулся за бутыльком. Эдди не стала отказываться от средней. Выпив еще одну, девушку стало медленно пропирать. Канкуро спокойно налил ей еще одну среднюю. Опустошив и ее, Эдди стала медленно краснеть. Градусы не шутят своим количеством! Канкуро улыбался Акимо и наливал ей сакэ, пока оно не кончилось. У Канкуро тоже появился некий румянец, но желания пить у него больше не было, в отличие от девушки.
– Ну? Это все что ли? – расшатано спросила Эдди, косо посмотрев в большую сакадзуки. – Наливаешь? Или хватит? – с пьяной усмешкой спросила она, чуть не скатившись со стула на пол.
– Наливаю, наливаю, – рассмеялся парень, вылив в чашку остатки вина.
– Ой, как ма-а-ало. – Эдди посмотрела в сакадзуки, чуть не вылив сакэ на себя, и залпом влила в себя напиток. Шумно поставив чашку на стол, она сложила локти вместе и осмотрела содержимое тарелок.
– Что-то мне уже не круто здесь сидеть, – пьяно сказала она. Канкуро буквально споил ее.
– Пойдем, пройдемся? – предложил Канкуро и пожалел. "Я не видел еще, как она передвигается. Кабы на меня не подумали чего". Но Эдди не умела читать мыслей, а если бы и имела такую способность, то сейчас бы не смогла ничего понять, ибо ее унесло "в хлам".
– Хех, я еще и ходить умею, – сделала для себя открытие девушка, улыбаясь во все 32 зуба в темноту. На улице и правда было уже темно, да и поздно, в принципе. Люди спешили домой, потому что начался дождь.
В Суне, да и вообще в стране Ветра, дождь – это грандиозное событие, так сказать. Дождь очень редко идет в Суне. Люди не очень страдают по этому поводу, но впадают в неописуемую радость, когда он начинается. Хотя, ни одна страна не позавидует Ветру, ибо их дожди, из-за сухого климата, настоящие дикари. Идут не больше часа, но зато как идут!
– До-о-ождь, – на всю улицу завопила Эдди, подняв руки к небу. Хотя, эту черную глыбу нельзя было назвать небом. – Знаю, что редкость, – весело проговорила она, посмотрев на Канкуро, пошатнулась, икнув, и захохотала.
– Мда. – Парень обреченно посмотрел на уже промокшую девушку из здания. – Может, протрезвеет немного под дождем. Мне нужно, чтобы она хоть что-то понимала.
– М? – Услышав слово "протрезвеет", Эдди повернулась к Канкуро. – Я трезвая. – Указала на себя. – Не надо "ля-ля".
– Да, да, трезвая. – Канкуро вышел из под навеса ресторана, и, втянув шею в плечи во избежание попадания ледяной воды за шиворот, взял девушку за больной локоть и потащил в право.
– Отпусти, мне больно, – растянуто проговорила Эдди, чуть застонав от боли в руке и попытавшись освободиться.
– Как же, – нагло проговорил Канкуро, не отпустив. – Ты бухая, куда там.
– Да говорю тебе, мне больно, – свободной рукой указав на себя, будто обидевшись, сказала Акимо.
– Потерпишь, – усмехнувшись, проговорил Канкуро.
– Да как ты с девушкой обращаешься, олень?! – крикнула Эдди, дернув на себя парня и ударив его рукой по лицу. На пощечину это было мало похоже, но все же что-то в этом было. Разукрашенный уставился на Эдди, боль медленно протекала по всей левой части лица, хотя Акимо задела только половину щеки. Канкуро, дернув девушку в сторону, затащил ее между домов, где здания треугольником смещались к концу, создавая треугольный тупик. Толкнув Эдди к стене, Канкуро прижался к ней. Девушка больно ударилась затылком, отчего и протрезвела окончательно. Канкуро, будучи выше Акимо, чуть пригнулся, интуитивно прижимая ее к стене нижней частью туловища, отчего Эдди всю перекосило. "Так он меня специально спаивал?" – промелькнуло у нее в голове, но она почувствовала горячее дыхание парня у себя на шее.
– За оленя ты, конечно, мне еще ответишь, – прошептал он и стал расстегивать пуговицы на рубашке Эдди. Она испугалась и стала судорожно пытаться прикрыть шею и грудную клетку выше самой груди. Но парень оказался сильнее, что не было странным, и он, сжав обе руки Акимо одной рукой вместе, отвел их себе за голову, а второй стал расстегивать рубашку дальше.
– Не нужно. – Эдди закрыла глаза и стала мотать головой из стороны в сторону, чуть сжалась, но Канкуро это не остановило. Он, казалось, уже начал тереться своей "нижней частью тела" об бедро Эдди, что стало ей крайне неприятно. Расстегнув рубашку Эдди и даже (!) не посмотрев на грудь, пусть и в лифчике, Канкуро полностью прижался к девушке и стал целовать в шею, между этим, шепча.
– Нам же хорошо вместе...
– Нет.., – страдальчески произнесла Эдди, попробовав высвободиться от него, но не смогла. "Умереть легче, – подумала она и, от нового чувства прикосновения его "паха" к своему бедру, пустила слезу. Было страшно, но Эдди не знала, от чего плачет. – Обида? Страх? А может, злость? Господи, помоги мне..."
– Отпусти ее, – пронзил мысли девушки строгий знакомый голос.
– Не мешай, – грубо ответил Канкуро брату.
– Я повторять не буду, – громче и злее сказал Гаара.
– Я тоже повторять не буду, – ответил кукольник, кем и являлся, и снова коснулся шеи девушки.
– Напросился же, – усмехнувшись, проговорил казекаге, и песок буквально отфутболил ранее разукрашенного от Эдди. Ноги задрожали, мурашки пошли по коже, но, не растерявшись, из последних сил, девушка начала пытаться застегнуть на рубашке пуговицы, но пальцы заплетались. Она тяжело дышала. Знать не хотела, что сейчас будет.
Гаара подошел к ней и прижал дрожащую Акимо к себе. Эдди снова почувствовала тепло его тела, и как защипало глаза от набегающих слез, но девушка не заплакала. Простояв так минуты две-три, она решила посмотреть, что случилось во время атаки с Канкуро. Она повернула голову и снова вжалась лицом в грудь Гаары. Лицо Канкуро было разбито, лужа крови, отпечаток на стене, но парень жив.
– Пойдем, – сказал Гаара, бросив последний взгляд на брата и, не отпуская от себя Эдди, повернулся и шагнул в сторону выхода из тупика, но ноги девушки подкосило, и она чуть не упала, от тяжести и не понимая своих движений вздохнула. Гаара сразу понял, что Эдди хлебнула лишнего. Тяжело вздохнув, парень чуть пригнулся и взял Акимо на руки. Ничего не поняв, и боясь смотреть в глаза казекаге, девушка вжалась в его накидку лицом, таким образом дав ему возможность донести ее до гостиницы в удобном ему ее положении (сидя, короче. Не умею я объяснять ><).

Эдди не заметила, как оказалась около самого своего номера. Гаара опустил ее на ровную поверхность, не отпуская от себя ни на шаг. Прочувствовав под ногами пол, Эдди чуть пошатнулась. Гаара смотрел на нее, а она боялась поднять на него свои глаза. Тогда парень чуть пригнулся и, не грубо взяв ее за скулы, повернул на себя. Глаза девушки сверкали как фары, не смотря на то, что она уже, в принципе, полностью отрезвела.
– Я же сказал, быть с ним осторожнее, – строго произнес он, держа одной рукой Эдди за скулы, другой за плечо.
– Я не смогла, – как можно тише, сказала Акимо обиженным голосом, неважно показав, что рука казекаге причиняет ее лицу превеликое неудобство. Гаара снова вздохнул, смотря на беспорядочно дрожащие зрачки девушки.
– Бесстыжие глаза, – пытаясь пошутить, проговорил каге, так же попытаясь выдавить улыбку. Эдди посмотрела на парня с каким-то левым пониманием, и, встав ровно, дала понять ему, что способна стоять и без его помощи. От лица девушки свою руку он убрал, но вторую на плече оставил.
– Казекаге-сама, пока я окончательно не, – сделала паузу, издав звук "а", будто забыв, что хотела сказать, и чуть качнувшись назад вперед, – пока не протрезвела окончательно, хочу попросить у вас прощения за то, что сделала сегодня утром. Я не знаю, что на меня нашло. Видимо, ваш рассказ меня очень впечатлил.
Гаара чуть прищурился, но не с целью что-то рассмотреть. Его губы чуть дрогнули, показывая уже другое выражение лица. Что конкретно это выражение означает, очень сложно сказать, скорее всего, какое-то спокойствие, понимание чего-то важного, будто человек готов не заметить чего-то. Тут же на лице появилась уже не притворная и не специально вызванная улыбка, слабая, ненавязчивая, но достаточно милая.
– Возможно, и так, – сказал он. Эдди сглотнула, и облизнула высохшие губы, что заставило казекаге посмотреть на них. "Слабею. Смотрю и слабею" – думал он, переводя взгляд на глаза. Эдди снова сглотнула, смотря на казекаге в ответ, и чуть качнув головой вперед, ее голова сейчас была тяжелее самой девушки в целом, по крайней мере, так казалось. "Ой-ой-ой-ой-ой, – думала Эдди, смотря в глаза казекаге, потом на его губы. – Хочу, – думала она своим пьяным мозгом. – Но, что он скажет? Он меня прибьет за это".
"Поцелует или нет? – с усмешкой для себя думал Гаара. – Не поцелует, боится".
– Отоспись, – тихо сказал он и выпрямился. Эдди глупо закивала головой. Казекаге покачал головой из стороны в сторону и повернулся и направился на выход. Но тут Эдди осенило.
– Казекаге-сама...
Он обернулся и посмотрел на нее. Эдди начала мять кулак во второй руке.
– Мы завтра с Наруто отправляемся в Коноху.
– Хорошо, – спокойно ответил Гаара. – Перед самым уходом зайдите ко мне. – И, развернувшись, пошел на выход.
"Даже не остановил" – подумала Акимо и, чуть пошатываясь, открыла дверь и завалилась внутрь.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:53:11)

0

12

Глава 11.

Утром Эдди проснулась в достаточно таки хорошем настроении. Только она успела одеться, как в номер вламывается Наруто.
– Ну, когда мы идем?
– Я уже почти собралась, – сказала Эдди и пошла умываться. Еще вчерашним вечером она оповестила Узумаки об их уходе, так как Наруто было все равно, когда возвращаться в Коноху.
Когда Эдди умылась, они поели и, сдав номера на вахту, направились в резиденцию. Девушке показалось, что ходьба по коридору резиденции заняла у них необычно много времени, по сравнению с тем, сколько занимала раньше. И вот здоровая темная дверь.
– Войдите, – раздалось за нею после стука, и Узумаки повернул ручку.
– Гаара, мы отправляемся в Коноху, – сообщил Наруто казекаге.
– Я знаю. – Поднял на блондина глаза.
– Ну, вот и хорошо. – Узумаки улыбнулся, что было очень не в тему.
– Ну да. – Откинулся на спинку кресла и посмотрел на Эдди. – Я бы хотел, чтобы вы в скором времени вернулись.
– Да, – ответила Акимо, спустя секунду раздумий. – Мы попросим миссию в ближайшую к вам деревню.
Гаара продолжал смотреть на девушку. "Я хочу, чтобы она все вспомнила. И мне все равно, что она вспомнит самое главное. Хочу, чтобы все было как прежде" – думал Гаара, смотря в зеленые глаза.
– Да, – вдруг вспомнил он и пододвинулся к столу. – Еще возьмите этот свиток и передайте вашей каге. Она должна прочесть его без посторонних лиц.
– Хорошо. – Наруто потянулся за свитком. – Я так понимаю, нам читать не разрешено?
– Правильно понимаешь. – Гаара отдернул свиток, смотря Узумаки в глаза, и снова протянул ему.
– Без проблем, – проговорил Наруто, сунув свиток в сумку. – В любом случае Эдди проконтролирует, чтобы я его не прочел. – Улыбнулся. Гаара на это не ответил, лишь посмотрел на блондина из подо лба, отчего Наруто стало не по себе.
– Ну, мы пойдем, – сказал Узумаки, указав большим пальцем на дверь. Гаара кивнул и кинул последний взгляд на Эдди. Она же в ответ смотрела на него, и ей не хотелось уходить. Но так надо, к тому же раз уже собрались и сдали номера в гостинице. Эдди до последнего момента смотрела на казекаге и отвернулась только тогда, когда Наруто пропустил ее вперед себя на выход из кабинета. Как только дверь закрылась за Узумаки, Гаара поднялся из кресла и подошел к окну, устремив свой взгляд вниз. Спустя минуты две-три из резиденции вышли нынешние коноховцы, но тут им на встречу появился Канкуро с переклеенным пластырями лицом. Гаара смотрел на брата с некой ненавистью, но разговора не слышал.
– Канкуро, что с твоим лицом? – спросил Наруто, ткнув пальцем в заклеенную щеку суновца.
– Отстань, – поморщившись рявкнул он и, отклеив пару пластырей с щек, повернулся к Эдди. Смотрел на нее с какой-то злостью, будто она виновата в том, что произошло прошлым вечером. В глазах Эдди присутствовал страх перед парнем, хотя понимала, что в любом случае Наруто поможет ей.
– Я извиниться должен, так? – спросил суновец, поморщившись, отчего на полосе пластыря на переносице появилась складка. – Но я не буду, потому что я ничего не сделал.
– За что извиниться? – влез в этакий получившийся монолог Наруто, уставившись сначала на Канкуро, потом переведя взгляд на Эдди.
– Отстань, сказал, – огрызнулся кукольник. Наруто послушно отошел от него.
– Ты считаешь, что тебе очень повезло вчера, но ты ошибаешься.
– Это только твои желания, – огрызнулась в ответ парню девушка.
– Посмотрим, – сказал Канкуро, увидев, что Гаара смотрит в окно. – Удачи. – И прошел мимо, зайдя позже в резиденцию. А Наруто с Эдди направились к воротам деревни.

– О чем он говорил? – поинтересовался Узумаки, когда коноховцы почти подошли к вратам.
– Не важно, – томно ответила Акимо, посмотрев на блондина, чуть улыбнувшись. – Ничего серьезного.
Наруто кивнул.

– Стоять, – сказал Гаара, резко повернувшись к брату, который забежал в кабинет казекаге, взял какой-то документ со стола и быстро направился на выход.
– Что тебе нужно от меня? Это документ для старейшин. Я его вчера днем забрать должен был, – грубо ответил Канкуро.
– Мне все равно, зачем ты пришел.
– Тогда чего...
– Заткнись, – грубо выразился казекаге, смотря на брата исподлобья. Канкуро впал в ступор. За последние года четыре Гаара себя так не вел.
– Ты че, лыжи потерял?
– Нет, брат, лыжи ты потерял.
– Я не понимаю, с какого ты на меня наезжаешь? Она не твоя собственность...
– Она никогда не была к тебе ближе, чем ко мне. И когда она потеряла память, ты решил этим воспользоваться. Ты считаешь, что это тебе сойдет с рук?
– Ты мне угрожаешь? – растеряно спросил Канкуро. Гаара зло смотрел на брата, и кукольнику стало страшно.
– Если ты не оставишь ее в покое, я тебя убью.
– Прикажешь мне остаться на всю жизнь одному?
– Никогда она тебе не нравилась. – Гаара не отходил от главной темы. – И вот, когда она повзрослела, похорошела, ты решил воспользоваться случаем и споил ее. – Каге посмотрел в сторону.
– Гаара, на то и меняются вкусы...
– Проваливай.
– Слушай, ты разберись уже в себе...
– Повторять не буду! – громко сказал Гаара и поднял на брата глаза. Канкуро не на шутку испугался и выскочил из кабинета. Казекаге тяжело вздохнул.

Через два дня Эдди и Наруто дошли до Конохи без приключений. Сразу направились к Цунаде.
– Бабуля Цунаде, мы вернулись, – весело пропел Наруто, вскинув руки.
– Наруто, не называй меня так! – заорала на парня хокаге, сломав при этом ручку.
– Извините, – спрятавшись за Эдди, проговорил Наруто. Акимо рассмеялась.
– Цунаде-сама, казекаге-сама попросил передать вам этот свиток. – Девушка протянула свиток хокаге, прежде достав его из сумки друга. – И сказал, что вы должны его прочесть без посторонних глаз.
– Что за глупости, – возразила Цунаде, разворачивая свиток. – У меня нет секретов от моих людей. – С этим развернула свиток и пробежалась глазами по его содержимому, но тут резко его свернула обратно. – Да, его лучше читать без посторонних глаз.
– Что-то серьезное? – поинтересовалась Эдди, сжав руку в кулак.
– Мм... не настолько серьезное, как ты думаешь. Это личное, не беспокойся.
Эдди вздохнула, но тут же напряглась. "Личное? В каком смысле? Это личное-личное или личное? Ну, то есть... Я ревную? Это так называется? Ну, нет. Вряд ли. А что если..? Не-ет. – Акимо улыбнулась себе, но тут же перестала притворяться. – Но, как так?"
– Что-то случилось? – Цунаде посмотрела на Эдди, у которой в этот момент было какое-то страдальческое лицо.
– А? – Осмотрелась, чтобы вспомнить где находится. – Нет, я задумалась.
– Ясно. Ну, я вас больше не держу. Думаю, вам лучше отдохнуть. А еще лучше будет посетить наш новый онсэн. Его открыли только позавчера, но сегодня людей там должно быть мало.
– Открыли?! – Наруто выпрыгнул из-за спины Эдди и чуть не снес стол хокаге. – Уже? Эдди, мы должны туда сходить!
– Да, – весело проговорила Акимо, представив, как она сидит, облокотившись о бортик, в полном спокойствии.
– Именно! Нужно всех туда позвать!
– Что? – Эдди вытаращилась на Узумаки.
– Как? Мы же вроде как в разных бассейнах будем. Будем орать? Нет, значит, нужно позвать кого нибудь.
Эдди вздохнула.
– Ладно. Зови, кого хочешь.
Наруто улыбнулся и они, попрощавшись с Цунаде, вышли из кабинета и направились кто куда. Эдди к себе, Наруто звать остальных.

Эдди спокойно сидела около бортика с закрытыми глазами. Горячая вода приятно касалась кожи, с каждым приливом оставляя мизерный ожог, от которого по коже шли мурашки, приятные. Тут сзади раздался веселый крик и всплеск воды. "Наруто" – подумала Эдди и услышала остальные голоса. Девчачьи около себя, мужские через забор. Вода сразу стала медленно приливать к Акимо и обратно. Тут ее чуть влажного горячего плеча коснулось другое плечо, достаточно холодное. Эдди открыла глаза и, прищурившись от горячего пара, посмотрела на севшую рядом. Это была Ино. Она смотрела на Эдди дружелюбными голубыми глазами, которые сверкали от отражающихся в них фонарей, которые, в свою очередь, отражались от воды.
– Привет, – поздоровалась она и улыбнулась. Тут с другой стороны от Акимо села Хината и тоже улыбнулась. А сзади подошла Сакура и, спустив ноги в воду, села на бортик между Ино и Эдди. Где-то впереди, перебирая руками по дну, проплыла (или же скорее проползла) Тентен.
– Привет. – Эдди улыбнулась подругам, посмотрев на каждую по очереди.
– Эй, Эдди, как задание? – послышался за спиной голос. Девушка аккуратно медленно повернулась, чтобы внезапно не обнажить перед кем-либо свою грудь. По ту сторону забора, повисши на нем, стоял Киба и улыбался. Тут к нему подошли остальные, а точнее Неджи, Наруто, Шикамару, Ли и Саске. Последний с интересом смотрел на Эдди, будто пытался что-то разглядеть. Акимо занервничала. "Че уставился то?" – глазами спросила она и потянулась за полотенцем. Все подруги зашушукались, Сакура отвернулась и недовольно посмотрела вперед.
– Какой смысл был расходиться по разным бассейнам, если все равно снова вместе?
– Сакура, как ты можешь, ты не видишь что ли, как Саске смотрит сюда? – Ино засверкала глазками.
– Саске? Саске! – Сакура, быстро поднявшись на ноги, закутанная в полотенце, побежала к парню, и, упершись плечом в забор, стала смотреть на него снизу. Но Учиха не обращал на нее внимания, так же как и на Ино, подбежавшую следом. Он смотрел на Эдди без всякой скромности, пытаясь прожечь камни, закрывающие ее тело. Эдди надоело это, и она отвернулась от Саске, посмотрев на остальных.
– Нормальное задание. – Акимо вспомнила про заданный ей вопрос. – А вы как здесь?
– Ой, у нас тоже вроде все нормально. – Инузука улыбнулся. – А давайте к нам? – Посмотрел на всех девчонок по очереди.
– А что? – Тентен улыбнулась, посмотрев на Неджи. – Это неплохая идея.
Хьюга ответил ей кивком. Без лишних вопросов девушки, обернувшись полотенцами, кто еще был нагой (какой ужас) перебежали к парням.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:40:00)

0

13

Глава 12.

– Раз! Два! Три! – И горячая волна окатила Неджи.
– Греби ластами, Узумаки! – крикнула парню Тентен, когда весь мокрый Хьюга спустился в бассейн и, сжав руки в кулаки, направился к блондину.
– Я не хоте-е-ел! – Вода заколыхалась от передвижения Наруто по воде.
Эдди сидела, завернувшись в полотенце на бортике, опустив ноги в воду. Остальных девчонок парни кидали в бассейн, и те смеялись во весь голос. Тут из гущи горячего пара появился Саске. Он, подойдя в воде к Акимо, сел рядом с ней на бортик и стал смотреть на нее.
– Чего ты смотришь? – раздраженно спросила Эдди, не смотря на парня.
– Я тебя раздражаю?
– Нет, что ты, – соврала Акимо и от чувства мерзости сжалась. Не то чтобы Саске был настолько мерзок. Он вел себя очень неприлично. Ну, не сказать, конечно, что Эдди прям из приличной семьи была, хотя не помнила, а все равно, Учиха для нее был слишком невоспитанным по сравнению с остальными.
– Врешь, – Саске облокотился на руку.
– Считаешь? – нахально спросила Акимо, повернувшись и посмотрев на парня. Он в ответ смотрел на нее крайне надменным взглядом, что было очень неприятно. Но, на удивление Эдди, он ничего не сказал.
– Ладно. – Она отвернулась от него. Она не видела, но его взгляд будто изменился. Некое сожаление, обида, хотя нахальство осталось. Минуты две вот так Эдди сидела отвернувшись, а Саске все смотрел на нее, но тут решил прервать тишину.
– Обиделась?
Акимо не ожидала от него этого вопроса. Она рассчитывала на более грубое обращение. Что он наорет на нее, молча уйдет, или же толкнет в воду.
– А тебе то что? – спросила она, удивившись его действию и улыбнувшись.
– Думаешь, мне все равно?
– Ну да. – Посмотрела на парня, и на секунду стало стыдно, что она к нему так зла. "Он, может быть, хочет подружиться, хотя, зачем ему это?" – Акимо молча смотрела на Учиху и не знала, что он ответит. Он же смотрел на нее в ответ, без каких либо эмоций.
– Зря так думаешь, – спокойно ответил парень, и сел ровно, чуть выгнувшись. Что-то в спине хрустнуло, и он наклонил шею вправо-влево, чем вызвал более громкий хруст. "Может, правда не нужно так с ним? – Эдди стала сомневаться в своем поведении. – Какая-то я дурочка".
– Извини. – Эдди всем телом чуть повернулась к парню и опустила глаза. – Мне стыдно.
– М? – Саске смотрел на девушку, будто взрослым взглядом, оценивающим. – Ничего. Мне не нужно, чтобы ты обо мне плохо думала.
Эдди кивнула и вздохнула.
– Веселее. – Учиха поддел ее подбородок пальцем и повернул на компанию коноховцев. – Они не заботятся об отношениях, им хорошо вместе.
– Знаю, – ответила Акимо и приподняла подбородок, чтобы освободиться от руки Саске. Он странно улыбнулся, хотя девушка этого не видела.

Вскоре Учиха и Акимо разговорились. Саске рассказал о себе, о своем брате Итачи из акацуки, о том, что хочет отомстить брату. Несомненно, история Саске очень понравилась девушке, но все же, не смотря на свои сомнения в своем поведении, Эдди чувствовала, что снова делает что-то не то. "Может, не нужно было с ним помягче? Все-таки он немного странный. Слишком добрый для своего имиджа..."
– Как они меня достали, – стал ругаться Саске, вдруг вспомнив о Сакуре и Ино.
– В смысле?
– Они все время трутся около меня. Как они меня бесят...
– Ты во внимании, что плохого?
– Они тупые. – Саске поморщился, посмотрев на Эдди. Девушку это очень насмешило, и она рассмеялась, чего не пропустил Учиха. Он с интересом наблюдал за Акимо и ненароком сам улыбнулся.
Ему понравилась ее улыбка, глаза, смех. Он не хотел себе в этом признаваться, ведь его смысл жизни – месть. "Разве это плохо? – думал он, смотря, как Эдди смахивает проступившие от смеха слезы. – Разве плохо, что она мне нравится? В принципе, нет. Но ведь я не могу отвлекаться. Ладно. Посмотрим".
Эдди медленно стала успокаиваться. Посмотрев на, чуть порозовевшие от горячей воды, ноги, Акимо подтянула чуть сползшее полотенце и снова повернулась к Учихе. Он смотрел ей в глаза. Сложно было понять, какие именно эмоции сейчас душат парня.
– Я тебе нравлюсь? – спокойно спросил он.
Эдди впала в ступор, смотря на Учиху. Обычно в такие моменты, задавая подобный вопрос, парни волнуются, а иногда так и не решаются спросить. Но этот... Он спрашивает об этом так же, как мог бы спросить время.
– Эмм... В каком смысле?
– В прямом, – также спокойно ответил Саске.
– Ну... Как человек...
– Как парень, – перебил.
Эдди чуть-чуть покраснела, так как такие вопросы ее очень смущали. Она посмотрела на парня из подо лба, сглотнув.
– Можно я не буду отвечать?
– Да или нет? – твердо поставил вопрос Учиха, не шелохнувшись.
– Саске, мне сложно ответить на этот вопрос. Я не могу просто так сказать это тебе.
– Значит, нет?
– Пусть будет так... – Эдди опустила глаза. "Как-то неудобно получилось". Саске ехидно улыбнулся.
– Прекрасно, – сказал он и, резко подсев к девушке и чуть развернув ее к себе, подхватил обе ее худые ноги, приподнял, подтянув к себе, обхватил талию руками и поцеловал в губы (ну, поза, камасутра, твою мать). Эдди быстро среагировала на это и, упершись парню руками в грудь, отпрянула.
– Что ты себе позволяешь?
На это Саске не ответил, он лишь сильнее прижал девушку к себе и хотел, было, снова ее поцеловать, как она со всего размаху ударила его по лицу. Учиха отвернулся под напряжением, но тут снова повернулся лицом к Эдди. Его щека просто полыхала огнем. Он зло посмотрел на Акимо и, грубо взяв ее за запястье, поднялся на ноги.
– Руки не распускай. – Он потянул на себя девушку, Эдди интуитивно "прильнула" к парню. – А то я тебе их сломаю.
– Кто тебя учил так с девушками обращаться? – спросила Эдди и толкнула Саске к забору. Каменная плита была скользкая, и парень зашатался, пытаясь сохранить равновесие. Эдди тем временем прыгнула в бассейн и пошла на другую сторону. Что-то подсказало ей, что идти по бортику получится медленнее и опаснее. Учиха не решил просто так отпускать Акимо и устремился за ней.
Вода жутко замедляла настоящую врожденную скорость Эдди. Еле перебирая ногами в горячей воде, девушка пыталась разглядеть впереди себя сквозь пар противоположный бортик, как вдруг ее за руку больно схватил Саске, потянув чуть на себя. Прижав к себе девушку спиной, Саске обхватил ее "тело" чуть ниже груди, что заставило полотенце на ней сложиться складкой, чуть ли не обнажая саму грудь. Второй рукой Эдди пыталась привести в порядок состояние полотенца, как вдруг Саске прижался к Акимо всем телом. Что-то твердое уперлось девушке в спину чуть выше копчика. "Твою мать! Откуда берутся все эти извращенцы?!" – с этими мыслями Эдди распрощалась, как только поняла, что Учиха пытается сдернуть с нее полотенце. "Нет, нет...".
– Ну же, кричи, – сказал Саске, чуть дернув Эдди.
"Нужно закричать, – понимала Эдди. – Но, что подумают другие? Это очень странно, по сравнению с тем, чем они занимаются. Гаара бы... помог мне..."
– Ну, же, – требовал Саске насмешливым голосом, начиная медленно оттягивать полотенце в сторону. Эдди не сдавалась, но понимала, что Учиха сильнее в любом случае.
– Эй, Саске, Эдди, что вы делаете? – послышался голос Наруто. Саске сразу оттолкнул Эдди от себя. Наруто, несомненно, ничего не видел из-за пара, лишь очертания, и то не точные. Никто ничего не видел больше.
– Ничего, – с ненавистью смотря на Учиху, проговорила Эдди и, поправив полотенце, направилась к друзьям. Учиха остался стоять на этом месте, пока Акимо не скрылась из виду, а потом и вовсе опустился под воду с головой.

Эдди сидела в столовой комнате "онсэн заведения" и пила чай. Хотя он был достаточно горячим, очень охлаждал после самих бассейнов. Закрыв глаза от наслаждения, Акимо медленно потягивала напиток из кружки, стараясь забыть произошедшее в бассейне. Рядом с ней сидел Неджи и тоже пил чай. Напротив него сидел Наруто и что-то шепотом рассказывал Кибе, который с превеликим интересом слушал блондина. Вскоре пришли Сакура и Ино и уселись друг напротив друга. Хината сидела напротив Шикамару, Тентен напротив Кибы. Ли ушел домой.
Напротив Эдди и рядом с Наруто по правую руку от него было свободное место, но вскоре Саске смог это исправить. Не отрывая взгляда от Акимо, он сел напротив нее и сделал пару глотков чая. Она же смотрела на него в ответ и ничего не говорила. Разговаривать им было не о чем.
Допив чай, все собрались по домам.
– Тебя проводить? – спросил Наруто у Эдди.
– Было бы неплохо. – Девушка улыбнулась, после этого посмотрев на Учиху, который стоял поодаль за спиной Узумаки. Блондин улыбнулся в ответ, и, попрощавшись со всеми, они направились в сторону дома Акимо. Саске еще долго смотрел в спину удаляющейся "не пойманной жертве".

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:39:24)

0

14

Глава 13.

– Можно? – задал вопрос Саске, подойдя к сидящей на скамейке Эдди.
– Можно, – ответила девушка, посмотрев на парня без эмоций. Он присел на скамейку рядом с ней.
Со времени неудачной вылазки в онсэн прошло около месяца. Сразу после того злополучного дня Учиху отправили на миссию, с которой он вернулся совсем недавно. Эдди злилась на парня, но решила дать ему еще один шанс.
– Я хотел извиниться.
– И правильно, – без эмоций ответила Акимо.
– Я не знаю, что со мной происходило.
– Это не важно. – Спокойно улыбнулась парню. Он смотрел на нее в ответ, но потом отвернулся.
– Как ты вообще? Что нибудь происходило, пока я был на задании?
– Да нет, в принципе. Как всегда.
– Я слышал, в нашу деревню пришли пара генинов из Кири.
– Туман? Я ничего об этом не слышала.
– Они прибыли в тот день, когда я вернулся с миссии. Они, кажись, должны сегодня прийти в Академию на осмотр.
– Нужно будет тоже туда сходить. – Эдди посмотрела вперед. – Двое, говоришь?
– Угу. Мальчишка и девчонка.
Эдди вспомнились двоих из леса по пути в Суну. Они ведь тоже были из Тумана. Не могли ли это быть они?
Вскоре Учиха и Акимо разговорились. Саске пожаловался Эдди на Сакуру, что та так не хотела его отпускать на миссию, в слезах, еле осталась в Конохе.
– Странная она, – сказала Эдди, посмотрев на Саске.
– Считаешь, что девушки, которым я могу нравиться – сумасшедшие?
– Я не об этом. Они так ходят за тобой, так волнуются. Не маленький, вроде.
– Да, это меня и раздражает.
– А ты пробовал им говорить о том, что тебе не нравится, когда они ходят за тобой?
– Они не понимают.
– А друзей просил с ними поговорить?
– У меня нет друзей. – Саске посмотрел на Эдди.
– В смысле? А Наруто?
– Наруто? Не-ет. – Учиха покачал головой. – Разве я ему друг? Мы всю жизнь с ним ругались, дрались...
– Но, тем не менее, он тебя своим другом считает.
– Сомневаюсь.
– Хочешь проверить?
– И что это даст?
– Ты поймешь, что то, что я говорю – правда.
– Ну, поверить то я могу, но разве из-за этого Узумаки станет моим другом?
– А почему нет?
– Я не знаю, за что он считает меня другом. Мне не за что.
– Я тебя не понимаю.
Саске промолчал. Тишина продолжалась минут пять от силы, но тут Учиха повернулся.
– Я схожу за чаем. Тебе принести?
– Если не сложно.
Саске ушел.

"Почему он такой баран упертый? Что ему мешает стать другом Наруто? Они ведь могут помогать друг другу, общаются нормально. Странно, – думала Эдди, смотря, как два воробья, сидящие на ветке дерева, стоящего около скамейки, переговариваются, иногда стуча друг друга клювом по клюву. Эти воробьи очень напоминали девушке Наруто и Саске. Один темный, с хохолком, второй светлый, с лохматым пушком на голове. Иногда они хлопали друг друга крыльями, иногда слабо поклевывали друг друга в макушку, но самое главное, они переговаривались на своем воробьином и иногда толкались головами, что было очень мило. Акимо вдруг захотелось представить себе Учиху и Узумаки, сидящих на скамейке и так же мило толкающихся. Но она не смогла. Какая-то темная тонкая стена разделяла их. – А что, если разбить стену? Саске и Наруто как в разных мирах. Если один попадет в противоположные его миру мир, он исчезнет. Странная ассоциация" – подумала Эдди, заметив идущего с двумя пластмассовыми чашечками Саске.
– Что-то не так? – спросил парень, протянув Эдди чашку.
– Нет, все нормально, – ответила девушка, отпив чаю.
– Я подумал, и решил, что ничего страшного в наших отношениях с Наруто нет. Сомневаюсь, что мы подружимся. Мы можем быть просто товарищами. Слышишь? – последнее Учиха спросил с усмешкой, толкнув локтем в локоть Эдди. Акимо вылила на себя половину горячего чая из чашки и подскочила.
– Что ты делаешь?! – Эдди стала скакать от боли в ноге, на которую и попала большая часть пролитого чая. Саске рассмеялся.

– Ну, и где они? – спросила Эдди, осмотрев кабинет, в котором должны были быть генины из Кири.
– Мне сказали, что будут здесь, – ответил Саске.
– Эдди? Саске? Что вы здесь делаете? – Ирука зашел в кабинет.
– Ирука-сенсей,.– Эдди сложила руки вместе, кулак к ладони и чуть поклонилась учителю. – Мы пришли посмотреть на генинов из Тумана.
– Они не экспонаты, чтобы смотреть на них, – ответил учитель, сложив руки на груди.
– Познакомиться. – Эдди выпрямилась и прищурилась.
– Еще успеете. Уходите отсюда. Вы будете мешать.
– Ладно, – ответила Акимо, еще раз осмотрев класс. – До свидания, Ирука-сенсей.
– До свидания, – ответил учитель, проводив Учиху и Акимо до двери взглядом.

– Злой он какой-то, – сказала неизвестно кому Эдди, идя по коридору.
– Давно не получал, – зло ответил Саске.
– Успокойся.
Учиха не ответил. Тут входная дверь в четырех-пяти метрах от них шумно распахнулась, и в здание с улицы вошел тот же самый мальчик, что был в лесу и напал на Эдди с Наруто. За ним робко вошла девчонка, которую, как помнила Эдди, звали Сафи.
– Что ты здесь делаешь? – спросил мальчишка, с опаской посмотрев на Эдди.
– Смотрю, тебя так никто и не воспитал. – Акимо сжала руку в кулак.
– Что ты забыла в этой деревне? – разъяренно спросил мальчик, смотря на девушку исподлобья.
– В отличие от тебя, отщепенец, я не скачу по деревням.
– Я не отщепенец! У меня миссия! – мальчишка взвелся, оскалившись.
– Твои проблемы. – Эдди отвернулась от него. – Сафи, кажется? Вы родственники?
– Сводные, – спокойно ответила девочка, опустив глаза.
– Эй, не смей ей отвечать. Она может использовать любую информацию в плохих целях, – мальчик не собирался сдаваться.
– И как, мне интересно, я могу использовать информацию о ваших родственных связях в плохих целях? – Эдди подбоченилась. Мальчик не ответил. Он зло смотрел на Акимо, не зная, что ответить. Он не знал, как это возможно.
– Ладно, – Девушка вздохнула. – Пойдем, – сказала Учихе, и они пошли вперед.
– Ха-ха, я уверен, одна бы ты не была такая смелая. Даже со слабаками умеешь сказать. Это слабость.
Саске остановился и, сжав руки в кулаки, посмотрел на мальчишку.
– Послушай. – Подошла к Саске, обращаясь к генину. – Будь тише, да? Может, ты считаешь меня слабой, а людей, с которыми я общаюсь, не трогай. К тому же, видимо, ты забыл, как штаны потерял при нашей последней встрече.
– Ты мне угрожаешь? Я тебя не боюсь. – Он выгнулся чуть вперед, потом посмотрел на Саске. – И тебя я тоже не боюсь, все вы слабаки.
– Лайсо, не нужно их злить, они много сильнее нас. – Девочка сделала было шаг к "брату", но остановилась, увидев, что Учиха направился к мальчишке.
– Заткнись. Не унижайся перед слабаками. Они нам ничего не сделают.
– Саске. – Эдди потянула парня за рубашку. – Не нужно, пойдем.
– Я с ним разберусь, – грозно проговорил он и снова повернулся к Лайсо.
– Насмешил, – положив руку на живот, сымитировав смех, сказал мальчишка, но тут Саске, взяв его за шею, поднял над полом и прижал к стене.
– У тебя слишком длинный язык, – зло проговорил Учиха, вытащив из ножен в набедренной сумке кунай.

– Саске, оставь его. – Эдди потянула парня за локоть, но он дернул рукой, высвободившись от рук Акимо. Лайсо, тем временем, держась рукой за запястье Саске, пытался освободиться, махал второй рукой и ногами, попадая Учихе по бокам, что мало ему вредило. Саске чуть ослабил хватку на шее мальчика, что позволило прижать генина под самые скулы, продолжая сдавливать ему шею, отчего он стал жадно хватать ртом воздух. Учиха взял кунай поудобнее и подставил к горлу мальчика, чуть нажав, сделав небольшую царапину. Лайсо приглушенно застонал от боли.
– Пожалуйста, не делайте этого! – заныла Сафи, и слезы полились из ее глаз. – Не убивайте его!
– Саске, успокойся! – заорала Акимо, не трогая, но это не остановило Учиху. Он продолжил царапину, чуть нажав, но, не делая резких движений. Мальчишка закрыл глаза от боли и что-то стал шептать.
– Учиха, ты же убьешь его, осел! – крикнула Акимо и, появившись на корточках между Саске и Лайсо, резко поднялась на ноги и оттолкнула Учиху от мальчика. Саске врезался в стену спиной, ударившись затылком. Лайсо упал на пол, схватившись за горло. Крови было мало, но это не мешало ему. Мальчик задыхался, но воздух медленно поступал в его легкие. Сафи подбежала к нему и прижала к себе. Эдди осмотрела эту картину и повернулась к Саске. Она стоял около стены и, держась за нее, смотрел на Акимо.
– Че, попутал? Ты разницы в силе не видишь? Ты прекрасно знаешь, что можешь его убить.
– Мне нужно, чтобы он это понял, – зло сказал Учиха, сделав акцент на "он".
– И поэтому ты решил его убить?! – спросила Эдди, выпучив глаза. Саске промолчал. Он смотрел на девушку без эмоций. Акимо повернулась и посмотрела на генинов. Лайсо сидел на полу и из подо лба смотрел на нее, а Сафи аккуратно стирала с его шеи кровь.
– Идите дальше по коридору, в кабинете по левую сторону будет Ирука-сенсей. Он вас уже ждет.
– Угу, – сказала девочка и что-то прошептала брату. Эдди зло посмотрела на Саске и пошла на выход. Учиха, посмотрев на Лайсо, направился за девушкой.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:41:03)

0

15

Глава 14.

– Ты неправильно поступаешь! – громко сказала Учихе Эдди, скрестив руки на груди, смотря на него. Саске опустил глаза.
– Скажи спасибо, я тебя защищал.
– Ты завелся лишь из-за того, что тебя слабаком назвали.
Парень промолчал. "Права, что уж" – думал он, сосредоточив свой взгляд на камне. Эдди ждала дальнейших действий и слов Учихи. Тут, откуда ни возьмись, появился Узумаки.
– Эдди, бабуля Цунаде нас на задание посылает! В Суну!
– Не может быть. – Улыбнулась.
– Может. Пойдем. – Он схватил Эдди за запястье и потянул на себя. – Она нас ждет!
– Пока, – успела попрощаться Эдди с Учихой, и Наруто утащил ее (угрожающе звучит хд).

Узумаки влетел в кабинет хокаге без стука. Он хотел, было, обозвать Цунаде бабулей, как в него полетела кипа бумаг.
– Ты, выродок, еще раз и в глаз! Я не настолько старая!
– Извините, – прошептал Наруто из-за спины Эдди. Хокаге, переведя дыхание, откинулась на спинку кресла и перевела взгляд на Акимо.
– Ты хочешь узнать время отправки?
– И это тоже. Что конкретно мы будем делать на миссии?
– Мм... – Хокаге пододвинулась к столу. – В Суне грядет праздник, связанный с приездом каких-то шишек, и вы будете помогать с украшением деревни.
– Праздник? – Узумаки вышел из-за спины девушки. – Я думал, нам дадут миссию посерьезнее.
– Ой, Наруто, ты еще поймешь, что сложнее миссий не бывает.
– Вы в меня не верите. Да я выполню эту миссию и даже не пожалуюсь. Да я...
– Замолчи, трепач. Радуйся, что я вообще дала тебе миссию.
– Вот я возьму и докажу вам, на что способен. Вы еще будете долго удивляться проделанной мною работой, бабуля Цу... – Не успел парень договорить, как получил смачный фонарь в глаз и влетел в книжный шкаф, свернув пару полок. Грохот был ужасный, несмотря на кавардак.
– Наруто? – спросила Эдди, в надежде услышать голос друга.
– Все хорошо. – Из кучи книг появилась рука в оранжевом рукаве и указала указательным пальцем (какая точность) в потолок. – Я в порядке.
Хокаге, ничего не сказав, села в свое кресло, потерев раскрасневшийся кулак. Из кучи книг медленно выполз Наруто и, поднявшись и пнув от себя пару кладезей по медицине, осторожно осмотрелся, освещая своим правым маяком половину кабинета.
– Можно я не буду чинить шкаф и прибираться?
Эдди и Цунаде рассмеялись.

Вечером­ Узумаки и Акимо гуляли по Конохе. В лучах заходящего солнца деревня была потрясающей. Зеленая листва отражала золотом, трепетала под легким дуновением ветерка. Чувствовался запах моря, не смотря на то, что водоема соленой волны близ деревни не было. Подобный эффект создавала вода, останавливающая на себе солнечные лучи. Прекрасные мгновения. Ах, Конохагакурэ, тебе не хватает лишь радуги для полного счастья. Но дождь на данный момент был бы лишним, хотя теплый, может быть, был бы кстати. Здесь любили дожди. Тропический климат радовал каждого проживающего в Конохе. Вечнозеленые деревья, чьи макушки только осенью приобретают неотличимый от вечернего солнцапосадочного оттенка золота. Красиво и поздней осенью, когда желтые листья уже опали, и можно ходить по ним, приятно шурша. Падать в них, ощущая неописуемую мягкость. Все было таким родным и таким прекрасным, но сердце Акимо хотело помнить другое место. Какое? Хочется описать красоту, которая смогла затмить осеннюю Коноху, но нет. Возможности на нуле. "Эдди, ты ноль" – говорило сердце, пытаясь докричаться до умершей памяти.
– О чем задумалась? – спросил Наруто, посмотрев на девушку.
– М? Ни о чем, просто так. Пытаюсь что-нибудь вспомнить.
– Не получается? – без особой печали спросил блондин.
– Не получается. – Неприятная для нее тема.
– А ты не чувствуешь никаких связей с чем нибудь? – не унимался Узумаки.
– Нет.
– А Гаара?
Эдди замолчала. "А связана ли я с Гаарой вообще? И чем, если так? Мы росли с ним вместе. Он дорожил мною, но не вернулся, когда я была в Молнии. Может, ему было сказано меня оставить? Но разве так поступают? И что вообще между нами было? Раз мы возвращались вместе в Суну, и со мной что-то случилось... как он мог это допустить, ведь сам сказал, что всегда защищал меня? – эти вопросы крутились в голове Акимо. – Только Гаара может ответить на них".
– А что Гаара? – вспомнила девушка про вопрос Наруто. – Какие у меня с ним могут быть связи?
– Ну, ты же жила в Суне до потери памяти. Вы были знакомы, хорошо даже, наверное.
– Не знаю, – Эдди опустила глаза.
– Поговори с ним.
– Спасибо, Наруто, я б сама не догадалась! – с явным сарказмом сказала Акимо.
– Я же помочь хочу. – Блондин улыбнулся. Эдди улыбнулась ему в ответ.

На следующее утро Узумаки и Акимо отправились в Суну и пришли через три дня. На удачу, без происшествий.
Подойдя ко входу в Суну, коноховцев стопанули смотрители-стражник­­и.
– С какой целью вы пришли в Суну? – недоверчиво спросил один из двоих.
– Мы из Конохи, нас прислали в помощь по приготовлению деревни к празднику, – спокойно ответила девушка, зажав Наруто рот рукой, чтобы не вякал.
– Нас не оповестили о вашем прибытии, – продолжил второй.
– А должны были?
– Ну, разумеется.
Эдди посмотрела на самодовольного молодого смотрителя. Ему было от силы лет 25. Чем-то напоминал Саске. Хотя... всем, кроме внешности. На вид был миловидным. Прямые волосы ровно обрывали свой путь в паре сантиметров от плеч, низкие скулы, серые глаза, чуть пухлая нижняя губа. Но есть во внешности какой-то дефект, дающий этому человеку отрицательную роль.
Захотелось врезать по наглой роже с ухмыляющимся оскалом в 32 зуба. Руки Эдди медленно сжались в кулаки, на переносице появилась маленькая складочка.
– Не злись, – с ложной лаской в голосе проговорил смотритель и улыбнулся еще шире, отчего его глаза чуть сузились. "Досчитаю до трех и врежу, – решила Акимо про себя. – Раз, два..."
– Эй, Райго, Лэсс, что вы делаете? – раздался строгий голос справа. Оба смотрителя как ошпаренные скаканули к стене и встали по бокам от ворот.
– В чем проблема? – снова спросил пришедший, видимо, начальник у них.
Ниже каждого смотрителя на голову, худощавый, стреляет ястребиным карим взглядом из подо лба, выбрит гладко, стрижен достаточно коротко, недлинная челка несильно закрывает правый глаз наполовину.
– Проблем нет, Рабики-сан. Не считая молодых людей, по их словам, прибывших из Конохи в помощь к оформлению, – четко проговорил первый.
– Неужели, это проблема? – строго спросил старшина.
– Да, то есть, нет, то есть, мы не знаем.
Рабики вздохнул, опустив голову. Но тут снова поднял глаза на подчиненных.
– Что было сказано? Разрешено было пропускать шиноби дружественных деревень.
– Ну, да.., – ответил прототип Саске.
– Балда! – просто ответил начальник. – В чем тогда проблема?
– Ни в чем, Рабики-сан, – сказал первый смотритель, задрав голову вверх. Начальник на пятках повернулся к Эдди и Наруто и подошел к ним.
– Я прошу прощения за этих лох-ман-дуев (без дефисов цензурит). Они недавно на посту и не врубают, что делать нужно.
– Но, Рабики-сан.., – начал, было, ныть первый.
– Отставить! – заорал начальник и снова повернулся к коноховцам.
– Извините. Хорошо, что вы пришли. Нам как раз нужны люди в помощь.
Наруто улыбнулся. Тут к ним подбегает, примерно того же возраста что и Узумаки, парень с коробкой в руках.
– Рабики-сан, что мне делать? Я, вроде как, должен помогать на посту, а меня впрягли в оформление.
– Если сказали работать – работай, – строго проговорил начальник парню.
– Но...
– Отставить "но". Вот, кстати, молодые люди. Все равно сейчас идешь в центр деревни, проводи их в резиденцию. Им нужно отчитаться казекаге-саме.
– Есть, – закатив глаза, отчужденно сказал парень и кивнул головой вправо, смотря на Эдди. Узумаки и Акимо пошли за ним.

– Что это? – Наруто заглянул в коробку на ходу и достал оттуда небольшую красную ракету с масляной обсыпающейся веревочкой в тыльной части.
– Петарда. Никогда не видел, что ли?
– Неа. А что она делает?
– Взрывается. Внутри конфетти.
– Нужно за веревку дернуть? – спросил Наруто, подняв глаза на парня.
– Нет, ее поджечь надо. Это фитиль.
– А-а-а. Теперь я понимаю, почему мне никогда не показывали петард, – он улыбнулся, посмотрев на Эдди. Девушка улыбнулась ему в ответ.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:41:55)

0

16

Глава 15.

Гаара сидел в своем кресле, повернувшись к окну, и смотрел на медленно опускающееся солнце. В его голове вилось множество мыслей, но он не обращал на них внимания. Думал о том, о другом, но, сосредотачиваясь, не мог сказать точно, о чем размышлял. Ровное дыхание, спокойный взгляд, чувство тепла – все это было сейчас на стороне молодого казекаге. Но ему чего-то не хватало. Чего-то такого, что помогло бы ему забыть обо всем, что приносит ему дискомфорт.
Тут в дверь раздался стук. "Ну, кто еще?" – подумал Гаара и, подождав пару секунд, повернулся.
– Войдите, – сказал парень и подтянулся на стуле ближе к столу. Дверь открылась, и в кабинет вошел Наруто, а за ним Эдди. Гаара не ожидал их прихода, но дискомфортнее чувствовать себя не стал.
– Привет, – поздоровался с казекаге Наруто, – мы пришли в помощь по оформлению.
– Я догадывался, – сказал Гаара, взяв ручку.
– Что нам делать? – задал вопрос Узумаки.
– Ты уже готов работать? – Каге поднял на блондина глаза.
– Ну да. – Улыбнулся. – А как же.
– А Эдди? – Гаара не спускал глаз с Узумаки.
– Эдди... Ну, она может не работать, наверное.
Гаара перевел взгляд на девушку. Акимо все это время смотрела на него и не могла отвести глаз. Она не видела его всего месяц, а уже, оказывается, успела так сильно соскучиться по нему. По его голубым глазам, задумчивому спокойному выражению лица, по его поистине красивому лицу в целом.
– Я... думаю, могу сегодня поработать. Я не сильно устала.
Гаара ничего не сказал. Он еще пару секунд посмотрел на Акимо, и, вздохнув, опустил глаза на лист белой бумаги.
– Итак, сегодня у вас задание помочь с доставкой украшений на главную площадь Суны. Вы сможете отказаться от работы, как только захотите. Никто вас заставлять не будет.
– Угу. – Наруто кивнул, улыбнувшись.
– На выходе из резиденции стоит шиноби. Спросите у него, где склад с украшениями. Он назначит вам гида.
– Угу, – снова издал монотонный звук Узумаки. Гаара поднял на него глаза, потом перевел взгляд на девушку. Казекаге положил ручку, оторвал локти от стола.
– Вы можете идти, – сказал он, отведя взгляд от глаз Эдди. Наруто, ничего не сказав, улыбнулся во все 32 зуба и, повернув Акимо на 360 градусов, стал подталкивать в спину, направляя девушку на выход. Вскоре дверь закрылась за ним, и Гаара снова повернулся в кресле к солнцу. "Чего я хочу? – спрашивал он у себя. – Мне уже сложно поверить, что она что-то вспомнит. И что мне делать?"

– Прошу прощения.., – обратилась Эдди к стоящему около входа в резиденцию шиноби. – Казекаге-сама сказал, что вы можете назначить нам гида для помощи в оформлении деревни к празднику.
– Да. – Шиноби обернулся и улыбнулся. На вид лет 30, высокий, достаточно плотного телосложения, коротко стриженый, с щетиной. – Подождите минуту, – сказал и отошел за угол резиденции. Как оказалось, там был стол под навесом, около которого сидела пара шиноби. Прошла минута, и из-за угла вышло уже два суновца – 30-тилетний и еще один, который выглядел значительно моложе.
– Это Аки. Он проводит вас, – представил помощника первый шиноби. Аки улыбнулся и, махнув рукой, пошел в обход резиденции. Эдди и Наруто, поблагодарив первого, направились вслед за вторым. Спустя минут десять ходьбы, Аки привел Узумаки и Акимо к небольшому зданию. Зайдя внутрь, Эдди поморщилась, и у нее сразу же появилось желание выйти из склада. Облупившаяся краска на стенах, на потолке и на полу, также едко пахло самой краской, пылью.
Зайдя внутрь здания, Аки завернул налево и нажал на кнопку выключателя. Лампочки не смогли осветить нутро здания полноценно, но все же дали видимость. Одна треть помещения была заставлена здоровенными коробками, вторая стеллажами с более мелкими, третья мусором. Аки прошел вглубь "сарая" и стал шарить по стеллажу. Вскоре он вышел оттуда с коробкой в руках и протянул ее Наруто.
– Потяжелее. – Улыбнулся. Потом перевел взгляд на Эдди и, чуть приподняв руку, указал на нее пальцем. – Вам полегче. – И снова ушел в глубины помещения.
Спустя минут пять они втроем шли уже с коробками. Наруто, заметив в своей коробке пару петард, стал расспрашивать у Аки, каких видов они бывают.
– Ну, петарды бывают разные. Иногда с конфетти, иногда без. Формы абсолютно разные. Конус, домик, ракета... Короче, все, что имеет полость.
– А когда праздник состоится? – спросила Эдди.
– Послезавтра.
– А много осталось работы?
– Не очень. Осталось только развесить украшения на электропровода над крышами домов.
– Зачем? – еле сдерживая смех, спросила Акимо.
– Так сказали. К тому же, мне кажется, это и правда будет неплохо. Вот только нужно еще заставить кого нибудь целый день лазить по столбам.
– А ты? – задал вопрос Узумаки, посмотрев на парня.
– Я? Ну, уж, нет. Я высоты боюсь.
– Ну тогда я побегаю, – предложила Эдди. – Мы украшали в Конохе карнизы к праздникам, так что мы справимся. – Улыбнулась.
– Хорошо. – Аки улыбнулся в ответ. – А то у нас никого не заставишь, либо боятся, либо "идиоты по столбам лазить".
Эдди и Наруто рассмеялись в голос своему гиду.

Последний луч солнца превращает золото в песок. Каждая песчинка светится, слепя и без того ослепленные красотой глаза Эдди. Пожалуй, Суна в лучах заходящего солнца будет покрасивее осенней Конохи. Цветовая гамма идеальна, так тепла, загадочна и богата восхищенными взглядами. Хотя, Суновцы уже не так восхищаются закатами, но все же глаз радуется.
Эдди стояла на крыше одного из крайних домов деревни. Отсюда гостиницу было хорошо видно, поэтому Акимо решила задержаться и посмотреть на заходящее солнце. Но когда оно село, и песочную гладь покрыла серая пелена, девушка даже не двинулась с места. Ей не хотелось уходить. В гостиничном номере тепло, комфортно. А здесь можно вдохнуть полной грудью теплый аромат песка, почувствовать на себе легкое дуновение ветерка.
Акимо не заметила, как стало медленно темнеть. Это, несомненно, было свойственно данному времени, но Эдди просто напросто этого не проследила. "Как я хочу все вспомнить, – думала девушка, смотря на медленно проявляющийся месяц. Казалось, что с каждой секундой он светит все ярче и ярче. Звезды окружили серебряный серп, доказав ему, что он не одинок этой прохладной ночью. Эдди тоже поняла это и потерла руки. Ветерок был несильный, но достаточно холодный, да и к тому же мороз облаков медленно спустился на песок вместе с ночной пеленой. Тонкая рука ветерка проскользнула между лопаток и забежала под кофту, оставив за собой ряд мурашек, поднявших целый взвод по всему телу. – Может, все-таки стоило отправиться в гостиницу с заходом солнца?" – подумала Эдди, но тут ее внимание привлекла чужая тень, которая казалась все отчетливее. Месяц светлел, а тень становилась все темнее. Акимо повернулась. Перед ней стоял Гаара в черных брюках и кофте. Он смотрел на девушку без эмоций, когда подходил к ней, смотрел, когда остановился, и оторвал глаза от нее только тогда, когда оказался на полшага впереди нее. Он вдохнул полной грудью холодный поток ветра и тяжело выдохнул. Парень запарился весь день сидеть в душном кабинете, изредка поглядывая на часы, в окно и на солнце. Когда легкие Гаары полностью освободились от душного (от слова душный, а не душной) осадка, он повернулся к Эдди. Она смотрела на него, чуть видно потирая руки. Парень сразу обратил внимание на губы девушки. Они снова посинели, как и в тот раз. "Находясь в прохладе, она сразу замерзает. Как всегда".
– Почему ты не пошла домой, как стала замерзать? – тихо спросил парень.
– Не знаю, – пытаясь скрыть дрожь в голосе, проговорила Эдди. Гаара вздохнул, не сводя глаз с Акимо.
– Может, пойдешь домой? – также тихо задал он вопрос.
– Нет, – дрожа в голос, улыбнулась Эдди, и тут кожа на нижней губе треснула. Появилась тоненькая полосочка разрыва прямо посередине губы, и капелька крови. Акимо не ожидала этого и сразу полезла к губам рукой, но Гаара бережно взял ее за запястье.
– Облизни, – очень тихо проговорил он. Девушка послушно втянула губу, языком пару раз проведя по больной губе.
Для Гаары это было, на удивление, очень соблазняющим зрелищем, и он закусил губу. "Почему я себя не могу контролировать?" – думал он, чувствуя, как все тело начинает неметь.
Эдди боялась смотреть на Гаару. Ей было стыдно, что даже он может быстро сориентироваться в данном случае, не смотря на то, что проблема настигла ее, а не его. Гаара, тем временем, смотрел на девушку и держал за руку. Акимо поняла, что парень смотрит на нее, ведь пауза слишком затянулась. Эдди подняла глаза на Гаару, но тут ее внимание привлек песок около дома. Он как волна близ скалы метался из стороны в сторону, иногда поднимаясь выше крыши, иногда совсем укладываясь на землю. Эдди выпрямилась и стала смотреть за этим явлением. Оно ее, буквально, заворожило. Гаара посмотрел на девушку с непониманием. Он не знал, что золото деревни вытворяет за его спиной. Повернувшись, парень впал в ступор. Он, пытаясь сделать это как можно незаметнее, стал сжимать руку в кулак, пытаясь успокоить песчаный шторм, но песок его не слушался. Гаара не знал, что его так пугает в этом. Непослушание песка может быть угрозой для всей деревни, полная беспомощность парня в его стихии, или же, все-таки, каким бы ни было, раскрытие скрытых чувств? Но, какие чувства?
Эдди перестала дрожать. Нет, теплее не стало, просто девушка забыла о чувстве холода. Она стояла и смотрела на волнующийся песок с полными любви и восхищения глазами. Гаара смотрел на нее и не понимал, что ее так восхищает. Несомненно, он видел и понимал ее взгляд, но не чувства.

"Я сейчас умру, – думала Эдди, лихорадочно соображая, как уйти от чувств к казекаге. – Я влюбилась. Я влюбилась как кошка. Мне все равно, что между нами было в прошлом, что я забыла. Я люблю его. Но... – девушка отвела взгляд от тайфуна и посмотрела на Гаару. Он в ответ смотрел на нее. – Но, он меня, скорее всего, не поймет. Он не чувствует ко мне того же, что и я к нему. Возможно, даже ненавидит меня. Почему я такая?" – с этими мыслями Эдди поджала губы и задрожала, но не от холода. По ее щекам потекли слезы, и она сделала шаг назад, смотря в глаза парню. Он с непониманием смотрел на нее в ответ. Неожиданно для Акимо она чуть скользнула по крыше, незаметно для себя повернувшись спиной к песку, к краю крыши, и сделала шаг назад, в надежде уйти от казекаге.
И вот, остался шаг. Шаг до безмолвной пустоты. Что произойдет, если Эдди упадет с трехэтажного дома? Она снова потеряет память? Тогда она точно не переживет этого.
Акимо делает шаг назад, но он не настолько велик, чтобы опуститься в пустоту. Больше похоже не на шаг, а на скольжение по склону крыши. У Гаары перехватывает дыхание в страхе. "Если упадет... Слишком высоко, чтобы выжить. Слишком опасно. Там песок, который меня не слушается. Не могу стоять и смотреть. Допустить ее падения – то же самое, что убить ее добровольно. Я обещал" – думает парень, пытаясь затмить другое чувство, в которое не верит, странное для него чувство, не завет.
Гаара делает пару широких твердых шагов в сторону Эдди, и, чуть преклонившись, быстро берет ее за руку и резко перетягивает на себя. От неожиданного действия, Акимо просто налетает на парня, но не сбивает, а, поняв, что чуть не допустила своей смерти, прижимается к Гааре как можно сильнее, чуть сдавливая его ребра. Но он не обращает на дискомфорт внимания, он допускает девушке подобную близость. Аккуратно приобняв ее выше плеч, он уткнулся лицом в ее волосы.
Слезы беспорядочно бежали по щекам Эдди, оставляя мокрый след на кофте Гаары. Акимо пыталась тут же извиниться перед парнем, но не могла сказать и слова. Лишь шевелила губами. Обида. Боль. Страх. Спокойствие. Эдди еще сильнее прижалась к Гааре, но уже не от страха о смерти. Она не хотела его отпускать. Она боялась, что он уйдет. Именно в этот момент ей казалось, что он отвернется и уйдет, и больше не допустит общения.
– Гаара, прости меня, – в голос заплакала Эдди, после слов снова уткнувшись в кофту парня. Он молчал. Песок до сих пор метался из стороны в сторону. С последней надеждой на исправность, Гаара, не отпуская левой рукой Эдди, вытянул правую, направив ее в сторону песка, и сжал в кулак. Песок успокоился.
"Ты слишком своенравен, – сказал себе Гаара, в надежде, что и Шукаку услышит это. – Не бесись. Она все вспомнит. Рано или поздно" – с последними мыслями парень снова приобнял Эдди правой рукой, прижавшись к ее голове правой щекой.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:42:57)

0

17

Глава 16.

Пятнадцать минут. На самом деле. А казалось, что прошла вечность. Плача, Эдди потеряла счет времени. Да и, в принципе, оно ей было не важно. Особо перестав чувствовать холод, Эдди прижималась к парню. Время от времени ее руки чуть ослабевали от усталости, переходя уже на талию Гаары.
Эдди тяжело дышала от слез. "Почему еще не ушел? – спрашивала себя девушка, начав медленно успокаиваться. – Почему? – Повернула голову влево и прислонилась к груди парня правой щекой. Поджала губы от обиды. – Почему я такая дура? Что я вообще делаю? Как я могу? Зачем мне это? Я хочу умереть..." – подумала, и слезы снова покатились по ее щекам. Было жутко обидно.
Гаара смотрел влево, не отпуская девушку. Он чувствовал ее малейшие движения, как она повернулась, как ее руки сжимали его талию в горьких объятиях. "Что я могу сделать? – думал он, опустив глаза на скат крыши. – Мы вместе хотим, чтобы она все вспомнила. Втроем. Но..." – Гаара прервал свои мысли тяжелым вздохом и чуть сильнее прижал к себе девушку. Эдди этого не ожидала, и подняла глаза на парня. Ее мысли затрещали по швам, отчего заболела голова, и защипало в горле.
Тем временем, внутри Гаары что-то неистово бесилось. Что-то крупное рвало в клочья все мысли, желая слышать и чувствовать только одно. Но что?
Акимо смотрела на Гаару, перебегая взглядом от одного глаза к другому. В голове девушки заиграла приятная мелодия, и на секунду показалось, что она находится перед пропастью, над которой поднялось голубое небо. Без единого облачка. Хотелось упасть в эту пропасть спиной, лицом к небу, последний раз увидеть манящую высоту. Но это желание прервало воспоминание о том, в каком положении только что оказались Эдди и Гаара. Стало до жути неудобно. Девушка, не отрывая взгляда от глаз парня, покачала головой, смотря на него сожалеющим взглядом, пристыжено, чуть покраснев.
– Прости меня, – прошептала она и хотела, было, заплакать, но слез не было, так же как и страха перед его уходом. Отчаявшись в своих девчачьих возможностях, Эдди перевела взгляд на крышу противоположного дома, нахмурившись. Казекаге, ничего не говоря, посмотрел в том же направлении, что и Акимо, но, не увидев там ничего привлекающего, снова обернулся на Эдди. Поджав синие от мороза губы, девушка о чем-то размышляла, что было очень видно со стороны. Она обхватила локти руками, пытаясь согреться, и чуть съежилась. "Снова" – подумал Гаара и вздохнул, прикрыв глаза. Услышав вздох парня, Акимо тоже вздохнула, что показалось ей крайне подозрительным. Ее ресницы непроизвольно задрожали, чего казекаге не пропустил.
Он не знал, что ему нужно сделать, что он должен, обязан. "Я должен предложить ей пойти домой. Но я не хочу, чтобы она уходила. Почему я стал таким? Зачем она вообще пришла в Суну? Я только начал забывать ее. Теперь я не могу спокойно жить, дышу с тревогой в мыслях, думаю только о том, как бы вернуть ей память. И что будет дальше? Она меня возненавидит, за все. За прошлое, за настоящее. Зачем мне это нужно? Но, так, будто, у нее отняли то, что ей было дано при рождении. И у меня. У меня многое отняли за мою жизнь. Ее память – неотъемлемая часть меня. Неужели я хочу, чтобы она меня знала? Чтобы она добровольно помнила все пережитые нами минуты. Я уверен, ей было больно смотреть, как я убивал, как мучились люди, как мучился я. Хотя... – парень перевел взгляд на крышу под собой, пытаясь проглядеть малейшие песчинки, нагнанные холодным ветром. – Она уже какой раз плачет из-за меня. Я делал ей больно физически, морально. Я должен уйти. Да, – решил, было, он, но тут посмотрел на Эдди. Она до сих пор смотрела на другую крышу. На ее губе была видна ранка. Стало до жути больно на сердце. Усталая, измученная, обиженная, пристыженная собою. Гааре показалось, что сейчас лучше самому покрыться царапинами, или льдом, чтобы не видеть ее такой. – Я не могу ее оставить. Ведь, несмотря на то, что она добровольно осталась здесь после заката, я ее задержал до самого ночного мороза. Нужно проводить ее, ведь так она совсем замерзнет. И заболеет. И еще неизвестно чем" – с этими мыслями Гаара снова вздохнул, устало от своих мыслей, и хотел, было, предложить пойти домой, как губы девушки дрогнули.
– Расскажи мне об окончании турнира. О том, как мы возвращались в Суну, – тихо попросила она, продолжая смотреть на противоположный дом. Гаара промолчал, опустив глаза. "Я сделал ошибку, – думал он, пытаясь успокоиться, выровнять дыхание. – Лишь одно действие изменило мою жизнь. Я сам рою себе яму. И когда она все вспомнит, придет время ложиться в гроб. Почему я не думал об этом раньше? Почему я всегда думал только о себе?! – орал на себя в мыслях Гаара. – Нужно успокоиться. Отложу рассказ на другое время".
– В другой раз, – сухо проговорил он, пытаясь скрыть дрожь. Он боялся дальнейших действий Эдди.
– Хорошо, – отчужденно произнеся, согласилась Эдди. – Как скажешь, – закончила она и, сложив вместе ладони, поднесла к губам и дохнула в них, чуть поморщившись от резкой боли в губе, к которой случайно прикоснулась. Гаара, еще секунд пять посмотрев на девушку, взял ее за те же сложенные ладони вместе и, подтянув чуть к себе, развернулся на 90 градусов, если не меньше.
– Пойдем, я тебя провожу.
Эдди не ответила. Ее немного смутило действие парня, ведь, когда он подтянул ее к себе, она, чуть бездейственно скользнув по крыше, случайно прислонилась к нему, но он будто не заметил этого. Положив руку ей на спину, он аккуратно подтолкнул ее вперед себя и направился следом.

Вскоре придя к гостинице, они остановились. Эдди посмотрела на Гаару.
– Спасибо, что проводил, – проговорила она, потупив взгляд. – И, еще раз извини за...
– Не извиняйся, – перебил он девушку, спокойно посмотрев на нее. Акимо чуть заметно кивнула, согласившись с ним физически, но не морально. Казекаге, посмотрев еще пару секунд на девушку, посмотрел в сторону, но тут снова перевел на нее взгляд.
– Вы с Наруто завтра еще работаете, так?
– Да. Сказано было развесить по проводам украшения, – отчужденно проговорила Эдди, закатив глаза.
– И кто это вообще придумал? – с отвращением спросил парень, посмотрев на чуть видный провод под карнизом гостиницы.
– Не знаю. – Девушка рассмеялась. – Я думала, ты.
– Ну да, – с сарказмом произнес парень, чуть поморщившись. Улыбка не сходила с лица Эдди, пока ее вдруг не охватил прохладный ветерок. "Ну, зачем?" – укоризненно подумала Акимо.
– До завтра, – тихо сказал казекаге, заметив, что девушка чуть съежилась, и, развернувшись, направился в сторону резиденции, не дожидаясь того же от Акимо.
"До завтра" – подумала она, грустно смотря ему вслед, и зашла в гостиницу.

С самого утра Эдди и Наруто отправились на главную площадь развешивать украшения. Узумаки бегал под проводами и кидал девушке разноцветные бумажные и пластмассовые украшения, подобие дождика и мишуры. Акимо в свою очередь скакала по столбам и бросала на провода все, что ей было брошено блондином. К обеду справившись с большей частью площади, коноховцы решили передохнуть. Они сидели на крыше одного из жилых домов и рассматривали все, что осталось в коробке. Пара тройки петард, мишура, дождик и еще украшения. Наруто решил посмотреть, как работают петарды, и вытащил из кармана зажигалку.
– Э-эй, – протянула Эдди, потянувшись за "устройством для многократного получения огня". – Не надо это на крыше делать. Да и вообще, зачем тебе это?
– Хочу посмотреть, как это делается, – весело произнес Наруто и медленно поднес еще не включенную зажигалку к фитилю.
– Тебе же рассказывали, – с опаской посмотрев на блондина, проговорила Эдди. – К тому же ты вечером увидишь, как это будут делать другие люди. Наруто, убери зажигалку!
– Ну уж не-ет, я сам хочу посмотреть, – смеясь, проговорил парень, не обращая внимания на машущую руками подругу. Фитилек ракетки загорелся и стал медленно проводить огонь ближе к днищу петарды.
– Наруто, туши! – заорала Эдди, подскочив и отбежав от Узумаки на два метра. – Наруто, получишь, туши!
– Да что в этом такого? – парень поднял глаза на девушку, не проследив, как огонь дошел до дна ракеты, и, когда петарда дернулась, Наруто инстинктивно подкинул ее, и она взорвалась в паре сантиметров от его руки. Благо, парню ничего не стало, но, отлетевшие в коробку, искры зашевелили остальные петарды. Коробка задрожала на коленях Узумаки, и он, подскочив, отпрыгнул в сторону, но коробка, взорвавшись вместе с пятью петардами, бросила остатки горящей пластмассы в парня. Успокоившись, но поняв, что есть сквознячок, Узумаки стянул с себя куртку и осмотрел ее.
– Моя любимая куртка! – завопил он, начав судорожно дуть на еще горящую по бокам дыру в спине. – Твою мать! Моя курточка!
– Эй, анальный раздражитель! Кончай орать! – заорал хозяин дома, выглянув в окно.
– Да пошел ты! – огрызнулся Наруто и, пританцовывая, стал сюсюкаться со своей любимой курткой. Эдди, не устояв на ногах, рассмеялась, пустив от смеха слезы.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:43:36)

0

18

Глава 17.

За пару часов до начала праздника Эдди и Наруто закончили украшать главную площадь. Теперь же, вместо привычных бежевых тонов деревню дополняли различных цветов украшения. Улицы деревни, отходящие от главной площади, преобразились до неузнаваемости. В лучах солнца, находящегося в самом его зените, украшения сияли, поворачиваясь под дуновением теплого ветерка, обнажая светилу свои, покрытые стразами, бока.
Измученные солнечным зноем, Акимо и Узумаки брели по пустым улицам в сторону резиденции, еле перебирая ногами. Эдди вскинула голову, посмотрев в небо. Такое голубое, ни облачка. И, кажется, будто до него можно дотянуться. Ведь оно такое прохладное, наверное, относительно своего цвета. Эдди остановилась и подняла руку вверх, будто пытаясь дотронуться до неба.
– Как жарко-то, – проговорил Наруто, остановившись, и, уперев руки в боки, выгнул спину, запрокинув голову. – Не люблю Суну.
– Жалуешься. И нечего было хвастаться. – Эдди улыбнулась, опустив руку и продолжив идти.
– Я не жалуюсь, – сказал Наруто, поспешив за Акимо. – Я тебе просто говорю.
– "Как жарко-то" – не жалоба, хочешь сказать? – Девушка рассмеялась, чуть прибавив в шаге.
– Не жалоба! – произнес с улыбкой на лице, нагнав Эдди. – Я же делюсь с тобой.
– Ты жалуешься, – утвердила Акимо.
– Только бабуле Цунаде не говори, – Блондин улыбнулся. Эдди рассмеялась.
Вскоре, еле доползя под солнцем до резиденции, Акимо и Узумаки вдохнули душный, но более прохладный воздух в длиннющем коридоре здания.
– И все же не понимаю, как они тут живут? – снова заныл Узумаки.
– Они не выходят из домов, или находятся в прохладных местах. Это ведь только мы в самое пекло можем находиться на улице.
– Не правда, я уже не могу. – Для поддержания своих слов прислонился к стене, которая на секунду показалась ему холоднее основной температуры помещения.
– Ну да, – с сарказмом согласилась с парнем девушка, улыбнувшись. – Пойдем.
Отлипши, Узумаки направился за Акимо. Спустя минут пять они подошли к двери и, постучавшись, и услышав тихое "войдите", зашли в кабинет.
– Гаара, мы выполнили все, что нам было поручено, – отчитался блондин, чуть потянув за свой воротник вперед.
– Хорошо. – Поморщившись, посмотрел на пеструю площадь, которую было прекрасно видно из окна его кабинета. – Можете отдохнуть.
– Ну, спасибо, – улыбнувшись, сказал Наруто, поправив куртку.
– И еще. – Каге перевел взгляд на Эдди. – Я хочу, чтобы вы были на празднике.
– Думаете, стоит? – спросила Акимо, чуть прищурившись.
– Да, стоит, – четко ответил Гаара, нахмурившись от обращения к нему. За прошлую ночь, когда Эдди обращалась к нему на "ты", он отвык от официальных обращений. Эдди, помолчав пару секунд, смотря на казекаге, кивнула.
– Хорошо, мы будем.
Гаара на это ничего не ответил. Он продолжал смотреть на девушку. Ему показалось, что за прошедшую ночь в ней что-то изменилось. Но он не знал, что. Глаза. Они будто стали ярче. Эдди смотрела на Гаару понимающим взглядом. "Но, что именно он означает? Может, она все вспомнила? И, если это так, то почему ничего не сказала?" – с этими мыслями Гаара отвел глаза от девушки, не без того начавшей смущаться его взгляда.
"Почему он постоянно на меня так смотрит?" – думала Эдди, пытаясь скрыть страх и раздражение в своих глазах.
– Вы можете идти, – спокойно сказал казекаге, посмотрев на Наруто. Тот лишь улыбнулся и повернулся на выход.
– Что... с твоей курткой? – задал каге вопрос блондину.
– Несчастный случай во время проведения оформительных работ, – чуть раздраженно ответил он. С момента порчи куртки его бесили разговоры об этом. Но, к великой радости Наруто, Гаара не стал больше задавать вопросов, лишь, отчужденно посмотрев на блондина, опустил глаза на какие-то документы.

Вечером, приведя себя в порядок, Эдди и Наруто пошли на праздник. Главная площадь была полна суновского люда, отчего казалось, что во всей Суне стало теплее. Не смотря на то, что уже было темно, площадь была прекрасно освещена, и можно было даже сказать, что вечер еще не наступил. Отовсюду на площадь и улицы Суны падал свет из окон домов, фонарей, как от уличных, так и от тех, которые носили в руках люди. Отовсюду была слышна музыка. Украшения, развешанные коноховцами еще днем, отражали свет холодной луны и теплых фонарей, создавая эффект шара диско, бросающего отраженные от себя лучики во все стороны. Люди, прохаживающиеся по улицам, как казалось, были счастливы. Они мило разговаривали, смеялись, пели. По улицам, в полном восторге от подходящего расположения, бегали торговцы сладостями, фруктами, ягодами и прочими усладами для человека. Дети не уступали расторгуям в активности. Они толкали прохожих, проносясь мимо, отчего те весело смеялись.
Заметив торговца раменом, пробежавшего мимо, Наруто с улыбкой до ушей устремился за ним, оставив Эдди одну.
"Ну, замечательно, – с сарказмом подумала Акимо, проследив, пока Узумаки не скрылся в толпе. – Что я одна буду делать на этом празднике?" – с этими мыслями Эдди, не спеша, направилась вперед в толпу. Минут 20 ушло на то, чтобы пересечь площадь, напрочь кишащую людьми, и, осилив волну людей против течения его движения, девушка остановилась около одного из маленьких киосков.
– Дорогая, что-то желаешь купить? – добродушно спросил усатый полный продавец.
– Нет, спасибо, – ответила ему девушка, чуть улыбнувшись. Продавец улыбнулся в ответ и зашел за ширму, которая отделяла маленькую гостиницу от этого киоска. Вскоре Акимо увидела среди толпы Гаару. Его и пару в годах сопровождала пара шиноби. "Так вот они какие, эти шишки" – подумала Эдди и улыбнулась.
Ничем не примечательная пара, мужчина и женщина. По случаю праздника одеты в шикарные расписные кружевами кимоно, длинные волосы каждого представляются в пучках на затылках, заколотыми декоративными палочками. Лицо женщины, как стало явно видно при свете фонаря, было покрыто десятком слоев пудры. Помада будто так и текла с ее губ. Взмахнув ресницами, словно крыльями, казалось, будто женщина взлетит. Явно такой слой туши не мог пропустить воздуха. "Раскрашена, как кукла, – с улыбкой думала Акимо, наблюдая за походкой дамы. Плывет, или, скорее даже, парит. Сразу видно, что мадам выросла в богатой и почетной семье. – Мне бы ее манеры, красоту, – чуть надув губу, подумала Эдди. – Зачем я только нужна была на этом празднике..." – усомнилась она в недавней просьбе казекаге, отвернувшись от толпы.
Прошло некоторое время. Эдди не могла сказать точно сколько. Мысли о своей памяти заглушили людской шум. И неожиданный ею голос. За ним последовало прикосновение к плечу. Эдди растеряно повернулась. Перед ней стоял Гаара. Он смотрел на нее спокойно, чуть изумленно. Эдди смотрела в его глаза и не знала, что сказать. "Нужно извиниться, – думала она. – Но... я не могу и рта открыть". Гаара, еще секунду посмотрев на нее, оглянулся, но тут же снова повернулся к девушке.
– Может, прогуляемся? – будто боясь отказа, спросил парень, но Эдди так и не смогла ему ответить, лишь кивнула. Еще раз обернувшись, Гаара, взяв Акимо за рукав рубашки, направил в сторону тыла деревни, так сказать, в сторону того места, где прошлой ночью бушевал песчаный шторм.
Когда вечерний, на редкость теплый ветер, заглушил музыку и шум праздничной площади, Гаара сбавил шаг, что Эдди сразу заметила. Собравшись со своими мыслями, Акимо повернулась к каге.
– А ничего, что вы ушли с праздника? – спросила она, несмотря на то, что думала абсолютно о другом.
– Ничего, – спокойно ответил Гаара, посмотрев на девушку. – Мне надоел шум.
– А, как же гости?
– Они развлекаются и без меня.
– Но... как...
– Успокойся, – произнес Гаара, не сводя глаз с девушки. – Я ушел, потому что мне надоело их общество. К тому же на площади слишком шумно. Тебе ведь тоже этот шум не нравится, иначе бы ты не сидела одна около той гостиницы.
– Да, вы правы, – сказала Эдди, опустив глаза. Гаара не ответил.

Медленно бредя по улицам Суны, они вышли на абсолютно пустой переулок. Акимо, чуть притормозив, осмотрелась, так и не обнаружив вокруг ни единой души.
– Так пусто, – прошептала она, будто боялась кого-нибудь разбудить. Казекаге остановился и повернулся, но на девушку не посмотрел. Стоя к ней лицом, он задумчиво смотрел куда-то в сторону. Эдди это очень насторожило, и она медленно стала подходить к нему.
– Что-то не так? – тихо спросила она, сделав очередной, но не последний шаг к парню. Он в ответ покачал головой и поднял на Акимо глаза. Луна светила парню в спину, что не давало его глазам посветлеть. Казалось, голубая радужка его глаз потемнела от скромных мыслей, таких далеких от счастья. "Почему он несчастен? – думала Эдди, ожидая хоть каких-нибудь действий Гаары. – У него ведь есть все. Люди, которые дорожат им, уважение, должность, пусть и занимающая большую часть времени и отнимающая много сил. Обычно такие вещи делают человека счастливым. Ну, разве что, еще есть любовь, но она разве может быть у человека, который почти ни с кем тесно не общается? Я не виню его в этом, но это большой минус. Я уверена, за него замуж согласилась бы выйти любая, тем более из Суны. Уже. По его словам он убивал. Это устрашает, но ведь он изменился. Иначе его бы не назначили главой деревни, – Эдди думала об этом, то поднимая глаза на казекаге, то опуская, пряча. Она поняла, что любит его за все, что воспринимает в нем. – Значит, в моем случае настоящая любовь – это то, как я воспринимаю человека. Но как я воспринимаю Гаару? Мне хорошо, когда он рядом, я сразу забываю о проблемах. С каждым его взглядом я будто чувствую тепло, а то, как он прикасается ко мне, пусть и редко, просто сводит меня с ума. – Девушке было стыдно за свои мысли. Она замедлила и уменьшила шаг, но не остановилась. От мыслей на щеках появился румянец, чего Гаара не пропустил. – Я хочу быть с ним. Я хочу ощущать его присутствие. Особенно когда мне плохо. Когда я хочу все вспомнить..." – мысли девушки прервало то, что Гаара взял ее за запястья. Оказывается, задумавшись о своей потерянной памяти, Акимо, незаметно для себя, ускорила шаг и чуть не налетела на казекаге.
– Расскажи мне о турнире, – попросила Эдди, не смутившись, и забыв, что по правилам к казекаге до сих пор следует обращаться на "вы". Гаара смотрел на нее, держа девушку за запястья. "Я не могу ей все рассказать. Она не поймет. Нужно затянуть время. Но, как мне объяснить ей, что я не могу рассказать сейчас? Я не могу второй раз отложить на другое время. Остается только одно... – с этими мыслями парень ослабил хватку на запястьях девушки, взяв чуть выше, и посмотрел в глаза. Сначала Эдди ожидала, что он расскажет об окончании турнира, но потом ее мысли переключилось только на его губы. Изредка поджимая их, Гаара смотрел на нее, покусывая, отводил взгляд, и, смотря на ее губы, чуть заметно проходил по своим губам языком. Он, несомненно, пытался добиться поцелуя, ведь это было единственное, что по-настоящему могло отвлечь Эдди. Почему же тогда он сам ее не поцелует? – Я не хочу казаться ей слабым. У меня никогда не было силы воли, и теперь, когда она мне, в принципе, стала не нужна для чего-либо, появилась Эдди. Находясь рядом с ней, я абсолютно не могу себя контролировать. Это слишком сложно для меня" – он думал, медленно притягивая к себе девушку, пока она совсем к нему не прижалась.
"Господи, я больше не могу терпеть. Он так близко. А ведь когда-то мне и взаправду хотелось лишь находиться с ним рядом. Но он будто сам меня толкает на это. Прости меня" – подумала Эдди и, жутко раскрасневшись, коснулась губ Гаары, медленно переходя на интенсивный поцелуй.
Уж никак Акимо не ожидала, что казекаге ответит на поцелуй. Парень мягко касался губами губ девушки. Медленно его руки перешли на талию Акимо, полностью обвив ее, и прижав саму Эдди к себе. Руки девушки коснулись лица Гаары, отчего его губы, как показалось, чуть дрогнули, а сердце забилось еще сильнее, выбивая странный ритм. Вскоре простой поцелуй перешел в настоящий французский, до того наполненный страсти, что Эдди стала медленно погружаться в сладкое небытие самой себя.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:45:16)

0

19

Глава 18.

Мимо Эдди весь вид понесся с неимоверной скоростью. Казалось, будто девушка бежит, но гораздо быстрее, чем обычно. Она не чувствовала движения, ветра, только что-то мягко приятно потягивало ее губы. "Эта улица... – осмотревшись, подумала Акимо, когда движение вокруг нее прекратилось. – Я слышу музыку. Выходит, праздник еще не закончился. – Тут земля под ногами Эдди зашевелилась, будто беговая дорожка, и девушка, так и не поняв, что происходит, с той же скоростью и слиянием всех предметов в одну пеструю стену, оказалась в другом месте на этой улице. Оно было дальше того места, на котором она стояла раньше. – Что происходит? – подумала она и обернулась. Прямо перед ней обнявшись и целуясь, стояли Гаара и она. – Что? – Эдди поморщилась и всмотрелась в черты девушки. Это и правда была она. В той же белой рубашке, в тех же бриджах, в тех же туфлях. – Но... как такое возможно? – подумала Эдди, та, что пыталась понять свое нынешнее положение. Сделав шаг к себе, Акимо посмотрела на Гаару. Его глаза были чуть приоткрыты, но тут же он их закрыл. – Неужели, он меня не видит? – думала Акимо, не спуская с него глаз, но тут перевела взгляд на себя. – Это странно... – подумала она, потянувшись к плечу той, что сейчас стояла в обнимку с казекаге. Рука ушла в плечо, Эдди пару раз повернула руку внутри своего плеча настоящей. – Я призрак?" – подумала она, вытянув руку и осмотрев ее, но тут голову пронзила дикая боль, и Эдди вскричала.

Девушка открыла глаза. "Что это было? – подумала она, пытаясь перевести дыхание, но у нее это не получилось. Ее губ мягко касались губы Гаары. – Близко... – подумала Акимо и ответила на поцелуй, будто ничего не произошло. До сих пор не хватало воздуха, хотя, возможность жить оставалась при ней. Но, вдруг вспомнив, что только что видела, Эдди медленно перестала отвечать на поцелуй Гаары, что он поддержал. Чуть отпрянув от Акимо, он опустил глаза, поджав и облизнув губы. Она же дотронулась ребром указательного пальца до своей нижней губы. Странно, что она опухла, ведь прикосновения были такими мягкими. Эдди подняла глаза на казекаге и от увиденного жутко раскраснелась. На губе Гаары виднелась маленькая ранка, кровь с которой он медленно стягивал языком, смотря в глаза девушке. Его взгляд ничего не выражал, ни злости, ни нежности, что было бы в данном случае очень кстати. – Боже, неужели я его укусила? – подумала Акимо, начав тяжело дышать от волнения. – Но, почему он тогда не перестал меня целовать? И что это вообще было за видение? Почему я снова оказалась на этой улице, и как я смогла увидеть нас, целующихся? Может, это лишь мои фантазии? Но, я ведь ни о чем таком не думала. Почему?"
– Я... я, я.., – замявшись, краснея и смотря в землю, начала пытаться извиниться Эдди. – Прости, я не знаю, как это произошло.
Гаара не ответил. Он, спокойно смотря на Эдди, вздохнул, и, сделав робкий шаг вперед, медленно прошел мимо нее в ту сторону, откуда они пришли.
– Пойдем, – тихо сказал он, не остановившись. Эдди послушно направилась за ним.

Утро. Акимо лежала в постели и смотрела на солнце. Оно ее не очень радовало. Или же она просто не замечала, какое оно прекрасное сегодня. Она думала только о том, что с ней произошло прошлым вечером. "Что это могло быть? – думала она, смотря в стену.
Гаара уехал еще до того, как взошло солнце. – "Утром я уеду в Амэ", – девушка цитировала фразу каге. – Но почему он не сказал, зачем? Хотя, если не сказал, значит не мое дело" – думала Эдди, про себя искренне обижаясь на казекаге. Хотя, что? Они на данный момент не пара, не связаны тесно, он не обязан ей рассказывать обо всем. Но, тем не менее, она считает это лишней скрытностью.
Весь день провалявшись в постели, Эдди не могла заснуть, думая о своем "видении". "Хватит думать об этом, – приказывала себе девушка. – Я всего лишь увидела то, что хотела увидеть. И, уверена, что на самом деле это было не так мило, как я надумала". Но, несмотря на успокоение, Эдди все же заснула очень поздно.

Второй день прошел тоже невесело, с учетом того, что Наруто собрался возвращаться в Коноху.
– Вчера мне пришло письмо от Сакуры, – объяснил парень. – Она пишет, что я срочно нужен в деревне. Ты со мной?
– Я останусь, – обхватив локти и посмотрев в сторону, проговорила Эдди. – Я дождусь, пока Гаара вернется, и отправлюсь в Коноху.
– Точно остаешься?
– Точно, – четко ответила Акимо, посмотрев на Узумаки.
– М-да-а, – протянул он, запрокинув голову. – Мне скучно одному будет.
– Ничего. Спустя дня два тебе компанию составит рамен. – Эдди улыбнулась.
– Что правда – то правда. – Наруто улыбнулся в ответ и закатил глаза, представив, как в честь своего возвращения (о как официально!) завалится в родимый Ичираку и будет уплетать за обе щеки. Он не подозревал, что на его лице сейчас появилась голодная улыбка, а глаза будто засветились, что очень насмешило Эдди.
К вечеру он отправился в Коноху. Но, как только Эдди легла в свою кровать, в дверь раздался стук. Акимо лениво медленно побрела к двери и, открыв ее, узрела (ну, слово хд) приятное, но на редкость знакомое ей лицо.
Высокая блондинка, милые, четыре собранных, достаточно таки, агрессивных хвостика торчат во все стороны, широкие скулы, стройная фигура. Спокойное выражение лица, и, чуть растянувшиеся в улыбке, губы.
– Привет, – спокойно сказала девушка. – Я тебя так давно не видела. И ты... так изменилась. – Блондинка осмотрела Эдди с ног до головы, чуть толкнув ее назад. – Ты ведь не будешь против, если я посижу чуть-чуть у тебя?
– Эм... нет. – Акимо закрыла за девушкой дверь. – Прости, а, мы знакомы?
– Да. – Длинные ресницы блондинки опустились. – Увидев тебя, я забыла, что ты потеряла память. Прости.
– Да ничего, – как-то неловко улыбнувшись, ответила Эдди.
– Извини, – проговорила девушка, протянув руку. – Я – Темари, сестра Гаары.
– Сестра? – Эдди рассеяно протянула свою руку в ответ, присмотревшись к лицу Темари, в надежде найти хоть какое-нибудь сходство. – Вы не очень похожи...
– Да. Не смотря на то, что я и Гаара похожи больше на нашу маму, чем на отца, с ним мы абсолютно не похожи. Стали, – заключила блондинка, странно улыбнувшись. – Шукаку многое изменил в Гааре, хотя внешность тронул меньше, но все же...
И тут Эдди нескромно всмотрелась в губы Темари. У Гаары так же нижняя губа отличается от верхней достаточной аккуратной пухлостью. Похожи. Губами, но похожи. И глазами. Хотя у Гаары зрачок потерял свой насыщенный черный цвет и перешел в более похожий цвет радужки из-за недосыпания, глаза были очень похожи.
– Изменил. Сильно изменил. – Эдди расстроено улыбнулась. – Но, могу сказать, ему даже идет.
– Все так говорят. Никто не может его представить в нормальном виде. Вечно усталый взгляд, затемненные верхнее и нижнее веки. Мы не поблагодарили нашего любимого папочку, за то, что он сделал с еще не родившемся Гаарой, – с сарказмом сказала Темари, прищурившись, и сжав руки в кулаки. – И за маму. Она ведь умерла из-за тяжести родов в связи с тем, что Шукаку на то время уже управлял своей силой, забрав и ее с выходом в теле Гаары.
– Темари, все в порядке, – произнесла Эдди отчужденно, будто боялась сделать что-то не то.
– Да, я знаю, – спокойно ответила девушка, чуть улыбнувшись. – В конце концов, мы же не одни живем без матерей. Да и теперь без отца. Грех о погибшем думать плохо.
– Да. – Эдди опустила глаза.
Спустя пару часов приятного для Акимо общения, Темари ушла домой. Эдди не стала рассказывать подруге о том, что творится сейчас между ней и Гаарой. К тому же, наверняка, только Эдди думает, что между ними что-то творится. "Откуда я могу знать, как он на это реагирует? – спросила себя девушка, растянувшись на кровати. – И как же мне все-таки хоть что-то вспомнить?"

Еще один день прошел быстро. Ближе к закату Эдди решила прогуляться до резиденции. Зайдя в здание, девушка направилась по длинному коридору. Пройдя спокойным медленным шагом минут 7, Эдди подошла к двери в кабинет казекаге. Здоровая, черная. От нее отдает теплом. Но это были лишь набегающие чувства. Самого настоящего аллергена тепла для Акимо в этом кабинете не было. Он был где-то далеко, за границей страны Ветра. Дотронувшись рукой до двери, Эдди прошла мимо, но, не успела сделать и 15 шагов, как дверь открылась, и из нее быстро вышел Рабики-сан, тот самый, который остановил девушку на самом интересном, так сказать, перед избиением мерзкого подобия Саске. Закрыв за собой дверь, он повернулся.
– Эдди? Вы что-то хотели? – Улыбнулся.
– Нет, – ответила девушка, посмотрев на дверь кабинета. – А...
– Хех, не беспокойтесь. Я по делу заходил. Я занес отчет об экзамене на джонина. Казекаге-сама попросил. Кстати, если вы хотите, можете к зайти в кабинет.
– Вы серьезно? – задала Акимо глупый вопрос.
– Ну да, – улыбнувшись, ответил "начальник". – Все важные документы, которые запрещено просматривать кому-либо, кроме казекаге – находятся за дверью склада резиденции. Он в подвале. А так, там, в кабинете, ничего нет, разве что отчет о джонинах, и мебели. – Рабики рассмеялся. – Извините, мне нужно еще запрячь этих раздолбаев по постам. Как говорится, разрешите идти? – "Начальник" подпрыгнул по стойке "смирно", так же, не подобающе надзирателю, посмотрев из подо лба. Эдди рассмеялась в ответ, и, не зная, как ответить правильно, лишь закивала головой. Рабики улыбнулся девушке и, твердо повернувшись на пятках, направился на выход. А Эдди, еще смеясь, подошла к двери в кабинет казекаге и повернула ручку.
Зайдя внутрь, Акимо убедилась, что "начальник" был прав. Письменный стол, кресло, диван, на половину пустой, книжный шкаф, белая бумага на столе, прижатая небольшой печатью к столу, и живой, угловатый в конечностях, белый паук, размером с кисть руки.
– Мерзость, – проговорила Эдди, сделав неосторожный шаг в сторону стола. Паук повернулся на девушку всеми своими восемью черными глазами, размером с маленькую пуговицу, и, потоптавшись на отчете об экзамене на джонинов, поспешил к окну. Эдди, дождавшись, пока паук исчезнет, подошла к столу и посмотрела на то место, где он только что топтался. Вроде все хорошо. Ничего, как казалось, не изменилось. Акимо перечитала содержание документа. "Все вроде в порядке вещей. Но... этот паук... Он такой здоровый был. Откуда такая мерзость берется? Как он вымахал до таких размеров? Мутант какой-то, – думала Эдди, смотря на то место, откуда из окна спрыгнуло насекомое. – Странно..".

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:46:23)

0

20

Глава 19.

Вечером Эдди долго не могла заснуть, думая обо всем, что ее особо волновало в последнее время. Она считала часы до приезда Гаары. До утра, точнее говоря. Она пыталась проанализировать и найти всевозможные варианты того, чем могло быть то явление, которое она называла "видением". Белый здоровенный паук так же занимал свое место в нынешней памяти Акимо. Конечно, ничего особого она не подозревала в насекомом, ее поражал размер паука, цвет. "Откуда в природе белые пауки? Никогда не видела таких больших, – с ужасом вспоминала белоснежное чудовище. Но вскоре ее мысли отступили от маловажного насекомого, перейдя на счет времени. – Почему я так жду его? – думала девушка, смотря в темный потолок. – Скажу ему "До свидания, уважаемый" и отправлюсь в Коноху. Но я хочу остаться. – Эдди надула губу, представляя, как будет прощаться с казекаге утром. – Ладно. Потом меня еще отправят на задание в Суну, и будет уже не так обидно" – с этими мыслями Акимо, наконец, заснула.

Луна светила всеми своими боками на сонную деревню Песка. То, что раньше было золотом в своем цвете – стало платиной, иногда покрываясь пеленой индиго, отпадающей от редких облаков. Такие же темные, как и тени, они медленно ползли по небу, пропуская сквозь себя редкие лучи лунного серебра.
Медленно твердо ступая лапами по песку, к Суне направлялся высокий дромедар со своим наездником. Со стороны это было прекрасным зрелищем. "Корабль пустыни", гордо отрывая лапы от земли, и оставляя за собою округлые следы, грациозно огибал миниатюрные барханы, предстающие на его пути в деревню Песка. Его наездник, несмотря на ночную прохладу, был одет свободно, как и подобало казекаге в любое время суток за границей своей деревни. Как всегда спокоен, взгляд умиротворен и устремлен вперед. До деревни осталось не так много, расстояние было незначительным, и, даже, несмотря на это, скорость передвижения верблюда была не быстрой, что не волновало Гаару. Торопиться было некуда. И снова он чувствует полное благорасположение к себе, хотя, как и в прошлый раз, чего-то не хватает. Кому-то бы показалось, что ничего, вроде бы, для счастья больше не нужно. Любого бы устроило положение Гаары в обществе, его ранг, так сказать. Данная обстановка: минимум скорости, максимум свободного времени, благоприятная температура вокруг, прекрасный вид, нет угрозы обезвоживания, усталость привычна. Что еще нужно? Гаара не знал, что конкретно ему требовалось для счастья. Время для принятия правильного решения, множество этих решений, полное независимое благоустройство деревни, или же, все-таки, она? Гаара не понимал, почему вдруг стал так зависим. Ее появление изменило все. И что думать теперь о старых чувствах, тех, что были до ее амнезии? Они одинаковы? Может, это скорее жалость? Казалось, что для поиска правильных ответов, нужно как можно больше времени, но казекаге не хотел обдумывать разные варианты, как и подставлять главный, более подходящий.

Дромедар­ передернул ухом, услышав посторонний звук, но не остановился. Спустя пару секунд "корабля пустыни" со своим наездником накрыла тень, но тут же уменьшилась в размерах. Гаара поднял глаза в небо, посмотрев на источник тени. Сейчас лишь его взору предстали жидкие темные облака и белое пятно. "Шпион?" – подумал Гаара, всмотревшись в, быстро удаляющийся от него, предмет.
"Заметил, – усмехнулся про себя акацук, улыбнувшись самому себе. – Извините, мастер Сасори. Я ослушаюсь вашего приказа" – подумал блондин, с той же улыбкой на лице, и, нажав кнопку приближения на дальномере, посмотрев на казекаге сверху, сунул руку в сумку на левом бедре.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:46:55)

0

21

Глава 20.

Эдди проснулась из-за ужасного шума на улице. Оглушающее шуршание, свист ветра и крики людей. Девушка, подскочив, подбежала к окну, и ее взору предстало потрясающее зрелище: гигантская белая птица с огромной скоростью, маневрируя, летит над домами деревни, а за ней несется плотная струя песка. Изумительное зрелище, но страшное. Акимо поняла, что это не может быть игрой в "догонялки", и, натянув бриджи и кофту, потратив на это минимум времени, выпрыгнула в окно и понеслась в сторону резиденции. Поднявшись по внутренней лестнице здания казекаге, девушка выбежала на крышу, на которой, задрав вверх головы, стояли шиноби Песка, и Канкуро. Услышав, как дверь выхода на крышу чуть слышно скрипнула, кукольник обернулся.
– Что ты здесь делаешь? – спросил он, пытаясь скрыть дрожь в голосе.
– Я услышала шум. В чем дело?
– На деревню напали, – сказал он уже без дрожи. Эдди этот ответ не очень удивил. "Нужно было задать вопрос по-другому" – подумала она, осмотрев всех присутствующих на крыше. Тут мимо них пронеслась птица со своим наездником, а за ней песок.
– Где Гаара?! – пытаясь перекричать последующий взрыв и шуршание, спросила Акимо, чуть пошатнувшись.
– Там. – Канкуро указал пальцем в небо, в ту сторону, куда полетела птица. Глаза Эдди округлились. Высоко над домами, посреди темного неба, на огромной глыбе песка стоял казекаге в непривычном для Акимо костюме: в темном, чуть отдающим красным, плаще, в черных брюках и с его тыквой-сосудом за спиной. Но самое страшное в зрелище было то, что от глыбы, на которой стоял Гаара, расходилось множество "ветвей" песка, похожих на лапы, тянущиеся за птицей. Пассивно маневрируя между "лапами" песка, птица отлетала и, разворачиваясь, снова приближалась к эпицентру атаки со стороны казекаге. Между этим, наездник птицы периодически выпускал из рук мелкие белые предметы, которые в полете превращались в значительных размеров птиц и насекомых, летящих в сторону казекаге до момента контакта с защищающим его песком, и взрывались. Как песку, так и Гааре эти взрывные устройства не вредили, хотя замедляли действия. Процесс сращивания одной части песка с другой занимал не меньше секунды, что усложняло задачу в поимке птицы.
Поняв, что по одиночке "ветви" недостаточно быстры, каге медленно сжал руку в кулак, и отростки за пару секунд срослись в исполинских размеров лапу с когтями и редкими темными пятнами. Лапа устремилась за птицей, загребая воздух, пытаясь поймать ее, но птица успевала уворачиваться. Наездник белого планера на это усмехался, вновь высовывая руки из маленьких сумок на боках.
Эдди смотрела на происходящее с ужасом. Было страшно. За Гаару, да и в общем. Тяжело дыша, Акимо пыталась судорожно сообразить, что может сделать в данной ситуации. "Я? А что я могу сделать? И нужно ли вообще? Я только буду мешать".
В очередной раз лапа не смогла схватить птицу, и наездник повернулся и, достав из сумок руки, выпустил в сторону Гаары новую взрывчатку. Вспыхнув в полете, взрывные четырехкрылые птицы с большой скоростью устремились к казекаге, маневрируя между пальцев огромной лапы и новых маленьких отростков. Вскоре, преодолев основную часть предохраняющего Гаару песка, птицы встретились с тонкими струями золота пустыни, но и они не смогли их остановить.
– Кац! – произнес блондин, и, почти долетевшие до казекаге птицы, взорвались.
Что-то закололо в груди Эдди. Страх накрыл разум девушки, и она, не раздумывая, прыгнув с крыши резиденции на соседний дом, направилась в сторону Гаары.
– Эдди! – заорал Канкуро, подбежав к перилам. – Не иди туда! Это слишком опасно!
Но Акимо не хотела его слушать. Ей было все равно. Нет, она еще не готова была умереть. Она боялась того, что могло бы с ней произойти, но считала, что обязана помочь казекаге. Хотя бы чем-то.
Быстро перескакивая с крыши на крышу, девушка почти добралась до центра под глыбой песка Гаары, но подняла глаза вверх. Она не ожидала увидеть над собой небольших размеров песчаный шар. "Что это? – думала девушка, всматриваясь в висящий над нею "геометрический предмет". – Почему у меня такое ощущение, что я уже где-то это видела? Ведь еще ни разу я не наблюдала за техниками Гаары... Может, память возвращается?" – с монотонным стуком в висках, размышляла Эдди.
– Пустынная тюрьма! – на редкость грубый, но спокойный голос рассеял все ее мысли. Переведя взгляд чуть левее, Акимо заметила нечто, что до глубины души ее поразило. Исполинская лапа стеной взошла за птицей с ее наездником и, как венерина мухоловка, загребла добычу, с заходом пальцев под себя, утопляя птицу и блондина в своем песке.
– Опасно, – проговорил себе акацук и направил свою птицу к выходу из заглатывающей песчаной ловушки, и когда его белый планер столкнулся с замыкающимися когтями лапы, его затянуло песком. Лапа закрылась, образуя вокруг блондина такой же шар, что и вокруг Гаары, лишь отличавшийся от первого тем, что не был полым. Наступила недолгая тишина.
– Эдди, уходи оттуда! – заорал Канкуро, схватившись руками за перила.
"Эдди?!" – услышав сквозь свою Абсолютную Защиту и ужаснувшись, подумал Гаара, и наименьшая часть песка отошла в сторону перед ним, давая парню видимости.
– Что ты здесь забыла? – грубо спросил он, выглянув из своего шара. Конечно, его грубость должна была лишь спугнуть девушку, чтобы она ушла, но не больше. На самом же деле каге не собирался грубить ей.
Не успела Акимо и рта открыть, как вдруг в песочном шаре, образовавшемся из лапы, от нового взрыва появилась дыра, из которой вместе с подорванным песком вылетел акацук. Но Гаара не пропустил этого и, отвлекшись от Эдди, направил за блондином часть песка из подорванного шара, преобразовав ее в плотную связку. Подхватив подрывника за ногу, песок, размахнувшись, кинул его обратно к своему началу, которое на данный момент снова было в форме лапы. Блондин не стал сдаваться и, пару раз повернувшись для размаха, кинул в сторону пятерни белый комочек глины, из которой и лепил свои взрывающиеся "творения". Комочек вспыхнул, не долетая пару метров до когтей песка, превратившись в огромную сову, и блондин использовал ее, чтобы уйти от захлопывающейся ловушки. Птица устремилась вверх, пытаясь оторваться от несущегося за ней вертикального столба песка. Далее появились еще отросты, похожие на шипы, и пытались преградить новому планеру подрывника путь, нападая вместе с тонкими связками песка.
Эдди смотрела на все это с широко раскрытыми глазами. Зрелище завораживало, но в то же время устрашало. "Меня здесь вообще быть не должно, – думала она, не в силах шевельнуться. – Но, я хочу помочь. И... посмотреть на это..."

Когда птица, судорожно взмахнув крыльями, неровно пролетела мимо закручивающегося спиралью песка, его конец все же смог настичь свою добычу и стал медленно обволакивать собою левую руку подрывника. Обволокши ее по локоть парня, песок остановился на пару секунд, когда птица, вертясь вокруг своей оси, стала взмывать в небо.
Гаара вывел руку вперед, будто имитируя захват на руке акацука, и стал медленно поворачивать запястьем против часовой стрелки, когда в это время песок двинулся по руке подрывника к плечу. Блондин, почувствовав тяжесть на себе, высунул свободную руку из сумки на плече и пустил спиралью вокруг песчаной веревки белую сороконожку, которая в полете стала больше изначального своего размера. Когда белое насекомое плотно улеглось на песке, подрывник сложил два пальца вместе, произнеся "кац!", и сороконожка взорвалась, к сожалению акацука, нанеся связке минимальный ущерб. Восстановившись за пару секунд, песок снова обволок собою плечо блондина.
– Пустынный гроб, – произнес Гаара и сжал руку в кулак. Рядом с подрывником раздался хруст. Неожиданно для него, ему с фонтаном крови оторвало руку.

– Уходи отсюда, – строго обратился казекаге к Акимо, продолжая наблюдать, как птица волнообразно завивает круги на небольшом расстоянии от резиденции. Услышав обращение Гаары к девушке, акацук улыбнулся и, из последних сил своей почти оторванной руки, с разворотом взмахнул ею, занеся песок над собой, как лассо, и направил его конец к девушке, наряду с этим пустив вдоль линии песочной связки несколько десятков маленьких птиц. Как и было предсказано блондином, Эдди сбило с ног и отбросило в ближайшую вышку, поведя за своим хлыстом очередь маленьких, но значительно опасных для жизни взрывов. Пара птичек взорвались прямо рядом с Акимо, что было незначительно физически. Ее оглушило. Девушка перестала ориентироваться в пространстве и, пошатнувшись, чуть согнула ноги в коленях. Изо рта пошла кровь, так как хлестнуло ее по животу, явно замяв желудок и еще пару внутренних органов, и по горлу. "Я ничего не вижу. Могу различать свет. Он ярче. Я не слышу. Что вообще происходит?" – спрашивала себя девушка, сделав пару шагов вперед, и ее снова хлестнуло песком в бок, отдав обратно все чувства.
Гаара с ужасом и страхом в глазах смотрел в ее сторону. Акацук улыбался, так же смотря на нее. Оторванный рукав его плаща трепетал на ветру уже без руки и без песка.
– Неплохо, – слышимо лишь для себя, проговорил он, не отпуская улыбку со своего лица.
С последним захлестом Эдди отбросило на крышу соседнего дома, где она столкнулась головой с бортиком крыши. Еще при ударе песком у Эдди вырубило все пробки. Находясь в почти бессознательном состоянии, девушка смогла различить лишь победную улыбку блондина, и то, что было в его руке. Нечто белое, с растопыренными в разные стороны крыльями, с широким низом. У Акимо не хватило сил, чтобы дать данному предмету характеристику. Она опустилась в бездну.
Кровь медленно заструилась по бордюру крыши, образовывая вокруг головы Эдди медленно растущую лужу цвета кармин.

Конец I сезона – Dead Memories.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 17 апреля, 2011г. 17:33:09)

0

22

Сезон II – Эффект бабочки
Говорят, что даже такая мелочь,
как взмах крыла бабочки,
может, в конце концов,
стать причиной тайфуна на другом конце света. (Теория Хаоса)

Глава 21.

Эдди лежала на койке в суновской больнице. Теплый ветер слабо подкидывал полы белой шторы. Медленно садящееся солнце мягко опускало свои лучи на пол палаты. Одинокая орхидея дрожала, стоя в небольшой вазе в холодной воде. Единственный, упавший с цветка, лепесток лежал на водной глади в стакане. На дно "сосуда" опустилась мелкая, чуть видная пыльца с лепестка. Цветок уже, порядком, завял, но продолжал отдавать комнате свое счастье быть подаренным девушке, которой как никому сейчас нужна была поддержка. Но она его не видела, так же, как и всего остального.
С того дня, как акацуки напали на Суну и похитили казекаге, прошло три месяца. Вернувшись с отрядом спасших его коноховцев, как можно чаще Гаара пытался выбраться из своего душного кабинета и навестить так и не очнувшуюся Эдди. Она была в коме.

– Заметны повреждения внешней оболочки нервной системы, – с тревогой в голосе сообщал главный врач казекаге. – Так же мы нашли еще пару неслабых проблем. Задолго до ее нынешней травмы у пациентки была другая, немаловажная травма мозга, что послужило потери ее памяти. Как выяснила экспертиза, амнезия была заслужена ударом особо тяжелого предмета по голове...
– Мне не важно, что с ней случилось когда-то, – чуть раздраженно сказал Гаара, спрятав руки за спиной. – Каково сейчас ее состояние?
– Приношу свои извинения. К сожалению, мы не можем проследить за ее состоянием. Оно то улучшается, то критически ухудшается. Некоторые результаты проверок просто с ума сводят. Датчики показывали, что температура ее тела была много ниже нормы, что не свойственно живому человеку. И нам очень сложно сказать, выживет она или нет.
– Примерный процент.., – напомнил врачу казекаге, не сводя с него глаз.
– Сорок процентов, тридцать. Шестьдесят... мы не можем сказать точно.
– Понятно, – раздраженно сказал Гаара. – В каком кабинете работает Такэо Дои?

"Где я? – думала Эдди. – Я не чувствую ни рук, ни ног. Я говорю вслух? Если так, то я не слышу собственного голоса" – с этими мыслями Акимо открыла глаза и осмотрелась. Она находится в каком-то неограниченном пространстве теплых тонов желтого и коричневого цвета. От редкого блеска слепило глаза, но девушка все же сделала шаг вперед, несмотря на страх. Было страшно идти, ведь она не знала, что перед ней. Вокруг только желтые однотонные стены, которые сливались с потолком и полом в сплошное "нигде". Пропасть, камень, ветка дерева, что-нибудь еще – все это сейчас могло представлять для нее огромную опасность. Что-то, что она должна была почувствовать. Но это были лишь ее негативные мысли.
"Странное место. – Оглянулась. – Похоже на какую-то левую методику психиатрического лечения, типа зеркальной терапии. Но, мне-то, зачем эта терапия? Или, может, я все-таки подхватила каких травм? – соображала Эдди, пытаясь найти в этой бесформенной комнате дверь или хоть что-нибудь, что помогло бы ей связаться с "внешним миром". – Стоп. А как я вообще..? Я до сих пор думаю или говорю? – Открыла, было, рот, но слова выговорить не смогла, лишь пошевелила губами, сымитировав "эй". – Думаю. Голоса нет. Или я его опять же не слышу. С ума сойти! – воскликнула про себя девушка, скрестив руки на груди, но тут отведя их чуть вперед и посмотрев на ладони. – Они есть. Руки есть, но я их, как и прежде, не чувствую. Может, это вообще сон? Что там нужно, чтобы проснуться? Ущипнуть? – Эдди наравне со своими мыслями ущипнула себя за руку, и, почувствовав от прикосновения неимоверную боль, открыла рот и попыталась что-то выкрикнуть. – Твою мать! – заорала она в мыслях, и тут же ее накрыло эхом. – Твою мать, – передразнивали невидимые стены мысли девушки.
Когда комната, наконец, заглохла, Акимо осмотрелась. – Ничего себе. Это, как я поняла, мысли мои отражает. Получается, чтобы не оглохнуть, мне нужно думать тихо? Маразм какой... – надула губу Эдди, но тут же снова осмотрелась. – Почему я здесь? Что я должна сделать, чтобы выбраться отсюда? Где Гаара? Где этот парень на птице? Где Суна? И где я вообще?"

– Казекаге-сама. – Психиатр подскочил со своего кресла, когда Гаара, постучавшись, зашел в кабинет. – Я... чем я могу вам помочь?
– Расслабьтесь. – Каге выставил ладони к врачу. – Я хотел с вами поговорить.
– Кажется, я знаю, о чем. – Усатый закрыл за парнем дверь, и, предложив присесть на диван, сел за свой стол. – Полагаю, вас интересует психическое состояние новой пациентки больницы, Акимо Эдди...
– Да. – Казекаге опустил глаза, но тут же поднял на Такэо.
– Ко-неч-но, – больше себе, чем Гааре проговорил тот, потянувшись на край стола за каким-то ежедневником. Когда психиатр открыл его, Гаара ненароком взглянул в записную книжку. В ней было множество неаккуратно зачеркнутых слов, предложений.
– Я вас слушаю и отвечу на любой ваш вопрос, казекаге-сама, – отчеканил усатый, предварительно вздохнув.

"Такое чувство, будто я иду по коридору резиденции, – подумала Эдди, нахмурившись. Уже как полчаса она шла куда-то вперед, в желтую глубину. – Интересно, это когда-нибудь кончится? Ладно бы еще я видела, куда иду. – Эдди остановилась и, осмотревшись, зажала уши руками. – Выпустите меня отсюда!"

– Расскажите мне о ее точном диагнозе.
– Да, конечно. – Такэо вздохнул, посмотрев в свой ежедневник. – Ее состояние усложнено ранней травмой. Из-за этого мы не можем вывести точный диагноз. К сожалению, лишь наименьшая часть всех коматозников выживала. Но кома Акимо не похожа на ту, что привычны людям своим смыслом. Ее мозговая активность слишком велика для коматозника. За одну секунду она переживает те чувства, которые переживает среднестатистически­­й человек за несколько минут, часов, дней и так далее. Если верить хаотичной системе человеческого разума, то вскоре данный феномен может привести девушку к психозу. Мозг человека не способен воспринимать столько эмоциональных импульсов за такое короткое время. И, это удивительно, как организм Акимо еще держится, ведь с начала подобных явлений прошло не меньше двух месяцев...

"Опа, стена, – подумала Эдди, коснувшись чего-то вертикального, плоского и прохладного. – Значит, все-таки это место не бесконечно. И, все же, мучает вопрос, где я вообще нахожусь? – с последним девушка повернулась и всмотрелась вдаль, пытаясь увидеть выход. Но вдруг ее рука соскользнула с этакой стены, будто пройдя насквозь. – Что? – спросила у себя Эдди, поморщившись и проведя рукой по тому месту, где только что чувствовалась плоская поверхность. – Ничего не понимаю. – Акимо, медленно развернувшись, обхватила локти руками. – Я хочу обратно. Хочу вернуться в Суну. Хочу все вспомнить..." – беззвучно произнесла она в мыслях, шевельнув губами, и осторожно посмотрев вправо, влево.

Гаара смотрел на врача, чуть прищурившись. Он понимал, что ему говорит усатый, но не мог себе представить подобного. "Как можно в одну секунду испытать все, что было испытано человеком за несколько лет? То есть, чьи она может испытать чувства, как не свои? Но, половина из того, что она чувствовала – стерта из ее памяти. Я во всем виноват. Я усложнил задачу своими обещаниями. И теперь ее состояние на грани разумного, и, опять же, если бы не я..."
– Понимаете, – проговорил психиатр, сложив ладони вместе и поведя их вправо, – Эдди вроде с нами. Ее тело, дыхание и прочие признаки жизнедеятельности. Но ее и вроде как с нами нет. – Повел ладони влево. – Своей моралью Акимо уже давно нас покинула. Ее чувства играют в ней, но они заглушают ее жизненные свойства. То есть, сейчас для нее чувства – единственное, что может уничтожить ее "я".
Гаара слушал и пытался вникнуть в слова Такэо, чуть прищурившись, продолжая смотреть на врача.
– Я понимаю, это сложно. – Психиатр опустил глаза. – Но это единственное доступное объяснение состояния пациентки. И еще, что я вам могу сказать. – Такэо провел рукой по морщинистому лбу. – Если она не справится с собой сама, ее никто не сможет спасти. К великому сожалению, при полной отдаче своих сил произволу, она может скончаться.
Гаару это не удивило. Он знал, что Эдди справится. Гаара не верил, он знал это. Поднявшись с кресла, он чуть поклонился врачу.
– Спасибо, – сказал он, нервно улыбнувшись, и повернулся на выход.
– Казекаге-сама, но, как же... Вы...
– Все в порядке. Вы верите, что Акимо выживет?
– Да, конечно.
– Я это точно знаю. – Улыбка исчезла с лица казекаге, и он вышел из кабинета.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 17 апреля, 2011г. 17:33:23)

0

23

пока осилила только 2 главы - уж больно спать хочется)
но начало мне понравилось)
завтра почитаю продолжение))

0

24

пока осилила только 2 главы - уж больно спать хочется)
но начало мне понравилось)
завтра почитаю продолжение))

Рада, что вам понравилось.
Приятного прочтения.

0

25

Глава 22.

"... Хочу все вспомнить... – думала Эдди, смотря вдаль и начиная медленно сутулиться, сжиматься. – Если бы я только знала..."
Вдруг переходы желтого и коричневого цветов медленно поползли друг к другу, создавая эффект палитры. Неожиданно в нескольких метрах от Акимо появилась большая темная дверь, такая же, как в резиденции, но вокруг по-прежнему были расплывчатые желтые и коричневые тона. – Дверь? – спросила у себя Эдди, отпустив свои онемевшие локти. Но не успела она сделать и шага, как фон вокруг двери пополз в разные стороны, оставляя на своем месте черные расплывающиеся пятна, которые медленно сливались с дверью. Что-то щелкнуло в мозгу Акимо, сказав, что нужно скорее открыть дверь, но, сделав один быстрый, но неуверенный шаг, девушка подняла глаза. Дверь с огромной скоростью стала удаляться, а невидимые искрящиеся стены стали тлеть, открывая глазам Эдди странную картину. Девушка не сразу поняла, где оказалась, когда все золото истлело. Голова кружилась, что не давало Акимо сосредоточиться на одном месте. Внезапно где-то внутри головы Эдди раздался оглушающий треск, и боль пронзила ее голову и все тело. Как казалось, в исстрадавшемся мозгу Эдди что-то шевелится. Будто кто-то смог проникнуть в черепную коробку и стал шарить по всем извилинам. Так же присутствовали мысли, будто мозг с подобным явлением стал приобретать другую форму. Не меняя стандартных размеров и основной формы, старые извилины заросли, но на их месте прорезались новые, с оглушающим треском. – Моя голова. Чувство, будто по черепу пошла трещина. Что творится? Кто это делает? – с ужасом вопрошала Эдди, пытаясь заглушить мыслями боль и треск, надеясь, что все же это физическое явление, что было уже весьма сомнительным. Открыв сквозь боль глаза, девушка поняла, что держится за голову руками, чего она не чувствовала. – Хватит!" – заорала Акимо в мыслях, пытаясь крикнуть вслух, оглушив себя эхом, которое, в конце концов, заглушило и унесло с собой в тишину треск и боль
.

Еле открыв залипшие от набежавших слез глаза, Эдди хотела, было, осмотреться, но не смогла повернуть головы. Ее будто что-то держало. Тем не менее, Акимо смогла пройтись по светлому помещению глазами. Снова теплые тона, но уже не такие яркие. Солнечные лучи падают на сероватый пол сквозь округлые, похожие на иллюминаторы, окна. Справа стоит темный стол, рядом с ним кресло. "Это же..." – Эдди не успела подумать об ответе, как перевела взгляд вперед. Перед ней стоял Гаара, спрятав руки за спиной.
– Твои родители и весь твой клан были почетными людьми в нашей деревне. Но когда от твоего клана...
"Стоп. Я уже это слышала, – думала Эдди, смотря на казекаге. – Я ничего не понимаю".
– ... около девяти лет, – закончил предложение парень и перевел взгляд на солнце. "Я это определенно уже слышала. Как-то все это странно. – Повернула голову и тоже посмотрела в окно. – Я могу двигаться? Но, как... я же только что... что происходит?" – вопрошала девушка, понимая, что приходит в неописуемый ужас от того, что творится вокруг. А Гаара невозмутимо продолжал свой недолгий рассказ.
– Я убивал всех без разбору – детей, сверстников, женщин, мужчин, пожилых людей. И я не мог остановиться. Я считал, что за душой демона и за мной следит моя мать, умершая при моем рождении.
Казекаге остановился, повернувшись на Акимо. "А разве возможно такое? – размышляла Эдди о своем, совсем не слушая парня. – Похоже, мне нужно отдохнуть. Скорее всего, я заранее представила себе, как целую его, и он меня выгоняет. Я понимаю, что это не правильно, поэтому и вообразила черте что. И, тем не менее, мне нужен отдых. – Эдди тяжело вздохнула, опустив голову и закрыв глаза. – Благо, что ко мне вернулись чувства себя, и я могу управлять собою, своим телом. Может, я просто была очень заинтригована, раз не смогла отвернуться в первый раз?"

Гаара смотрел на девушку, но не продолжал свой рассказ. Его смутил ее вздох. "Она меня даже не слушает. О чем вообще думает? Кажись, она и место свое потеряла вместе с памятью".
"Так, – возмутилась про себя Эдди, посмотрев на казекаге. – Он молчит. А должен, насколько я помню, сказать, что только я могла его остановить. Не по сценарию. Из этого выходит, что я напридумывала себе глупостей. Пора бы повзрослеть" – укоряла себя девушка, смотря в глаза каге.
– Вы ничего мне больше рассказать не хотите? – спросила Акимо, пытаясь намекнуть на продолжение.
– Не вижу смысла, – строго, бесчувственно проговорил Гаара.
– В каком смысле? – Эдди уставилась на него.
– Ты меня все равно не слушаешь.
– Вы ошибаетесь, я вас внимательно слушаю.
– Хватит врать, – громко резко сказал Гаара, сжав руку в кулак, отчего за окном что-то зашуршало. Эдди смотрела на него с непониманием.
– Ты не понимаешь, о чем я говорю? Считаешь, что я идиот? Я не верю, что ты потеряла память. Тот случай не мог лишить тебя ее.
– Какой случай? – тихо спросила Эдди, вконец растерявшись.
– Не притворяйся, – грубо сказал казекаге. – Я повторять не буду. Я обещал тебе не убивать, так? Так, я спрашиваю?
– Так, – с испугом в глазах, ответила Эдди, не подумав. Своим ответом она выдала липовую ложь о потери памяти.
– Но, я не могу сдержать обещания, когда лишь один человек из тысячи не уважает моих интересов, – сказал он, и с подоконника с улицы на пол посыпался песок.
– Что? Я уважаю вас и ваши интересы, казекаге-сама, – испугалась Акимо, когда Гаара разжал руку из кулака и стал поворачивать запястьем против часовой стрелки.
– Неужели? – язвительно спросил он. – Ты была самым близким мне человеком, но решила мне бессовестно врать. Ты хочешь добиться моего сочувствия? Удачи тебе в этом, – ухмыльнулся парень, и песок, оказавшись моментально под ногами сидящей на диване Эдди, стал окутывать собою ее ноги, медленно нарастая и переходя на ее тело. Как только песчаная связка достигла живота, она неимоверно затянулась, отчего у Эдди перехватило дыхание. Дальше не обволакивая, песок устремился своим концом к шее, и, завязавшись узлом, стал деревенеть, создавая нечто вроде твердой петли.
– Нет... прошу, не надо, – попросила Эдди, прослезившись, когда в очередной раз ей сдавило живот и ребра, также перекрыв путь кислороду. Но Гаара не ответил. Он улыбнулся и, вытянув руку вперед, сжал ее. За считанные секунды все тело девушки невозможно сдавило, не оставив и горло. В глазах Акимо потемнело.

"Неверно"­ – подумала она, и тут стены и общий фон стянулись в одну красочную стену, напомнив Эдди о ее видении. Песчаные узлы растворились в воздухе.
Не двигаясь, Акимо пронеслась мимо всей этой смазанной картины, пока она не смешалась в однородные желто-коричневые тона бесформенной комнаты. Осмотревшись, девушка поняла, что снова оказалась посреди искрящегося золотом пространства. "Ты не можешь со мной так поступить" – думала она, обращаясь к Гааре, которого не было рядом.

"Странное чувство, – думал молодой казекаге, смотря на месяц с крыши крайнего дома деревни. – Дои, вроде, был прав. После его слов я ощущаю ее присутствие, но ее нет рядом. Внушение... Это странно".

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:50:57)

0

26

Глава 23.

Потирая шею, Эдди медленно шла по неограниченному искрящемуся теплых тонов пространству. На горле чувствовалась петля, которая, как показалось, пару часов назад сдавила шею. Также невозможно болели живот и ребра. Чуть приподняв кофту, Акимо осмотрела свою талию. На ней был розоватый след. Проведя рукой по отметине, девушка подняла глаза, устремив взгляд вперед себя. Тут справа от нее появилось нечто вроде небольшого окна, что Эдди заметила боковым зрением. Акимо повернулась к лучившемуся предмету. От "окна" исходило черное свечение, прожигая собою желтый фон, но теплые тона тут же зарастали. Всмотревшись в окно, Акимо проследила, как в нем появилась бледная своей разноцветной палитрой картинка. Девушке казалось, что она наблюдает картину какого-то фильма. Бледное изображение стало показывать разные картины, создавая эффект настоящего кино.
Больница. Следующим изображением послужило окно изнутри, в которое падают бледные лучи солнца. Стены, потолок – белые, пол – светло-серый. Шторка на окне одиноко развивается под легким дуновение прохладного ветерка. В воздухе вьется пыль, душно.
Непонятно было, как, но Эдди почувствовала это. Тем не менее, глупо наклонив голову влево, Акимо продолжала смотреть "фильм".
Тут показали койку. Слева от кровати стоит капельница, справа – странный квадратный прибор на высокой подставке. Он напоминает аквариум, но с круглой вырезкой внизу. От вырезки снаружи "аквариума" по окружности висит черная ткань, прикрывая собою вход в куб.
На кушетке лежит девушка. Ее шея обернута на вид влажной салфеткой. Приспособление для проведения искусственного дыхания плотно прилегает к ее лицу, закрепляясь на затылке липучкой. От ее левой руки отходит трубочка капельницы, по которой в вену поступают антибиотики. Правая рука уходит под черную ткать "аквариума", запястье в кубе держится вертикально на шести металлических стержнях. Таким способом должен проводиться остеосинтез.
Эдди улыбнулась, наблюдая за данной картиной. Она никогда не любила больницы, тем более капельницы и все медицинские приспособления. Они ее пугали. Панический страх. Акимо была критически близка к трипанофобии, гемофобии и прочим медицинским фобиям. Ее жутко пугали шприцы, скальпели и прочее медицинское оборудование устрашало девушку. Но сейчас это выглядит забавно. А самое интересное и непонятное – девушка на кровати – она. Эдди. "Я будто вижу будущее, – подумала она, вспомнив, что Гаара делал пару часов назад песком с ней. – Он меня покалечил. На шее салфетка. Думаю, там этот след. - Эдди подняла руку и дотронулась до своей шеи. – Рука... Неужели, он как-то ее сломал? Но, я ничего не почувствовала. Может быть, это было после того, как я перенеслась сюда. Хотя... Это маразм. - Эдди улыбнулась шире, чуть прищурившись, посмотрев на себя в "окне фильма". – Это очень странно. Я сплю, скорее всего. Но, проблема в том, что, даже ущипнув себя во сне, я не проснулась. Того, что я вижу, просто быть не может. - улыбка исчезла с лица девушки, она протянула руку к картинке с собою в кровати в больнице. Мягко коснувшись "экрана", Акимо с улыбкой вздохнула. – Чего и требовалось доказать. Я будто фильм смотрю. Но... это же сон? - Эдди обернулась, посмотрев куда-то вверх. Желтые и коричневые пятна, мерцая, медленно плыли вокруг, будто облака. – Спасибо" - с сарказмом поблагодарила она, так точно ответившую ей пустоту (сарказм). Повернувшись снова к экрану фильма, Акимо продолжила наблюдать за картиной. Внезапно фон "фильма" сменился, показывая кабинет казекаге. На диване полно песка. Сам предмет мебели жутко помят, и кое-где даже порвана кожа. Помимо стола, сваленные в кучу, кипы бумаг разделяют свою половину и на полу. На письменном столе видна огромная трещина. Чувствуется выброс адреналина.
Наблюдая­ за этой неприятной картиной, Акимо чуть поморщилась.
Гаара стоял около окна и смотрел на солнце. Его показали сбоку, что, как всегда, ввело девушку в экстаз. Такой красивый, его большая часть освещена прекрасным, пусть и бледным, солнцем. Но на его лице играет недовольство. Нынешняя живая маска добра и снисходительности заменилась мертвой маской горести и гнева. Мертвой – потому что, как казалось, только сам дьявол может дать таковую человеку. Глаза парня, чуть прищурившись, устремляли взгляд вдаль. Зрачки беспорядочно нервно бегали из стороны в сторону, но солнца не отпускали.
Внезапно у Эдди закружилась голова, и девушка, пытаясь сосредоточиться, продолжала смотреть "фильм", ничего не понимая из увиденного. Пока Акимо пыталась придти в себя, она пропустила переход от одного изображения на другое. Теперь же вместо Гаары картина показывала первым планом далекое, уже начавшее садиться, солнце. Из-за его низкого расположения уже были видны освещенные бледными лучами дома деревни. "Я пытался сделать как лучше, - пронеслось в голове Эдди чужим мужским голосом, но таким знакомым. Ничего не поняв, Акимо и не стала задумываться, лишь смотрела на солнце за "монитором" и слушала эти мысли. – Но она не захотела принять мои попытки. Она сама себя закопала, будучи невнимательной. Я здесь, частично, не причем. - На экране появилась следующая картинка: Гаара закрыл глаза, и опустил голову, тяжело вздохнув. Эдди интуитивно приблизила с экрану, но вдруг он с мерзким резиновым звуком затянулся в желто-коричневую стену, что заставило Акимо испуганно отпрянуть. Было уже не весело. – Я будто услышала его мысли, - подумала она, осмотревшись. – Может ли это быть сном? Но, откуда это в моей голове? Я никогда о подобном не думала, откуда берутся все эти окна, видения?"

Часов у девушки не было, что очень ее удручало.
"Знать бы, сколько времени я уже иду, - думала она, по привычке о долгом хождении потерев руки. – Да и вообще, что я здесь делаю? И "здесь" – это где? - Снова осмотрелась, в очередной надежде увидеть хотя бы что-нибудь, что помогло бы ей ответить на ее вопросы. Но, увы. Снова неудача.
Примерно на свой счет, походив по странному "теплому" месту около часа полтора, девушка остановилась. Это произошло непроизвольно, но и не было вызвано чем-либо. Эдди задумалась о своих действиях во время рассказа казекаге о себе. – Ситуация изменилась, потому что я подумала в этот раз о другом. В прошлый раз у меня не было лишних мыслей. Если бы я только могла изменить происходящее... – подумала она, и, сделав шаг вперед, снова остановилась, на этот раз сама. Она смотрела в желтый пол, по которому теперь монотонно волновались черные пятна. Подняв глаза, Акимо увидела перед собой дверь. Та самая, которую она уже видела, и не раз. От нее исходило черное свечение, которое стало медленно разъедать теплый фон. – В тот раз я не смогла добраться до двери, - пронеслось в голове девушки. – Теперь она близко. Я успею, - с этими мыслями она сделала быстрый шаг к двери и протянула руку, но та резко ушла назад и стала с огромной скоростью удаляться. – Как такое возможно?" - подумала Эдди, и фон снова стал тлеть, открываясь девушке новой картиной. На этот раз Акимо отделалась головокружением и монотонным стуком в висках.

Когда пришла в себя, поняла, что снова находится перед Гаарой. Он стоит перед ней и рассказывает о себе, как поняла Эдди. "Снова?"
– Ты защищала мое право на жизнь перед моим отцом, который твердил тебе, что меня нужно убить. Но ты была против этого, что и останавливало его.
"В предыдущий раз я этого не слышала от него. А можно ли вообще назвать то, что было, прошлым разом? Это странно. Я ничего не понимаю. Это как..." – Акимо не закончила свою мысль, вслушалась в слова Гаары.
– Я изменился, но после этого еще раз нарушил обещание тебе. И больше я тебя тогда не видел, – он опустил глаза.
"Остановился. Теперь... что дальше? Я должна его поцеловать? Но, что тогда изменится? А должно ли вообще что-то меняться? Какого я здесь забыла?" – спрашивала себя Эдди. Гаара молчал, смотря то на девушку, то в пол, медленно переводя взгляд.
– Главное, что вы изменились, – продолжила Акимо, поняв, что молчание затянулось, и поднявшись с дивана. – Теперь о вас я знаю достаточно, – сказала она, сделав шаг к казекаге. – Ну, а теперь, не могли бы вы рассказать обо мне? Что случилось тогда в лесу?
Парень, опустив глаза, вздохнул. Потом снова посмотрел на девушку.
– Когда меня на туре ранил Учиха Саске, мы отправились в Суну. Около деревни молнии нас настигли коноховцы, в их числе были Саске, Наруто и Сакура. Она напали на нас и...
Голову Эдди пронзили жуткая боль и треск, снова было ощущение, что череп треснул, а извилины затянулись. В глазах потемнело, руки онемели, но девушка стояла неподвижно. Она не могла двинуться. Руки и ноги не слушались, глаза не закрывались, несмотря на жжение, губы не шевелились в криках души и себя. Казалось, будто Эдди – не Эдди, а лишь чувствует себя ею. Хочется закрыть глаза, упасть на диван. Но это не возможно. Ощущение того, что Акимо марионетка. Кто-то управляет каждой ее частью, каждой ее мышцей. Стало страшно.
"Что происходит? Глаза болят. Кажется, будто они сейчас выпадут. Боже, почему все это со мной происходит? Как это может быть? – вопрошала девушка, пытаясь напрячься, чтобы шевельнуть хотя бы пальцем, но безуспешно. – Прекрати! - вскричала про себя Акимо, и все-таки смогла закрыть глаза. Она получила все свои чувства обратно, может двигаться. – Господи, какое облегчение, - подумала она. – Это уже не смешно. Я – будто не я".
Казекаге закончил свой рассказ, опустив глаза. Эдди не знала, что сказал Гаара, но сделала к нему шаг и, подняв его глаза на себя, поцеловала. Он в недоумении смотрел на нее, чувствуя, как губы девушки мягко приятно потягивали его губы. Казекаге закрыл глаза и ответил на поцелуй. Эдди чувствовала, как ее сердце уже куда-то летит, вулкан взрывается в нем. Гаара поднял руки и приобнял Акимо за талию. Девушка хотела углубить поцелуй.
"Могу ли я? – Она чуть наклонила голову вправо и потянула губы парня интенсивнее, чем он ответил и ей, наклонив голову влево. - Не может быть! Уж никак не ожидала. Браво" – похвалила себя девушка, чуть улыбнувшись в поцелуе, но тут ее плечо пронзила дикая боль. Акимо сразу отпрянула от Гаары, схватившись за руку, по которой уже текла кровь. Повернув голову вправо, Эдди увидела кунай. Он глубоко вошел в плечо, задев кость, что стало понятно с внутренним скрипом. Акимо стала задыхаться от боли, ведь, целуясь с Гаарой, она совсем расслабилась и не была готова к нападению.
– Ты не достойна его, – услышала Эдди со стороны окна. Повернувшись, она увидела девушку с русыми волосами и карими глазами. Она зло смотрела на Акимо, доставая из ножен кунай. – Ты себе слишком много позволяешь.
– Что? – спросила Эдди, мало что поняв из того, что сказала девушка.
– Что слышала, – грубо сказала она и кинула в Акимо кунай. Эдди успела повернуться, но оружие задело ее левый бок, оставив на кофте разрез, а на боку большую царапину. Прикрыв рукой кровоточащую рану, Акимо резко вынула из плеча кунай, вскрикнув, и отбросила в сторону. Она не хотела драться с русоволосой, чем и послужило ее действие. Вдруг где-то за Эдди раздался звук рвущейся ткани. Он оглушил ее, но в бездействие не привел. Она обернулась, но ничего не увидела.
Гаара стоял слева от нее и смотрел на происходящее. Акимо казалось, что все это происходит очень медленно, хотя, на самом же деле, с превеликой скоростью. Рваный звук повторился, и в голове что-то застучало, отдаваясь болью во всем теле. Эдди закричала от боли и упала на колени, держась за бок. Все вокруг внезапно слилось в одну массу, быстро растаяв, превратившись в теплый фон желтых и коричневых тонов.

Акимо, сидя на коленях, посмотрела на свои руки. На них не было крови, так же как и на одежде. Кофта, ранее получившая разрез на правом боку, была в целости и сохранности. Сам же бок ныл, так же как и плечо. Эдди приподняла кофту. На боку был бледный след от раны, будто уже затянувшейся. Глаза наполнились слезами.
"Почему все это со мной происходит?" – вопрошала Акимо, обхватив живот руками, и согнувшись.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:52:13)

0

27

Глава 24.

Вскоре, успокоившись, Эдди решила прогуляться по желто-коричневому пространству. "Комнатой" это место девушке уже сложно было назвать.
По своему счету проходив так пару часов, Акимо остановилась. Тишину вокруг прервал противный резиновый звук, что заставило девушку оглянуться. Недалеко от себя она снова увидела темный экран с медленно проявляющейся картинкой. Подобные явления стали развлекать девушку, она направилась к экрану. Встав напротив него, Эдди стала наблюдать за происходящим.
Снова больница. Окна закрыты, несмотря на то, что на улице, как показалось, совсем не было ветра. На больничной койке сидит девушка, смотря в пол. Ее плечо перевязано бинтами, также как и шея. На горле видно едва заметное кровавое пятно, уже засохшее. Волосы девушки собраны в низкий хвостик, что очень непривычно для нее. Короткие пряди падают с затылка и вдоль пробора по бокам головы, чуть прикрывая глаза сбоку.
Акимо снова видит себя на экране. Снова в потерянном состоянии, унижена и убита морально. Заплаканными глазами смотрит в одну точку, и, как кажется, о чем-то сосредоточенно размышляет. Конечно, догадки о ее мыслях правдивы. Она не может понять, почему Гаара так поступил с ней. Когда на Акимо напала та русоволосая девушка, он просто стоял и смотрел на происходящее спокойным взглядом. Раненой Эдди он даже не подумал помочь.
"Нужно успокоиться, – думала Акимо, наблюдая за происходящим на экране. - Это всего лишь сон. Или же просто плод моей фантазии. Это слишком по-детски, нужно как можно скорее избавиться от этих мыслей, – пыталась она себя убедить. - Успокоилась, – вывела для себя девушка, отвернувшись от экрана, после чего он с мерзким звуком затянулся. - Итак. Проанализируем происходящее. Я уже около четырех часов нахожусь неизвестно где и делаю невесть что. Это раз. Мне кажутся странные вещи, я вижу видения, окна с изображением себя не в тех местах. Это два. Учитывая видения с одинаковым началом, они, в конце концов, заканчиваются по-разному, что получается по вине моих мыслей. То есть, если вести эту мысль в сторону аномальных явлений, то получается, что я изменяю свое прошлое, выводя будущее на новую линию, что в данном случае для меня заканчивается неважно, – заключила Эдди, проведя по ранее раненом боку рукой. - Это три. То есть, если развивать дальше эту мысль, выходит, что я могу изменить свое будущее. По крайней мере, здесь. А, как насчет, наяву? Можно сделать вид, что я играю в "машину Времени". Это жутко, слишком по-детски, но, может, все же я смогу что-то вспомнить?" – с этими мыслями Эдди сделала уверенный шаг вперед.

Вскоре, не придя к дельному решению, Акимо забыла о своих размышлениях и от скуки вспомнила случай с петардами. Он очень насмешил ее в тот раз, да и сейчас воспоминания об этом дне заставили улыбнуться. "И все же, Наруто невозможен, – думала Эдди, вспоминая, как Узумаки прыгал по крыше, сюсюкаясь с прожженной насквозь курткой. - Еще и хозяину дома нагрубил. Хватает же смелости. – Девушка рассмеялась от приятных воспоминаний. Вдруг перед ней снова появилась "резидентская" дверь, лучившаяся черным свечением. Акимо чуть не врезалась в нее, но успела остановиться. - Опять? – разочарованно подумала она, и, без лишних мыслей, протянула руку к двери, но, на удивление, та не двинулась. Тем не менее, Эдди тоже не стала медлить, и коснулась дверной ручки. Внезапно девушку всю как волной накрыло, мысли и чувства помрачнели, но тут же пришли в порядок. На секунду Эдди показалось, что она отключилась от данного мира, но не попала в другой, как это обычно бывает с людьми при отключке. Девушку чуть отшатнуло, накренив влево, но ручку она не отпустила, и, собравшись с силами, повернула ее и потянула дверь на себя, но та не поддалась. - Заперта? – задала себе вопрос Эдди, еще пару раз нервно повернув ручку вправо-влево и подергав дверь, но ничего с этим не изменилось. - А как старалась" – укорила себя девушка, отпустив дверную ручку, и сделав шаг назад. Дверь тут же удалилась с огромной скоростью, что Эдди не очень то и удивило. Тут же девушка оглянулась. Пространство вокруг нее начало тлеть, голова снова закружилась, глаза, словно, залепило снегом. Почувствовался холодок и сухость, что заставило Эдди их закрыть.

Спустя пару минут, Акимо обдуло прохладным ветерком, и она открыла уже успокоившиеся глаза. Голова сразу же перестала кружиться, отдавая глазам свободу в выборе до одного объекта. Эдди осмотрелась. Она находилась на крыше дома в Суне, стоявшего по правую сторону на одной из главных улиц, отходящих от площади. Солнце грело макушки крыш домов и голову Эдди.
– Как я устал, – послышался рядом с девушкой знакомый голос. Она обернулась на него и увидела Наруто. Он медленно садился на край крыши, спустив вниз ноги, и, сложив руки на коленях, подставил лицо солнечным лучам.
"Так. Если мои размышления были верными – парой действий я смогу изменить линию будущего. Посмотрим, что получится" – пронеслось в голове Акимо, и она села рядом с Наруто.
– Да, я тоже устала, – произнесла в ответ Эдди, также подставив лицо солнцу.
– А что у нас осталось из украшений? – минуту подумав, спросил Узумаки, пошарив по крыше глазами с целью найти коробку. – Та-ак, – проговорил он, поставив находку себе на колени. – Мишура, дождик, шесть пе-та-ард, – протянул последнее он с некой интригой, взяв одну петарду из коробки. Эдди этого не пропустила и чуть подсела к другу.
– Знаешь, я могу тебе рассказать о неизвестном нам свойстве петард, – загадочно проговорила девушка, улыбнувшись.
– Да? О каком? – с интересом Наруто уставился на Эдди, сунув руку в карман за зажигалкой.
– При взрыве они пускают искры, что может заставить другие тоже зажечься, – сказала Акимо, заглянув в коробку. Она хотела предотвратить "нападение украшений" на блондина.
– Жесть, – проговорил парень и, посмотрев на желтую "ракету", поднес к ней зажигалку.
– Подожди, я рассказала тебе это в побуждении того, чтобы ты не зажигал фитиль, – с опаской проговорила девушка, кивнув на зажигательное устройство.
– Ой, я задумался. Думаю, это опасно, – ответил парень, неловко улыбнувшись, и убрал палец с кнопки с зажигалки.
– Еще как. – Акимо улыбнулась в ответ, закатив глаза.

Они не заметили, что, ранее выпущенный из зажигалки, огонь успел захватить пару миллиметров фитиля.

– Как ты думаешь, Гааре понравится наша работа? – задал вопрос Узумаки, осмотрев улицу.
– Не думаю, – ответила девушка, улыбнувшись, вспомнив при этом лицо казекаге после их отчета о выполненной работе. Тут Акимо насторожилась, прислушавшись. – Ты слышишь, что-то шипит?
– Слышу, – спокойно ответил парень. – Только не вижу, откуда это.
– Посиди, я посмотрю, может, змея, – предположила девушка, поднявшись на ноги и отойдя от друга на пару метров. – Вроде, ничего нет, – громко сообщила другу она, находясь уже на другой стороне крыши. Вдруг раздался короткий крик Узумаки, и за ним последовал громогласный многоразовый взрыв со стороны парня.
– Наруто! – Эдди быстро перепрыгнула через ребро крыши и наступила на горящий дождик. Подняв глаза, Акимо зажала рот руками, что не помогло перекрыть путь ее голосу. На крыше лежал Наруто с догорающим на коленях куском картона от коробки. Из-за копоти и крови лица парня было не узнать, так же как и его обожженные окровавленные руки. Где-то внизу на земле лежали догорающие куски пластмассы, на которые с края крыши тонкой струей капала кровь.

Эдди будто закрыла глаза. Она ничего не видела, не слышала. Сердце бешено билось. В висках, под скулами, в запястьях пульс все ускорялся, оставляя по телу мурашки. Руки, как показалось, дрожали, так же как и губы. "Хотела, как лучше" – думала про себя Акимо, не зная точно, где находится. Вдруг резко перед девушкой появилась четкая картинка. Глаза не слепило. Было чувство, будто она их и не закрывала, а слепо смотрела вперед. Белая дверь, белая стена, белый потолок, серый пол. Оказывается, в больнице.
Солнце светит в спину, начиная жечь шею. Руки Эдди, как оказалось, были сложены на коленях вместе, отчего и можно было прочувствовать дрожь. Девушка, поняв, что достаточно начувствовалась себя, перевела взгляд левее, и ее глазам предстала ужасающая картина. На больничной койке сидит Наруто. Его руки, шея, и половина лица перевязаны бинтами, глаза закрывает белая повязка. Видно, его руки тоже дрожат. Указательный палец правой руки нервно беззвучно стучит по простыне. Рядом с кроватью тумбочка. На ней стоит ваза с нарциссом, он свеж и жив. Рядом с вазой стакан с водой. Тут же лежит обгоревший протектор селения Листвы.
Эдди переводит взгляд на Наруто. Он сидит спокойно, и у девушки даже создалось такое впечатление, что парень спит.
– Наруто, – начала Эдди. – Прости меня, я должна была тебя остановить. Я хотела предотвратить взрыв.
– Не извиняйся. – Губы парня растянулись в улыбке. Странно было видеть его улыбку и не видеть глаз. Эффект уже не тот. Казалось, будто парень не улыбается, хотя уголки губ были все же приподняты.
– Ты ее поджег, не заметив. Это моя вина. – Глаза Акимо защипало от набегавших к ней чувств.
– Бывает. Главное, что я не потерял руки. – Улыбка не сходила с его лица. Он чуть повернулся к Эдди лицом и приподнял руки. – Они уже даже почти не болят.
– Это хорошо, – всхлипнув и хохотнув в одном действии, произнесла Эдди и пододвинулась на край стула. – И с глазами все будет в порядке.
– Что? – Улыбка исчезла с губ Узумаки. – Эдди, ты прослушала то, что сказал главврач?
– Эмм... ну.., – девушка замялась, так как не знала, как ответить. "Как я могла прослушать, если я даже не знаю, как оказалась здесь?" – подумала она, чуть закатив глаза. – Как? Я не прослушала.
– Тогда ты должна была знать, что эта надежда будет глупой.
– Почему? – Акимо еще чуть пододвинулась к краю. – Все будет в порядке.
– Нет, Эдди, не будет, – с горечью в голосе проговорил Наруто. – У меня, считай, больше нет глаз.
Не успела Акимо и вникнуть в слова блондина, как ее разум с резиновым звуком накрыла тьма.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:54:24)

0

28

Глава 25.

– Войдите, – сказал Гаара после стука в дверь, и в его кабинет вошла Темари.
– Никаких изменений, – тихо произнесла она, подойдя к столу. – А ведь уже почти полгода прошло.
– Тебя это удивляет? – тихо задал вопрос казекаге, подняв глаза на сестру.
– Да, а тебя – нет? – язвительно спросила девушка, посмотрев на брата.
– Некоторое время после потери сознания ее состояние было очень сложным, долгую кому стоило ожидать.
– Значит, ты не ждешь, что она очнется? Тебе легче, когда она в таком состоянии? – завелась Темари.
– Не дави на меня, – спокойно сказал Гаара сестре, опустив глаза. – Мне не лучше, чем тебе.
– Ты не находишь странным, что ты так легкомысленно относишься к этому? Мне кажется, ты по отношению к Эдди должен чувствовать больше, – сказала блондинка, облокотившись о стол.
– О чем ты только думаешь? – спросил Гаара, чуть поморщившись, пытаясь выдать отвращение, которое, естественно, было ложным.
– О чем ты думаешь сейчас, когда я говорю о другом? – продолжила Темари, чуть пригнувшись. – Ты думаешь, я говорю о том, что ты должен рвать и метать за того, кто тебе дорог. На самом же деле я говорю о том, что ты должен беспокоиться за человека, которого тебе прислали из другой деревни в помощь.
Гаара промолчал. Он до сих пор считал правильным предполагать, что Акимо остается жителем Сунагакурэ. До сих пор для него она не покидала деревни надолго, хотя уходила в трехгодичный отпуск и месячный визит в Коноху.
– Это не столько важно. Я не воспринимаю всерьез проживание Эдди в Конохе, – сухо произнес он, опустив глаза.
– Я же знаю, что ты ее любишь, – продолжила Темари чуть громче, но мягче.
– Это не для меня.
– Ты не должен это скрывать.
– Я сказал, любовь – не для меня.
– Хоть сейчас не ври.
Тут Гаара снова замолчал. Он смотрел на сестру и не знал, что сказать.
– Уходи. Мне нужно работать, – тихо произнес он, опустив глаза на документы и взяв в руку ручку, и начал что-то писать. К огромному его разочарованию рука дрожала, и почерк стал косить.
– Да выбрось ты эти бумажки! – громко сказала Темари казекаге, выхватив у него ручку, забрав документы, и, подойдя к окну, выбросила на улицу. Гаара подскочил с кресла и сделал пару широких быстрых шагов к Темари.
– Это важные документы. Их срочно нужно заполнить.
– Сядь! – прикрикнула она на него, развернув на 360 градусов. Гаара пошатнулся, и тогда Темари взяла его за рукав и, подтащив к столу, кинула брата в кресло. Казекаге, криво сев, уставился на девушку. Несмотря на то, что Темари никогда так не обращалась с ним, ему подобная близость с сестрой даже нравилась.
– Гаара, ты должен понимать, что если ты признаешь это, тебе станет легче, – требовательно произнесла она, резко взявшись руками за подлокотники кресла казекаге.
– Я совру, если признаю.
– Ты сейчас врешь.
– Откуда такая уверенность? – спросил парень, посмотрев на сестру, чуть повернув голову влево. – У тебя нет оснований указывать на то, чего сама точно не знаешь.
– Ты сам своим поведением все выдаешь.
Гаара вздохнул и, повернувшись к окну, посмотрел на солнце. Оно сразу же осветило парня полностью, кинув ему в лицо свои лучи, ненароком зацепив глаза, что заставило каге поморщиться.
– Я уже сам способен принимать решения. Мне не нужна твоя помощь. Если бы вдруг она мне понадобилась – я бы обратился к тебе. Спасибо. – Повернулся и посмотрел на Темари. – Но, я сам разберусь с собой.
– Ты прав. Теперь тебе не нужны мои советы, в принципе, также, как и раньше, – проговорила она, искренне огорченно улыбнувшись. – Я пойду?
– Да, – ответил каге, не спуская с сестры глаз. Девушка медленно, развернувшись, направилась к двери и открыла ее. Перед ней стоял шиноби, возможно, чуть старше самой Темари. Он неловко улыбнулся ей, извинился, и, пропустив на выход, постучал в еще открытую дверь кабинета.
– Казекаге-сама, мы стояли на улице, и тут увидели, что бумаги с вашего окна летят. Мы, кажется, все собрали, и я решил вам занести, вдруг, они нужные.
– Да, – спокойно ответил Гаара, откинувшись на спинку кресла. – Спасибо.
– Всегда рады помочь, – отчеканил шиноби, и, положив десяток найденных на улице бумаг на край стола, поклонился и вышел. Казекаге, пройдясь глазами по паре строчек на бумаге, повернулся к солнцу. "Надоело мне все это беспокойство. И что дало акацукам извлечение из меня Шукаку? – спросил у себя Гаара, посмотрев на свою руку и сжав ее в кулак, что ничего не изменило. – Это наименьшее, чего я боялся. Теперь, как кажется, я поистине беспомощен".

"Вот тебе на, – думала Эдди, осматриваясь, в надежде заметить какие-либо изменения в желто-коричневом пространстве. – Хотела как лучше. Считай, лишила Наруто его будущего, – ругала себя Акимо, делая шаг вперед. – Итак, прошло еще минут десять. Чудно. Исход из моего нового видения таков: я все же способна менять будущее. В этот раз этому послужил мой рассказ о свойстве петард. Неплохо. Стоит заглянуть глубже, – думала она, вспоминая не менее красочные моменты из своей пока что недолгой жизни. – Господи, я даже уже рассуждать начинаю. Не стало бы это привычкой. Мм... следующие краски моей жизни... Канкуро? Не-ет... Саске... тоже отпадает. Стоп! Во время праздника, второй за мою жизнь поцелуй. С Гаарой, – мечтательно подумала Эдди, закатив глаза и покраснев. – Да. Это был прекрасный момент. А, может... а сколько мы стояли вот так? Минуту, десять, полчаса. И еще я его укусила, – надув губу, вспоминала Акимо, совсем забыв о том, с какой целью начала вспоминать свою жизнь. – Шикарнейший вечер был, ничего не скажешь, – пропела про себя Эдди, пританцовывая. – И странно, что я вот так все же витаю от одной мысли о Гааре. Что это? Это мои мечты. Да. Не стесняюсь. Это мечта. Но, ей, к сожалению, не суждено сбыться. Гаара – казекаге, а я кто? Я ныне подкидыш в этом мире. Надо мной кто-то пошутил. Не смешно пошутил".

Эдди не заметила, как в этот момент за ее спиной пространство стало медленно тлеть, открываясь темной пустой улицей с еле слышимой музыкой издалека.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:55:14)

0

29

Глава 26.

Эдди оглянулась, когда сбоку от нее пространство стало тлеть. "Что?" – задала себе вопрос девушка, отпрянув от медленно сгорающей оболочки фона. Перед Акимо объемные желто-коричневые "обои" открывались новой картиной. Иссиня черная улица, слегка отдающая серебром от лучей луны. Дома, редкие фонари. Спустя минуту Эдди перестала что-либо различать, услышав резкий звук тления, сопровождаемый внезапным головокружением.
В этот момент мир будто заскакал перед глазами девушки. Только она сосредоточит свой взгляд на одной точке, как ночной бытовой пейзаж резко идет вниз, отчего Акимо казалось, будто она падает и снова поднимается.
И вот, все пришло в норму. Акимо уже точно могла различить угол дома, контур тени на его стене. Только сейчас девушка поняла, что слышит знакомую ей музыку. Осмотревшись, поняла, что находится на той самой улице, к которой уже не раз возвращалась.
"Отлично, – подумала она, повернувшись в противоположную сторону от яркой площади деревни. – Стоило только подумать... если я не ошибаюсь, где-то впереди должны быть мы. – Девушка сделала шаг в сторону противоположного входу краю деревни. – Боже, как же все-таки это странно звучит. – Поморщилась. – Хорошо. Это то место. Но... тут никого нет, – сделала для себя открытие Эдди, прибежав на место и осмотревшись. – Ничего не понимаю. – Устремила вдаль свой взгляд. В скором времени, устав стоять, Акимо хотела, было, залезть на крышу одного из домов, как недалеко от этого места увидела два силуэта. Они медленно приближались к ней, как казалось, не видя ее. – Вот и голубки" – подумала девушка, улыбнувшись и слегка покраснев. И правда. Вскоре в этих двух можно было узнать Гаару и ее. Эдди, та, что ждала себя и казекаге на этой улице, пошла навстречу Гааре. Сделав порядком до десяти шагов, она остановилась и, дождавшись, когда он дойдет до нее, шагнула с ним в ногу в направлении его ходьбы. Было приятно находиться с ним рядом, хотя, все равно чувство уже не то. Как-никак, а ее он не видит, и знает только одну Эдди, ту, что сейчас идет за ним, осматривая улицу.
– Так пусто, – тихо проговорила она, повернувшись вокруг своей оси, что заставило Гаару остановиться и повернуться к ней. Но он не смотрел на нее.
Эдди Наблюдающая (пусть будет так) тоже остановилась и развернулась, посмотрев на казекаге. К огромному ее удивлению, он смотрел на нее, а точнее, как понимала Акимо, сквозь. Конечно, не могло быть того, чтобы он смотрел на нее, понимая, что сейчас она перед ним, но это было так реально. Эдди сделала к каге приставной шаг, чуть повернувшись, и подняла руку к его лицу, но она до запястья ушла в его щеку, как под воду. Внезапно у девушки заболела голова, и она, поморщившись, оттянула руку на себя. "Лучше не буду с ними соприкасаться" – решила для себя Акимо, и перевела взгляд на себя Настоящую.
– Что-то не так? – спросила Настоящая, сделав неуверенный шаг к парню. Не прошло и минуты, как она начала идти к нему быстрее, задумавшись. "О чем я там думала? О том, почему он несчастен? О том, как я его воспринимаю? Так. Все быстрее. Интересно, даже со мной здесь, налетит или нет?" – думала Эдди о себе Настоящей в третьем лице. Но все ее опасения тут же рассеялись, когда Гаара взял Настоящую за запястья.
– Расскажи мне о турнире, – сказала девушка, смотря на казекаге и не обращая внимания на редкую близость. "Господи, убила бы себя, – думала Наблюдающая, инстинктивно сжав руки в кулаки, но, тем не менее, она надеялась, что все же ее присутствие на этот раз заставит линию чуть искривиться под раскрытием Гаарой этой "страшной тайны". Но, ее ожидания не оправдались. Парень взял девушку за запястья выше и стал медленно приближаться к ее лицу. Не прошло и минуты, как Настоящая кинулась к губам казекаге, и, от ожидания приятных ощущений, кадык Гаары чуть задрожал. Вскоре парень чуть подался вперед, приобняв девушку, и было видно, как он взял инициативу о поцелуе на себя. Акимо
Наблюдающая чуть задрожала и обхватила локти руками. – Кошмар, я ревную. Я ревную его к себе. Это ужасно".

Вскоре Наблюдающая от скуки стала наматывать круги вокруг целующихся. "Когда они уже закончат, а? – нервно спрашивала у себя Эдди, по-новой огибая парочку. Тут Настоящая резко открыла глаза, и чуть приоткрыла рот, чтобы взять немного воздуха. Наблюдающая вспомнила, что в этот момент она видела, как она же смотрит за всем этим. – Замкнутый круг..." – подумала про себя Эдди и остановилась. Не прошло и минуты, как Гаара и Настоящая закончили поцелуй. На губе казекаге появилась кровоточащая ранка от укуса Акимо, отчего Наблюдающая покраснела и потупила взгляд, будто на нее кто-то осуждающе смотрел.
– Я... я, я... Прости, я не знаю, как это произошло, – стала извиняться Настоящая, так же потупив взгляд. На это казекаге не ответил, но сделал шаг в сторону центра деревни, от которого они порядком уже отдалились.
– Пойдем, – лишь тихо проговорил он, и, не дождавшись, пока девушка начнет движение, направился в сторону площади. Настоящая, не долго думая, направилась за ним.
"Что я вообще здесь делаю? – задала себе вопрос Наблюдающая, когда казекаге и Эдди отдалились. – Ничего не добилась. Да. Еще и не понятно, почему появилась как призрак, а не в главной роли. Замечательно! – с сарказмом сказала Эдди, устремив свой взгляд в спину Гааре. – Ели бы я только помнила что-нибудь из своего прошлого... Я бы смогла переместиться в то место, и прожить до момента того случая, когда я потеряла память... – размышляла девушка, не отрывая взгляда от медленно темнеющего светлого силуэта казекаге. Вдруг все вокруг, как изображение, растягиваясь, стало закручивать в воронку, а фон по бокам от Акимо, выступая палитрой из темно-синих, серых и других холодных темных оттенков, стал тянуться вперед, как картинка на резиновом шарике. – Ну, вот, сейчас снова то пространство..." – пыталась предугадать местоположение Акимо, но она, как бы ни старалась этого сделать, не угадала.

"Лес? – спросила у себя девушка, осмотревшись по сторонам. – Зелень... Похоже на Коноху. Но я не вижу улиц, домов" – остановившись на этой мысли, Эдди взобралась на верхушку дерева, рядом с которым оказалась. Перед ней сразу предстала заросшая растениями равнина, состоящая из верхушек деревьев, за которой, как и предполагалось, была Конохагакурэ. – Такого я не помню, – думала Эдди, смотря на деревню Листа с верхушки дерева. – Сомневаюсь, что я была в этом лесу". Тут снизу раздались голоса.

Гаара стоял у окна в своем кабинете и смотрел на солнце. Снова закат, песок сверкает под его лучами, кажется золотом. Гаара смотрел на это, но думал абсолютно о другом. До сих пор его беспокоили слова Темари. " "Ты сам своим поведением все выдаешь" – неужели это так заметно? Я считал, что на самом деле, любовь – это не то, что чувствую я. Мне никто не объяснил, что называют люди, живущие в нормальном обществе, любовью. Мне сложно определиться. – Гаара закрыл глаза, опустив голову. – Я с нетерпением жду, когда она очнется. Несмотря на то, что я уверен в ней, в ее силах, мне тяжело смириться с ее состоянием. А если все пойдет не так, как я этого хочу? Я мало чего в жизни не добивался. А если Эдди не справится? Дои сказал, что ей никто не поможет. Его точку зрения сложно опровергнуть".
– Она не может умереть, – сказал казекаге вслух, и его руки, лежащие на подоконнике, сжались в кулаки.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:56:08)

0

30

Глава 27.

Месяц осветил собою пустыню, заставив барханы и суновские дома отбросить темные тени. Ни один фонарь не мог осветить часть улицы, которую окинула ночь. Тучи над деревней гудели, разливаясь дождем, и не оставляя песок сухим и сыпучим.
Гаара стоял у окна в своем кабинете и смотрел на воду, стекающую с карнизов домов по трубам. Сырая, холодная. Она размывала песок под зданиями, создавая гущу, меняющую свою форму с каждой новой каплей.
Казекаге полной грудью вдохнул достаточно неприятный запах сырого песка с улицы и почувствовал некую слабость. Он не любил воду, всегда сторонился водопадов, фонтанов, не выходил на улицу в дождь. Как источник песка, Гаара боялся намокнуть. Вода делала его слабее, но, несмотря на то, что теперь казекаге подобное не угрожало, он продолжал ненавидеть. Но сейчас в его голове роились другие мысли.
До сих пор он укорял себя о сделанной в прошлом ошибке. "Я был слишком глуп. Я хотел защитить ее, но не смог вовремя найти другого способа" – думал он, время от времени вздрагивая, и, то и дело, сжимая руки в кулаки на подоконнике.
Как кажется, так мало всего было, о чем он думал. Но Гаара повторял про себя это множество раз, пытаясь заставить себя придумать, что можно сделать. Но, как можно заставить себя, если абсолютно нет идей? Гаара вспомнил, какое удовольствие ему доставляли убийства, когда на месте преступления не присутствовала Эдди. Гаара убивал, успокаивался и нарадоваться не мог новым трупам, но, когда появлялась она, убивать не хотелось. Не потому что она видела это. Желание сразу пропадало. Хотелось стать нормальным в ее глазах, в глазах всех, кто знал его. Но только она закрывала глаза на новые проступки Гаары, мирилась с мыслью, что его еще возможно изменить. Темари и Канкуро тоже так думали, конечно, но только Акимо говорила такие полюбившиеся Гааре слова. "Это больно, но ты такой". Такие близкие, теплые слова на все времена.
– В моей жизни было превеликое множество острых предметов, – себе, но вслух говорил Гаара. – Эти взгляды. Испуганные, ненавидящие глаза. Летящие в спину кунаи, слова, обвинения. Но мягче слов Эдди я ничего не слышал. – Казекаге опустил глаза, в очередной раз разжав руки из кулаков, и коснувшись уже похолодевшей поверхности подоконника. В лицо внезапно дунул сырой прохладный ветерок, заставив челку уйти со лба парня, обнажая деревне кардиналов знак. "Мама оставила на мне свою печать. Любовь... желала ли она мне этого, когда умирала? Она проклинала деревню, зная, что я останусь в ней. Она нашла свое счастье здесь, в Суне. Мне суждено то же? Я хочу быть счастлив, но, без главного компонента не получается. Я не могу быть обречен. Это выше разумного, но возможно, – думал он, смотря на ладони. – Я слаб. Потеряв силу, я полностью отдался чувствам. Даже на работу не хватает ни времени, ни терпения, – с этими мыслями он окинул свой стол взглядом. – Чувства... – каге снова повернулся вперед, опустив глаза на подоконник. – Я чувствую тягу к ней. Мне не хватает одних лишь мыслей об Эдди. Она мне нужна, да" – парень закрыл глаза, страдальчески, чуть дрожа, повторяя свои слова про себя.
Внезапно в дверь раздался громкий стук, и в кабинет влетел весь вымокший шиноби в капюшоне, и, чуть не упав, пошатнулся, но успел выпрямиться до того, как Гаара повернулся к нему.
– Казекаге-сама, – громко начал он, – по вашему приказу мы доносим вам новости из больницы. Цитирую слова главврача: состояние пациентки Акимо резко ухудшилось, что может быть связано с ее психическим расстройством, по словам доктора Дои. Температура "скачет", дыхание становится неровным, пульс учащается, некоторые факторы ухудшения показывают на возможность скорого улучшения, но это лишь предположения. – Под гневным взглядом каге шиноби чуть задрожал и сглотнул. – Главврач запрашивает разрешение на профилактические работы с помощью лечебного оборудования, в том числе искусственного дыхания, капельниц и прочих нужных приборов для полной стабилизации состояния пациентки.
– Они не должны об этом спрашивать, – повысив тон, ответил Гаара. – Отправляйся в больницу и сообщи, что я дал полное разрешение на все работы по устранению неважных факторов.
– Есть. – Шиноби выскочил из кабинета и шумно закрыл дверь. Казекаге, в свою очередь, еще несколько минут слепо смотрел на дверь, потом повернулся к окну, и осмотрел доступные взгляду крыши домов.
– Все не может так закончиться, – шепча, сказал он себе.

Эдди быстро спустилась по дереву на землю, и тут прямо сквозь нее прыгнул Канкуро. Выглядел он младше, фиолетовые полосы на лице создавали другой орнамент. Был так же значительно ниже, но в росте Акимо не уступал.
Эдди, ничего не поняв, быстро повернулась, чтобы посмотреть, куда это так кукольник сиганул. Устремив взгляд вдаль, Эдди, в принципе, ничего интересного не увидела, но все же решила направиться за Канкуро. Около пяти минут Акимо скакала по веткам за раскрашенным, пока не перегнала его, и чуть замедлила "шаг", стараясь далеко вперед не забегать. Тут же Эдди впереди увидела Темари. Она так же была узнаваема, но выглядела моложе. Зачастую удивляешься подобным феноменам, хотя, не с каждым человеком случаются путешествия в прошлое, но, возьмем, хотя бы, фотографии. Они содержат в себе яркие для людей моменты их жизни, как правило.
Сейчас Эдди слабо соображала, что происходило впереди. Темари, у нее за спиной огромный веер, а рядом Гаара. Глаза девушки расширились. Сама не заметив того, она на первый раз спокойно оценила ситуацию. Гаара. Его рука перекинута через плечо сестры. "Ранен?" – подумала Акимо, и в сердце что-то слабо кольнуло.
– Темари, направляйся дальше. Я задержу преследователей, – крикнул Канкуро и остановился. Блондинка, прыгнув на ветку соседнего дерева, чуть повернулась. Гаара приоткрыл глаза и вздохнул.
– Канкуро, – продолжила девушка, – не занимайся глупостями. Бежим.
– Они нас догонят. Их много и они опытные шиноби. Мы медленны для них. Уходи, – продолжил раскрашенный, побежав в обратную сторону. Темари кивнула и, приподняв руку Гаары, снова положила ее себе на плечо, взяв удобнее, и направилась вперед. Эдди не решила оставлять их. "Гаара знает, почему я потеряла память. Нужно быть ближе к нему" – решила Акимо для себя, не останавливаясь.

– Эдди... где она? – подавленно спросил Гаара, не открывая глаз.
– Впереди, – ответила брату Темари.
"Эдди? Впереди? И здесь я фантом. – Акимо нахмурилась, чуть прищурившись. Ранее, прыгая рядом с Канкуро, она не задумывалась о том, какая она. – Это входит в привычку. Надеюсь, я не замкнусь с этим в себе".
– Опасно.., – проговорил парень, подняв глаза и посмотрев вдаль.
– Справится, – продолжила блондинка. – Она нас подождет.
"А то, – подумала Акимо и отвела взгляд в сторону. Было на удивление неприятно находится здесь, когда тебя не видят. – Успокойся" – сказала она себе. – Узнаешь, в чем дело, и спокойно вернешься обратно" – не задумываясь о том, что будет делать, вернувшись, предположила девушка.
Минут пятнадцать Наблюдающая и Темари с Гаарой быстро передвигались по пересеченной местности, все дальше удаляясь от Конохи. Вроде бы ничего, но тут из-за дерева показалась Эдди Настоящая.
– Три километра, и коноховский лес заканчивается, гранича с основным парком страны Молнии, – сказала она, медленно выравнивая дыхание.
– Отпусти, – обратился Гаара к Темари, подняв на нее глаза. – Нас догнали.
– Ты еще слишком слаб. Ты потерял слишком много крови.
Акимо Наблюдающая обошла всю троицу, встав перед Гаарой. В плечевой области чуть выше местоположения сердца она увидела кровоточивую рану.
– Я повторять не буду, – грубее сказал Гаара, не спуская с сестры глаз.
– Хоть раз меня послушай, – с дрожью в голосе проговорила блондинка язвительно, что заставило Гаару отступить от его мысли. – Эдди, – обратилась девушка к Акимо, – уходите отсюда, а я попробую задержать звуковиков.
Без лишних слов Эдди подошла к парню и, перекинув его руку себе через плечо, кивнула Темари и прыгнула вперед на ветку соседнего дерева. Наблюдающая, секунду посмотрев на подругу, направилась следом. Блондинка в свою очередь повернулась в обратную сторону и прищурилась, чуть приподняв из-за спины веер.

Отредактировано Nika Sand (Воскресенье, 12 декабря, 2010г. 08:57:17)

0


Вы здесь » `ID.fanfiction » Аниме сюжеты » Бумажная нить


Создать форум © iboard.ws